Фэнтези Прода Выпуск 119-2007

Автор: | 10.11.2017

Даже на войне (с микробами) должно найтись время для легкого перекуса.

И Мальгину показалось, что кто-то огромный и сильный, но добрый и мягкий осторожно вынул его мозг из черепа и поместил под струю текущей воды — Головачев собственной персоной, прошу любить и жаловать 🙂 Нежно и мягко вынимает мозг, затем промывает.

А с ними еще и пара ребят в серных костюмчиках с красной полосой через плечё — а за ними русские в свинцовых тулупах…

Мордвы монстров закрывали железные маски-шлемы — что же закрывали чуваши монстров, подумать страшно… — на груди было некое подобие кирасы, а на передних и задних лапах-руках-ногах красовались металлические наручи, переходящие в когти. — передние рукощупальца и лапоножки…

И вот я, практически самый высокооплачиваемый телохранитель (есть у меня пара конкурентов…) на деревне, пардон в Москве (хотя один чёрт), собираюсь на этот светский раут, как школьница на первое свидание. Зато выгляжу я весьма и весьма недурственно. И платье, что надо — чёрное с серебряной вышивкой по подолу на японские мотивы… Конечно, оно больше открывает, чем скрывает: спина открыта, оч. глубокое декольте и много замысловатых верёвочек, держащих сие произведение дизайнерского искусства на мне любимой. Но стыдно не тому, у кого видно, а тому, кому нечего показать! Естественно меня шеф предупредил, что бы я надела платье поскромнее, дабы уберечь мужскую половину от инфаркта, а женскую от одиночества… Но это выше моих сил! Ну, люблю я открытые платья, тем более, то, что на мне красовалось в данный момент, было весьма демократичным. И вообще пусть скажет спасибо, что юбка длинная… с умопомрачительным разрезом. Хи-хи-хи. Клиент увидит — обалдеет! — классика. Читатель уже обалдевает.

Но вернёмся к нашим баранам. Точнее к моей причёске… Думаю, я волосы распущенными оставлю — он у меня длинные, волнистые, цвета вороного крыла (натуральный между прочим!!). Подкрасив свои зелёные глаза, надев туфли на высоченных каблуках и взяв сумочку со всем необходимым и с пистолетом в том числе, я была готова к выходу в свет — и пусть захлебнутся кровью те, кто усомнится в нашем миролюбии!!!

Воин потрогал пульс, будто не веря своим глазам — пульс кокетливо захихикал.

Братья полюбили одну женщину и Кайлин убил своего брата-соперника в страшной битве. Но Айвалин, согласно воле демиурга, воскрес и простил брата — так и мерещится: воскрес только для того, чтобы страшно и жестоко его простить…

Раскопки подтверждают, что там находился один из языческих славянских храмов — языческий славянский храм…

«Темный Владыка вставал у зеркала в полный рост и его обличье менялось Его волосы становились огненными, а глаза были глазами дьявола. Зеркало же отвечало своему создателю, он становилось жидким, словно расплавленное серебро и Властелин говорил с ним, и оно отвечало ему» — все про те же славянские языческие храмы. Валерьянки мне! Жидомасоны запускают в батюшку фиолетовые лучи ненависти (с)

Надела на руки оружие падших эльфов, называемое Прыжок Когтя. Нечто похожее на перчатку с короткими двойными кинжалами — и все? А сколько пафоса…

Не мешкая, я приложил туже ладонь к замочной скважине, и дверь отпрянула от косяка — и убежала с криком.

-Действительно, почему? Может в глухой, богом забытой деревеньке не видели Перворожденных благородных, высочайших и так далее, и тому подобное.—естественно, это была наша язва, выпалившая фразочку, продолжая ослепительно улыбаться — видимо, пожизненная лицевая судорога.

Едва сумел стянуть перчатки, как злой ветер вцепился в кожу раскалёнными клещами, только тепла не приносил — где-то тут я наблюдаю противоречие…

Утро началось с шока. Нет, не так. Утро началось с ШОКА!!! Но опишу все по подробней. — аффтар ерзает на стуле и разминает пальцы.
Как только я проснулась, то поняла, что меня невежливо отпихнули к самому краю кровати, к тому же нагло забрали одеяло. Было ужасно лень поворачиваться лицом к этому пушистому нахалу, но делать было нечего.
— Рысь, ну держись у ме… а… а… мама! мама? А-А-А-А!!!
Вместо того, чтобы узреть зеленые нахальные глазища зверя, я столкнулась с зелеными глазами человека — Ааа! Аааа! Блин, как хочется намекнуть читателям на секс! (но столкновение с глазами оказалось фатальным)

Слетев с кровати на подобие магического вихря и оглашая комнату ультразвуком, я кое-как обернулась занавеской (не поймите неправильно, я такая скромная только тогда, когда на мне очень прозрачная ночная рубашка) и, сотворив небольшую шаровую молнию, грозно рыкнула:
— Кто ты… в… и… за… такой?! — ужасно хочется, просто сил нет… прозрачная рубашка, вах. Занавеска с окна, ультразвук повсюду, и молнии кругом летают.

— Всем начинающим демонам, дается на первое время помощник, проводник, или… слуга — он скривился, — называй, как хочешь. Причем нас не назначают, а наши сущности сами притягиваются к «хозяину». — Интересно, как можно брезгливо кривляться и злобно зыркать одновременно? Очевидно, вполне можно.
— Поправь меня, если я неправильно поняла — ты мой помощник?
— Да — это уже не просто штамп, это ШТАМПИЩЕ. Почему бы не дать ей в помощники уродливого евнуха весом под двести кг? Не-ет, сексуальный оборотень — и точка.

— Ладно, — решила я, — давай, одевайся и спускайся вниз в столовую. — Я бросила ему кое-что из моей запасной одежды, благо, комплекции мы были почти одинаковой — …да еще и хилый какой-то. Бисенен эдакий.

Рысь радостно помахал мне лапкой… рукой, то есть. — лапка *умиляется, промокает глазки платочком*

плотно закрыл за собой дверь и принялся раздеваться. Ой, а я как-то не учла этого факта. И потому застыла столбом.
— Дэ-эвушка, вам уже не терпится погреться со мной холодной ночью? — Хмыкнул рысь, на секунду оторвавшись от шнуровки штанов.
Я уничтожающе просверлила его взглядом и отвернулась. Да, как мне ни хотелось посмотреть на перевоплощение истинного оборотня, больше мне симпатизировала мысль все же не видеть его голым.
«Хотя именно в таком виде ты с ним и спала.» — Хихикнуло подсознание.
Во блин, проснулась, зараза.
«А то. Я тебя одну не брошу в столь, гхм, пикантной ситуации.»
Ой, помолчи, а?
«Да ради всего святого! Тем более, что наш дружок уже оброс шерсткой.»
Я не выдержала и повернулась. И в правду. Огромный рыжий зверь, хитро на меня глядя, принялся плавно подкрадываться, обращая мое внимание на бугром перекатывающиеся мышцы. Однако. – зоофилия налицо.
— Мда… — задумчиво изрекла я, ничуть не пугаясь, — шерсть у тебя коротковата, так что погреться особо не получится, но зато охота будет на тебе! — Весело закончила я — йумор, йумор так и брызжет.

подземные пауки, размером со взрослую лошадью — попадья, лошадья…

[обращается к мечу] -Ну что, Солнце, знакомиться будем? — я осторожно провела лезвием по запястью. Кровь залила клинок, постепенно куда-то исчезая. Странно… — ага, я вот тоже первым делом, когда пистолет прикупил — сразу себе в пузо пальнул. Так сказать, за знакомство.

«Ну, пусть Солнце. Мне нравится. Хотя вообще-то меня зовут Изменяющий Постижения. Необычный ты Хранитель. Никто до сих пор не догадался сам познакомиться… Только ты. А всем остальным приходилось указывать».
Только сейчас до меня начало доходить, что этот голос не бред моего больного сознания. Со мной кто-то разговаривает…. — и запястье мы просто так мечом пилили.
-Кто ты?! — панически вскрикиваю я, судорожно оглядываясь. Никого. Тишина стоит мертвая. Только будильник, стоявший на сабвуфере, методично отсчитывает секунды, ни на что не обращая внимания.
«Ну вот… Все то же самое…» — тяжелый вздох.
-Кто ты такой? И где ты?
«В твоей руке, вообще-то. Меч я. Названный почему-то Солнцем».
-Меч?! — непонятно, в честь кого же тогда пилили запястье?
«Меч, — подтвердил голос. — А ты — мой Хранитель. Я жду тебя на этой планете уже две тысячи лет. С гаком. Думаю, ты и сама догадываешься, что вскоре нам предстоит покинуть этот мир. Тебя ждет Дракон. И твой мир. Мир, который принадлежит тебе одной. Мир, за который ты несешь ответственность» — а чего мелочиться-то?

Меч разворачивается ко мне острием, которое касается уже порезанного запястья. — то ли парил в воздухе, то ли согнулся… — И на мгновение замирает.
«Мои ножны — рука Хранителя. Прими как данность, пожалуйста, — он словно вздохнул. — Не сопротивляйся».
«Отдай мне контроль. Я сама».
Я выпрямляю руку и с силой вонзаю в нее Меч. Из глаз вылетают искры от боли — Завулон отдыхает. Используем-ка мы руку как ножны.

Последнее, что я увидела в этом мире, прежде чем меня окутала тьма — это была мама, спешащая ко мне. Прости меня, мама. Но я предупреждала… Я говорила тебе, что однажды мне придется уйти. Уйди далеко и надолго. Может, даже на всю жизнь. Не могу поверить, что дала втравить себя в эту авантюру. Но Меч, как ни странно, прав. В этом мире мне нет места. Я — Хранитель! — и поэтому гадили мы на вас, мамо, с верхней ветки!

— Чем могу помочь?
— Мой телохранитель ранен. Стрела, летевшая в Вас, отскочила и попала в него — отскочила от чугунного лба главгероя.

Наступила минута замешательства, которая заполонял скрежет эльфийской и вампирьей стали — жду не дождусь, когда мы услышим про эльфийский никель, вампирий алюминий и гномий шлакоблок. Которая заполонял.

накладывает на него малый ракетный шквал Исаака — геймеры… Благослови, господи, ракетный комплекс «САТАНА» (с)

Она протянула мне ограненный алмаз, на котором были вырезаны всего два слова: ‘Ты следующая’ — портрет президента, вырезанный на рисовом зернышке. Или алмаз таких феерических размеров?

Много бесполезных и раздражающих вещей придумал человек, но лестница с прозрачными ступенями — самое бестолковое сооружение из всех виденных мною, за двадцать восемь лет жизни. Обычно я об этом задумываюсь, когда по своей природной рассеянности одеваю юбку вместо брюк для игры… — конечно-конечно…
Не думайте, что я такая закомплексованная скромница, нет, просто мне искренне жалко мужчин сворачивающих шеи по ходу траектории моего движения, ибо, как я сама считаю, на мою внешность природа не поскупилась, и одарила по полной программе. Но не буду отвлекаться на самолюбование, хотя данное действо весьма полезно для увеличения самооценки — ну что вы,что вы, продолжайте, нам так интересно!

Дождь плавно стекал по обеим сторонам плаща, так и норовил забраться внутрь, но пока в этом никак не мог преуспеть — как страшно жить…

немного поглазев на моментально отдалявшегося толстяка — идеальный сферический толстяк отдаляется моментально. Трением пренебречь.

-Как тебя-я-а з-с-совут, ос-с-строух-хий?
Он мгновение безмолвствовал, как бы раздумывая, ответить или нет на вопрос после такого эпитета, но потом всё же тихо ответил:
-Emancipael Cob-alskia Opsgalen Phyllea-Ter.
Вот как. Полное имя. Положение обязывает меня тоже назвать своё полное имя.
-Incen Calrelectr-Althaina Al Oyrandesmonis, — представилась я — кто уснул лицом на клавиатуре?

Я подошла к кровати и опустилась на колени, на ней лежала совсем маленькая девчушка. Она вся пылала, глаза были плотно сжаты, лоб нахмурен, а из-за рта доносилось невнятное бормотание — из-за рта вещали приглушенным голосом «Доброе утро! С вами говорит радио «Маяк!»

— Сейчас начнется, — закричала я, чуть не сорвав голос — от ужаса восклицательные знаки сбежали из текста.

Пока я размышляла, целительница досчитала до 2. Как бы не забыть, что делать, а то склероз штука вредная. В гости приходит не вовремя… — какой уж тут склероз, тут уже полный распад личности.

конкретненько так, прорубая нам путь одним локтем, а другим таща меня — атомный локтеруб «Ленин».

Ее распущенные волосы тихо вздрагивали и рассыпались густой волной по босым ногам — …а теперь они мокрые и шевелятся (с)

Негодник поправил посеребренную у виска прядь, закинул за уши густую шевелюру — все три волосинки, угу.

Осенний лес за окнами поет свою последнию песню… но двое не слышат ничего кроме своего дыхания, своей страсти.. Два тела сплетаются в одно целое, и секунды, когда они на меллиметры удаляются друг от друга, словно доставлют невынасимую боль. Две половинки, одного целого, нашли друг друга.. — а уж какая невынасимая боль тирзает руский езыг…

Губы скользят по руке.. Они слишком хорошо знают приделы дозволенного и поэтому осторожны.. Облюбовав запястье, они остановились, и на помощь, пришел кончик языка. Рука, недовольно шевельнулась, и нежным лепесткам, пришлось уйти… уйти, чтобы вновь вернутся, в попытке получить ответ.. — выносите тело! Эротика — жуткая вещь.

Жар камина, ничто по сравнению с огнем двух тел, подхваченных страстью, и вознесенных на вершины балженства. Медвежьи шкуры, некогда лежавшие в полно порядке, разбросаны по комнате, мебель частично повалена, а в незапертую дверь, влетают порывы злого ветра. А двое, словно не замечая ничего вокруг, сплелись в единое… и любят…любят друг друга.. — в порыве страсти она сбивает шкаф! Он отшвыривает комод! Шкуры летят к потолку! Балженство!

Иссиня-черная кожа поблескивала в лучах не существующего солнца — гребаная радиация?

Черный лик луны сияет в вышине
На ней начертан знак бога — Сатаны — и дьявол осеняет крестом жертвенную чашу со святой водой…

Императрица хотела вновь сосредоточенно подумать — но ей не понравилось. И она не стала думать еще раз.

Это первые несколько глав моего романа. За опечатки, речевые ошибки и прочие недоработки ногами не бить, так как не редактировался еще текст — это раз, и два — ма моя не всегда хорошо разбирает мой кривой почерк — чистейшей прелести чистейший образец. Это мама пичатает с ошыбгами. Это она виновата!

Эркен окинул меня хмурым взором. Довольно высокая стройная девушка с когда-то аккуратно уложенными, а теперь спутанными и торчащими во все стороны белыми волосами до колен, одетая в бывшее белое платье, украшенное знаками Ллотх, Саламандры и Фирхенталь, босая, причём на ноги даже смотреть страшно, до того они сбиты и обожжены, прижимающая к груди увесистую сумку из грубой ткани. Наверное, канатоходцу не понравился мой взгляд — смесь недоверия со страхом и усталости с безнадёгой, ртутно сверкающая при свете заходящей луны — аффтар дерзко проник в моск Эркена и красиво описал все, что Эркен видит. А свой взгляд ГГ долго репетировала, тщательно подбирая освещение.

— Ты забываешь! — Не своим, а каким-то неимоверным, немилосердным голосом заговорил маг — Мир должен ожить! — Во имя Добра и Света, СДОХНИ!!! *немилосердным голосом*

Впереди стоял грязный Лари, падение с дерева не прошло для него бесследно. Я сзади, слегка наклонившись и просунув ему под мышку голову, без штанов обминал его за талию — обминаю без штанов, дорого.

О том, что в городе перебои с бензинами знал весь класс — с бензинами, нефтями и дровяными месторождениями.

Учения у Мастера-Наставника. Распухшая кожа, вместо тела сплошной синяк, но повторяющиеся с завидной скоростью удары по изувеченному телу — и его кожа опухла… Мастер-Наставник — это кодовая кличка главного палача государства?

я материализовала «плеть хаоса» — тоже самое, что и пульсар, только привязанное к руке вызывавшего ее мага и имеющее некую продолговатую форму, а не небольшую неясную вспышку — а по-моему это заклинание огненного фаллоса О_о

Поднявшись на ноги, я зло обернулась, не обращая внимания на боль в руке. Осталось одно желание — отомстить. За мою боль должны заплатить. Интересно, откуда такие эгоистические мысли? Но все потом. Сейчас — сделать больно.
Зрачок снова стал узким и вертикальным, а радужка засветилась. Клыки и когти удлинились и что-то уже знакомое, темное, но такое идеально-правильное и родное заполнило меня. Интересно, почему серебро не помогло? Его же на мне до фига и больше. Хотя… все же помогло. Теперь я могла сама выбирать, что делать. Моя темная сторона лишь могла предлагать. А я могла бороться, хотя искушение последовать ее советам было велико. Сзади меня припадая на передние лапы, как будто перед прыжком и скаля окровавленные клыки находился белый тигр… то-есть тигрица. Мне хватило одной секунды смекнуть, что это Страж Эйна. Ну чтож…
— Поиграем, киска? — Хриплым голосом спросила я, растягивая губы в страшноватой улыбке и показывая клыки — *достает большую круглую печать* товарищ Вунюков Лавр Федотович вынес решение — Мэри-Сью! Утилизировать.

Добавить комментарий