Миниатюра

Миниатюра (от minium — красные краски, применявшиеся в оформлении рукописных книг) – художественное произведение малых размеров, отличающееся богатством и декоративностью форм, фактуры, орнаментальностью, тонкостью технических приемов.

Классификация миниатюры в литературе весьма затруднена. Кто-то считает его стихотворением в прозе, кто-то маленьким рассказом, кто-то пишет, что это просто сверхмалая жанровая форма.

Миниатюры И.Анненского, В.Гаршина, М.Горького, С.Скитальца, В.Короленко, И.Бунина, А.Куприна — это отражение процессов, происходящих в литературе рубежа веков: разрушение рамок традиционных жанров, интеграция и дифференциация жанровых структур, создание новых в известном смысле жанровых форм, к числу которых относится и миниатюра. Обращение к ней впрямую связано с незавершенностью, фрагментарностью, мозаичностью жизни рубежа веков.

В настоящее время жанр миниатюры возрождается. Ускоряющийся темп жизни, отсутствие времени на чтение книг, блоки рекламы создающие краткие сюжеты — всё это и многое другое диктует краткость форм произведения. Быстро сменяющиеся картинки — вот суть современной жизни.

Ряд исследователей называет первооткрывателем жанра лирико-философских миниатюр И.С.Тургенева с его «Стихотворениями в прозе». Против этого справедливо возражает К.С.Сахаров, который считает, что «краткость тургеневских миниатюр находится в прямой зависимости от избранной им формы», т.е. притчи, аллегории, лирической элегии и т.д. Образцом жанра лирико-философской миниатюры К.С.Сахаров считает «короткий рассказ» Бунина, но это не механически сокращенный «большой» рассказ. Характеристическими признаками «краткого» рассказа нужно считать совершенно неразвитый сюжет, отсутствие традиционных завязок, развязок и т.п.». Данное утверждение представляется нам весьма убедительным: следует разграничивать жанр «стихотворение в прозе» как жанр лирический и жанр рассказов-миниатюр как жанр эпический. И если для лирической миниатюры жанрообразующим фактором является чувство, мысль, переживание автора, т.е. лирическое начало, то для миниатюры эпической — фабульный сюжет, событие, имеющее пространственно-временную протяженность. При этом, как отмечает И.А.Смирин: «хронотоп миниатюры проявляет тенденцию к сужению, к сжатию до одномоментности, до масштабов точки, то есть, время и пространство внутреннего мира миниатюры становятся в идеале неопределенными, нефиксированными, универсальными».

Другими жанрообразующими признаками миниатюры являются сверхмалый объем, детализация: «в прозе начала ХХ символика сцен и деталей неизмеримо возросла, стала проникать в малые жанры, превращаясь в один из ведущих поэтических приемов». Одним из стимулирующих моментов развития жанра миниатюры было, как отмечал В.А.Келдыш, тяготение к «более обобщенному и концентрированному изображению действительности». Итак, русская миниатюра рубежа веков шла как лирическим, так и эпическим путем. Лирическое направление от «Стихотворений в прозе» продолжили В.Гаршин, И.Анненский (цикл «Autopsia»), В.Короленко; эпическое — И.Бунин, А.Куприн. Последние продолжили его и в эмиграции «Краткими рассказами» (И.А.Бунин) и «Рассказами в каплях» (А.И.Куприн).

К жанру миниатюры А.И.Куприн обращался неоднократно: притча «Искусство», сказочки «О конституции» и «О Думе», «Маленькие рассказы» 1904-го года и «Рассказы в каплях» конца 1920-х годов. Последние образуют циклы, в куприноведении практически не изученные.

Жанр миниатюры — это своеобразный показатель мастерства, ибо в выборе этого жанра проявляется стремление, желание, умение писателя насытить предельно малый объем значительным содержанием, которое, подчиняясь требованиям формы, концентрируется, сгущается, уплотняется. Анализируя художественное пространство миниатюры, Д.С.Лихачев писал: «Средневековый человек стремится как можно полнее, шире охватить мир, сокращая его в своем восприятии, создавая «модель» мира — как бы микромир». Стремясь заключить в тесные рамки миниатюры модель своего мира, писатель сталкивается с неразрешимым противоречием — кризисом содержания и формы. Отдавая дань миниатюризации формы, писатель рискует свести богатство индивидуального, личностного — к общечеловеческому, внеиндивидуальному; мир образов — к системе символов, миниатюру — к притче. Уступая содержанию, писатель должен или расширить миниатюру, тем самым уничтожить её как жанр, или создать цикл миниатюр — парадоксальное и уникальное жанровое образование, позволяющее при сохранении формы (иногда чисто внешнем) выразить целостность миросозерцания.