ВЫПУСК 44-2009

Фэнтези Прода Выпуск 44-2009

Безжалостные выпученные глаза словно подписывали людям приговор - почему-то представились инквизиторы. С безжалостными выпученными глазами.

На ее прекрасном овальном лице он заметил со вкусом, как в журналах мод, наложенную косметику, синие глаза, маленький, слегка курносый нос, и полные чувственные губы, дополняли впечатление - заметил нос - уже хорошо, уже может считаться интеллектуалом.

оглянулся на прыщавого типа в синей балониевой куртке - а в нутрии, в нутрии у нее что было?

Его нога попала в петлю веревки и он упал на бок, головой всего в нескольких дюймах от вытянутой клешни, с которой капала его кровь. Он мог чувствовать зловонное дыхание краба - я больше не буду есть крабовый салат. Чую зловонное дыхание смерти.

Краб заполз на капитана, обхватив его лапами, в то время как клешни искали очередной орган для ампутации - правый поджелудочек *уверенно*

Почти без всяких усилий клешня сомкнулась на плече несчастного и с громким хрустом вырвала всю руку - тьфу-тьфу-тьфу, просто озверевший огородник, побивающий пырей.

Краб медленно двинулся вперед не больше, чем на ярд, волоча свою жертву за собой и оставляя на окровавленной палубе обрубки рук и ног, сухожилия которых по-прежнему лихорадочно сжимались - О_О

никаких признаков команды найдено не было, за исключением оторванной фаланги пальца, оставшегося на курке разбитого ружья - улика, Холмс!

Усы и хорошо ухоженная козлиная бородка дополняли его типичную внешность белого охотника - а твоя борода... она такая... такая... кривая (с)

Но мощный торс не был обязательным атрибутом белых охотников, отнюдь не искусственные сильные плечи и мощные бицепсы выпирали на его темной рубашке - рубашка с натуральным бицепсом!

Она опустила взгляд на его бедра и ноги, скрытые белыми хлопчатобумажными брюками, жадно ища выпуклость в ширинке. Ее не было - все ушло в рубашку *грустно*

я знаком с опасностью, грозящей от акул и морских змей - грожу от акулы, грожу от ежа...

его металлический нож с зазубринами поднялся навстречу ее атаке - воссталЪ.

ложно атакуя и уворачиваясь, она пронеслась мимо него - для устрашения, что ли...

Сотни австралийских рыбаков погибли от укусов морских змей, клыки многих из этих тварей содержат более сильный яд, чем клыки земных змей - а внеземных?

проход привел их в пещеру пятидесяти ярдов в длину и десяти в ширину. Ее крыша была всего в нескольких дюймах над их головами - "о! пещера с крышей", - подумали они.

Несколько змей оливкового цвета лежали неподалеку от людей. Одна из них подняла извивающуюся шею и посмотрела в их направлении - потом подняла извивающиеся плечи.

Однажды они повстречали пятифутовую змею, голова которой была воткнута в песок в поисках пищи - страус-констриктор.

Франк шагнул в сумерки. Когда он упал, раздался дикий крик, его руки и ноги были переломаны - трогательно так написано, непосредственно.

медсестра, рассеянно перебирающая глазами копошащихся детей – п-падчерица, блин.

присутствие внимательных глаз - хозяина забыли *в отчаянии*

Тело, защищенное одной футболкой и летними джинсами, сдавалось, уступая мертвенным вампирским объятиям двадцатиградусного мороза - не ляп, просто занятное наблюдение. Вот что получается, когда писатель живет где-нибудь, где зимой минус десять =)

--------------

Пол Андерсон, книга «Три сердца и три льва». Впервые был опубликован в 1953г. Для того времени - прекрасная книга. Сейчас - маленькая иллюстрация к тому, что вся штампованность берет свое начало не абы где.

Будь у него получше с техникой (очень уж он боялся ненароком ранить чувства местных девушек, я имею в виду), он мог бы стать заправским сердцеедом. Однако эта робость как раз и удерживала его, и он никогда не доводил приключения такого рода до чего-то большего. Словом, Хольгер был милым, в меру заурядным парнем, каких потом стали называть "душа - человек".
Вы уже поняли, к чему клонит автор?

А больше в моей жизни ничего необычного и не было.
Это Главгер о себе

если ученые доказали, что человек может неожиданно проявлять способности, о каких никто до сих пор и не подозревал - быть может, некоторые древние легенды и приемы магии все же являются чем-то большим, нежели простыми сказками? […] А потому все, что мы только можем себе представить, может существовать где-то в безграничной, неизмеримой действительности!
Уже близко…

Кто-то вскрикнул. Хольгер прицелился, снова выстрелил. Потом мир взорвался ослепительным сиянием и тьмой. […]Но чем все кончилось? Он лежал в лесу, сейчас - светлый день. И никого поблизости. Ни следа человека. Скорее его друзьям удалось прорваться, и они унесли его с собой. А потом спрятали тут, в чащобе. Но почему они раздели его донага и оставили одного?!
Та-дааам!

Животное было огромно, не меньше першерона, но изящнее - красавец-скакун, черный, как отшлифованный мрак.
[…]На уздечке архаическими буквами выгравировано - "Папиллон".
древнеславянской клинописью, видимо.

Было на что посмотреть: кольчуга, которая пришлась бы Хольгеру по колено, островерхий шлем с пурпурным плюмажем и прикрывавшей нос стальной стрелкой, кинжал, все необходимые пояса и ремни, кафтан, какой надевали под броню. Часть одежды из грубого, ярко окрашенного полотна, часть - из обшитого мехом шелка.
Геройская спецодежда. Носить не снимая.

Хольгер вытянул меч из ножен: длинный, обоюдоострый, заточен, как бритва, рукоять широкая, крестообразная. Взгляд инженера распознал сталь с низким содержанием углерода.
А еще ГГ пять минут назад за густыми высоченными кронами деревьев разглядел ястреба…

Хольгер посмотрел вниз и увидел плотного мужчину, лицом коричневого, как земля, с ушами, похожими на ручки кувшина, огромным носом, белой бородой, босого, в коричневой куртке и таких же штанах. Ростом эта персона не достигла и трех футов.
Прошу любить и жаловать – любимая зверушка верный оруженосец Главгера

Лебедица замерла, вытянула шею, распростерла крылья, приподнялась на лапах. Ее тело удлинилось, шея укоротилась, крылья становились уже...
- Господи боже! - перекрестился Хольгер.
Там, где только что был лебедь, стояла женщина.
Нет, девушка. Не старше восемнадцати лет: высокая и стройная, загорелая, с каштановыми волосами, ниспадавшими ей на плечи, большими серыми глазами, веснушками на задорно вздернутом носике, изящными очертаниями рта - она была прекрасна. Она робко подошла ближе, трепеща линными черными ресницами. На ней была лишь короткая туника без рукавов, облегавшая тело, сотканная, казалось, из птичьих перьев, босые ножки бесшумно ступали по траве.
На сцене появляется Она - крылатая Возлюбленная Главгера ))

Гуги хрипло затянул песенку, насквозь непристойную. Чтобы не ударить в грязь лицом, Хольгер отплатил ему балладами вроде "Шотландского коробейника" и "Бастард - король Англии", переведя их на местное наречие с изумившей его самого легкостью.
И швец, и жнец и на дуде игрец (с)

поднял оброненный герцогом кинжал. Оружие ничуть не выглядело
необыкновенным, но очень острое, легкое, как пушинка. Однако надпись гласила: "Пламенное Острие". Хольгер засунул его за пояс, надеясь что кинжал когда-нибудь да пригодится, окажется подходящим талисманом.
Конь подписанный, кинжал подписанный…

Он вовсе не был Дон Жуаном и понять не мог, почему женщины этого мира одна за другой бросались ему в объятья. Конечно, Меривен и фея Моргана имели на то веские причины, шли на то в интересах дела, но Хольгер был не настолько туп, чтобы заметить, с каким удовольствием они выполняли обязанности. Алианора же врезалась в него по уши, и точка. С чего бы вдруг? Хольгер отнюдь не считал, что необычайно притягателен для женщин.
Ах, я весь такой простой и неинтересный... и чего на меня гроздьями вешаются?

Если я не ошибаюсь, ты не просто вмешался в борьбу Порядка и Хаоса. Ты - неотъемлемая часть этой борьбы, - маг тяжко вздохнул.
Избранность, как приговор.

Сэр Сарах, некогда король Мавритании, к твоим услугам, - сарацин склонился до самой земли. […]Я христианин, как и ты. Это правда, когда-то я сражался за язычников, но победивший меня рыцарь, честный и благородный, завоевал и мою душу для Истинной Веры.
А вот и Верный Друг пожаловал

А зачем, собственно, Хольгеру возвращаться домой? Что его туда влечет? Ну как же - приятели, воспоминания, знакомые, любимые пейзажи. Но если честно, там не осталось никого и ничего, достойного настоящей тоски. Война, голод, продажность, антигуманность. […]
Черт, и ведь все указывает на то, что тот мир не был ему родным. Его родина здесь, а там он пребывал в изгнании.
Я почему такой обычный был? Потому что у меня волшебного мира не было…

- До сих пор мы одолели неплохой зверинец - сказал он, надеясь ее хоть чуточку расшевелить. - Ведьму, Фарисеев, дракона, великана, волколака. Что для нас какой-то тролль?
Гринпису на вас нет! Это были последние представители своих видов!

- Мое прошлое ты у меня как раз отняла, - вздохнул он, горько. - Превратила меня в младенца и отправила за пределы моей Вселенной, в невообразимую даль. И то, что я вернулся - не твоих рук дело. Я вернулся трудами какой-то другой силы, о которой ничего не знаем ни ты, ни я.
Намек, что Герой – длань Господня?

- Слушай... Ты очень красивая, я тебя очень люблю... но... то есть... А, да пропади оно все пропадом! - Хольгер притянул ее к себе.
Гуги едва не налетел на них с разбегу.
- Дракон! - завопил он. - К нам дракон летит!
А вот и Первый Великий Облом. Под видом дракона.

- Ничего больше не говори...
И Хольгер вновь поцеловал ее.
Крик сарацина заставил их отпрянуть друг от друга. Слова долетели до них, разорванные ветром, лунный свет гасит их:
- Скорей! Скорей отсюда! Дикая Охота!
Герой только-только объяснился с Возлюбленной, и тут снова облом!

Он поднял голову. И услышал далекий шум марширующих армий. Мощный грохот копыт, звуки труб, предвещавший смерть, лязг оружия.
Раздался предвещавший смерть.

- И как же ты вернулся? - спросил я тихо, чтобы не вырвать его резко из задумчивости. Он посмотрел на меня взглядом лунатика:
- Понятие не имею. Я вдруг оказался здесь. Там, в том мире, я выехал на равнину и разогнал орды Хаоса, рассеял его войско.
Уцелевшие враги, в ужасе разбегаясь, вытоптали окрестности на много миль вокруг. Эпическое сражение по масштабу жертв и разрушений было сопоставимо с ядерным взрывом.

Но оставим старые книги в покое и перейдем к кухне нового тысячелетия. От xlad17

Я подставила тело жарким лучам солнца, и закрыла глаза, но свет все равно пробивался сквозь веки. Недовольно поморщившись, я перекатилась на живот, и положила голову на согнутые в локтях руки. Вот, так намного лучше! Будем жариться равномерно, со всех сторон. - особливо живот.

Осенний ветер легко подхватил опавшие листья и письмо с немногочисленными строчками. Поднял его, закружил и заставил выпорхнуть за пределы кладбища, унося с могилы, эпитафия на надгробии которой, гласила: "Я еще вернусь, и вы пожалеете, что я не обрел вечного покоя" - романтично.

Я нехотя открыла глаза, и возмущенно посмотрела на большую, черную собаку, сидящую прямо перед моим носом. Она довольно облизывалась и равномерно виляла толстым, мохнатым хвостом – мастифф кашпировского. Гипнотизирует.

Оторвавшись от мягкой травки, я поплелась к дереву, с трудом переставляя ноги (это о себе давала знать вчерашняя деревенская посиделка, с приятным дополнением в виде бочки пива) - посиделка. Один штук.

Человечина немного подумал, и решил не испытывать судьбу. Слез. Вжался в забор. Сглотнул, и жалостно на меня посмотрел. Небольшие глаза неопределенного болотного цвета, были едва видны. - некие "были" еле торчали.

На меня смотрела высокая девушка, лет двадцати на вид, с длинными черными волосами и зелеными глазами, цвета болотной мяты. Алые пухлые губы, прямой нос и небольшие мешки и опухлость, как следы бурного вечера; да, пожалуй перепила.... Именно из-за такой внешности (спасите боги, я не об опухлостях), за мной волочатся все местные парни, а девушки обзывают "упырихой", не знаю, что именно их не устраивает, но факт остается фактом.
Комм Хлада: Я-не-пошлый, я-не-пошлый...
Schreik: признак красоты - небольшой мешок.


Тут, надо сказать пару слов о моей матери. Нона с того самого часа, когда у нее проявился дар, использует его на добро, а некромант Том (между прочим, наш сосед) использует ее по своему усмотрению.
Комм Хлада: Я-не-пошлый... Аффтар, кто там кого пользует?

- Учиться?! - мои брови поползли вверх, и я перевела удивленный взгляд на отца. - А как же "логово порока", "бордель для малолеток"! Ты сама говорила...
- Похоже, я ошибалась...только дисциплина сотворит из тебя человека...или, на худой конец, мало-мальски приличную ведьму... сделает тебя дисциплинированной и достойной слова "леди". - железной рукой приучит к пороку и разврату.

Напевая нехитрый мотивчик, и хлопая ресницами, я все больше углублялась в старый лес. Основной растительностью здесь были дубы да акации, изредка перемеженные зарослями кустарников и опушками с сочной травой. - вот кто-то тоже думает, что опушка - это такая специальная поляна в лесу.

Разбойников, мне можно было не опасаться, разве только какой идиот польститься. В то, что я красивая, мне верилось с трудом, а другой причины на меня нападать не было - ну мешок на голову ии...

На мою голову набросили какой-то мешок, - угадал! - и стукнули чем-то тяжелым, но попали лишь вскользь. На их великую беду, меня таким способом не проймешь. Лягнувшись со всей силы, я отпрыгнула и сорвала его. - закрой личико, Гюлчатааай!!!

Я поманила одного из них рукой и хорошенько врезала в пах, он трагично взвыл и мешком рухнул на землю. Остальные, наделив всю мою родню запоминающимися характеристиками, решили брать количеством, и наступали все вместе. - картон хрустит, трещит фанера.

На мое лицо что-то упало. Совсем легкое, почти невесомое, оно растеклось по лбу и попало в правый глаз. Аккуратно приоткрыв, левый, я попыталась скосить его и увидеть, что же это. Но мне не понадобились такие жертвы. Птичка весело чирикнула, и посмеявшись улетела. Не знаю, умеют ли пернатые бандиты смеяться, но то, что она сделала, мне совершенно не по душе. - невесомая птичья кака?

Но кладбище на этом не закончилось. Мне предстояло еще минут двадцать тащиться по нему довольно бодрым шагом. - спринтерски ковылять-с.

Натравливают зомби и выпускают на дорогу.... И зомби сыты и люди не расплаживаются больше нужного. - расплажилося вас тута...

- Не грусти, - утешил меня Сема, - авось до завтра не схарчит никто.
- Ну, спасибо, - я пнула, в него ногой, - друг целковый, ну и ободрил. - "в него ногой?" *и покраснел*

- Эй, ведьма! - За моей спиной раздался негромкий, но внушительный окрик. Я отморозилась, и, не оборачиваясь, шла дальше. - Оглохла что ли?! - Человечина не желал отвязываться. Еще и свистнул. – энто! У вас сосулька с заду свисаить.

На мой живот плюхнулась тяжесть, немного попрыгав, она исчезла. - любопытно, что у ГГ никакой реакции. На автора, видимо, даже кошки не прыгали, не то что дети.

Мне досталась высокая яблоня, сплошь в крупных, спелых плодах. Я подавила вздох протеста и сняв обувь полезла по стволу, закусив ручку
ведра. - блин, а мне-то казалось, что ствол помешать должен... ан нет, деревянное ведро в зубы - и алга.

- Чего надо? - я повернулась и обозрела с десяток новых физиономий. - О пополнение! Люблю свеженьких...тепленьких...ням!
- Тише, тише! - С опаской сказал один из них, - Мы пришли договориться. Мы отведем тебя к Виктору, а ты сама скажешь ему, все что думаешь.
- У меня нет времени. Лучше я вас побью, и пойду дальше.
- Но госпожа ведьма! - мужчина упал на колени и обхватил мою ногу, - ну, пожалуйста. - Слезы текли по небритой физиономии. - в это время остальные подкрадывались с кольями, вилами и этими... безжалостными выпученными глазами *мечтает*

- Что значит не надо? Поймал, прижал, обнадежил и в кусты? Как до дела дошло, так все стразу, кончился заряд? Если невмочь, к колдунье сходи. С этим бороться надо. У меня сейчас комплекс неполноценности разовьется. С таким богатством, - я почти перед носом покрутила грудью, - и не
чего. - бар "крутящиеся сиськи" нуждается в живой рекламе.


Змея, плюнув последний раз, прямо в держателя города (но он успел отскочить), прошипев что-то ужасное (видимо проклятие), померла, дрыгнув последний раз хвостом и живописно распластав телеса на дороге - метафоры-то оно хорошо... но все как-то червяки с телесами мерещиться начинают, у примеру.

Тиналина Дарилия Барселат была дочерью алкоголички со стажем.
Комм Хлада: Да, трезвый человек так дочь не назовет...

Вскочив, Лина потянулась и одним прыжком метнулась в крохотный санузел.
Комм Хлада: Интересно, успела?
Schreik: интересно, попала?


Империя начала расширяться с невероятной скоростью, за двести лет было захвачено больше четверти галактики. Не хочу рассказывать какими способами это делалось, слишком жутко и бесчеловечно. - бе-бе-бе!

Слева она заметила двух лавиэнцев высших классов - угольно-черная кожа и белоснежные волосы до пояса говорили сами за себя. Очень красивые и необычные люди! Зато коренные тиумцы с ежиком мягких волос, напоминающих скорее шерсть какого-то животного, и круглыми розовыми глазами заставили девушку нервно поежиться. Неприятно выглядят, непривычно! - вот! С кагбэ эльфообразными дроуподобными мы готовы потра... в смысле, познакомиться, а как всякий пушистый кавай - фу и руки мыть быстрее, вдруг у них блохи.

В тот же я почувствовала чудовищной силы удар в грудь, широко распахнула от удивления глаза уже в полете по воздуху, засекла яркую вспышку белоснежной молнии, догнавшей мою потрясенную тушку испепеляющим жаром, и шлепнулась на землю, голова дернулась, затылок встретился с
вымощенной камнями тропинкой. Потухающее сознание осветилось единственной разумной мыслью: "Вот кретины! Нет бы оставить землю так, как есть, а они - камнями..." - а была ли мысль в этом тушколетательном потоке?

Замусоренный подвал гэобразной формы какого-то допотопного здания - пошла, пошла живая речь.

Мне прекрасно видна одна часть, освещённая несколькими древними электролампами, и очень плохо другая, озарённая лишь отбивающимся светом из первой.
Комм Хлада: Аффтар, что ты со светом пытался сделать, что он отбиваться стал?

Но в конце её хорошо просматривается мощная стена из бетона, тупикующая подвал. - отупичу и баррикадну.

Идёт репетиция. Я должен играть на доске с рёбрами. - ксилофон, Алиса!

Мой друг, огромный гигант, - в отличие от некоторых мелких гигантов - терпеливо объясняет мне, что надо вести трещотку по доске плавно, без резких рывков. Следя за его лапищей, в которой мой музыкальный инструмент смотрится как спички, я вдруг с гордостью подумал: «А ведь я сильней его!» - вот так искусство и прокакивают за самовосхвалением.

Данное произведение - начало грандиозной эпопеи о необычайных и захватывающих приключениях юных волшебников студенческого возраста. Нелинейный и непредсказуемый сюжет, неожиданные повороты событий, совершенно новый взгляд на ставшие уже традиционными сущности и понятия в фэнтезийном мире. Подлинная история человечества, поиски древних артефактов, дружба и предательство, любовь и измены, запутанные интриги, скрытые истины и вполне конкретные враги - всего хватает с лихвой. Какова роль каждого из героев в преддверии давно предсказанного Конца Времен? Удастся ли им сохранить самих себя и победить? И какую цену потребует от них победа? И будет ли сражение вообще, или оно - не более чем коварная уловка высших сил, задумавших разыграть весь мир во вселенской шахматной партии? - Внезапно!интриги!!!1адынадынадын

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 4

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники