ВЫПУСК 8-2008

Фэнтези Прода Выпуск 8-2008

Сначала snarkss поведает нам о вреде излишних метафор.

Здесь так холодно... Меня предупреждали, что будет холодно, но я редко слушаю предупреждения. – (все вы, бунтари, такие!) - Здесь не хватает света. Не хватает тепла. – (здесь так холодно, дорогой читатель, если ты не забыл…)

Вокруг башни совсем не растут деревья, и, когда дует ветер, капельки влаги стекают по стенам, будто камни потеют. Только камни не могут потеть. Они плачут о впустую растраченной юности. – (как страшно жить в мире, где камни оплакивают свою геологическую юность, потраченную на черт знает что)

Тишина сгорает в свечном пламени, инеем ложится на мои волосы. – (ГГ обыкновенус, философикус апокалиптикус, очень несчастникус и одинокус)

По ночам светлячки слетались к моей хижине, рассаживались на крыше, сотни и тысячи светлячков... Будь я птицей, мне, наверно, казалось бы, что от звездного неба откололся кусочек и прилетел, подобно светлячку, на берег теплого моря. – (птицы такое не курят)

- Кутаясь в дырявую туманную накидку, озябший океан угрюмо шагал взад-вперед, от берега к берегу. Он не смотрел вверх. Одна из мириадов песчинок, хрустевших под ногами океана, тоже не смотрела вверх. – (стадный инстинкт))

Много лет назад гарпун, пущенный в кита, задел человеку бок, навсегда перекосив его тело и лишив левую ногу подвижности. –(нехило так задел)

Костыль не любил гостей, и старался побыстрее выпроводить каждого такого беднягу. Глубоко в подвале смотритель хранил золото. – (так вот в чем дело: сидит на золоте, как кондор на яйцах, и делиться не хочет) - Остатки от прежних буйных лет, - (так и вижу эти остатки, отлитые в золоте…)
schreik: и умер он, небось, от голода. Скупой рыцарь, блин.


А еще, иногда, в туманные ночи, к башне приходили люди с оружием. Тогда Костыль надевал старую меховую телогрейку, ушанку, взваливал на спину тяжелый сундук и исчезал до утра вместе с гостями. – (и плевать, что половина перекошенного тела практически не действует, что ходит с костылем, а все туда же – тусоваться…с тяжелым сундуком на спине… учитесь, дети)

главный отозвал меня в сторону и спросил, что я предпочитаю - деньги, как обычно, или редкостную диковину. Это звучало так странно, что я немного испугался. "Диковину", сказал я. – (вот и в "Поле Чудес" все почему-то деньгам призы предпочитают. Хоть и боятся до дрожи в коленках, что там может быть за приз)

Когда все уже скрылись в предрассветном сумраке, главный вдруг обернулся - (так сказать, ненадолго вышел из Сумрака на прежний уровень)

Грифончик вначале царапался и щелкал клювом, - (мне кажется, что слово «царапался» недостаточно точно отражает воздействие львиных лап испуганного зверя на кожу человека…) - но спустя несколько дней привык и лишь вздрагивал, когда Костыль приносил ему пищу. – (если привык, то почему вздрагивал? Или Костыль норовил пнуть без предупреждения и выдрать перо?)

Костыль прочитал, что грифоны рождаются из морской пены в ночь полной луны, и самый сильный детеныш поедает остальных; крылаты только самцы, а самки живут под водой, похожие на бледных золотых рыб; едят грифоны юных девственниц, которых заманивают в свои логова, приняв облик прекрасного принца; перо грифона обладает волшебными свойствами и, если сжечь его в последнюю полночь первого месяца последнего года столетия, пред магом явится демон Иглирмертан, который... – (трава была хороша…) - Дочитав до этого места, Костыль плюнул и положил книгу обратно в сундук. – (правильно сделал)

Грифончик уже не царапался, когда его брали на руки; осмотрев зверька, Костыль убедился, что перед ним самочка - (а как насчет бледной золотой рыбы?)

Грифоночка за это время научилась не только говорить, но и читать. Она заметно подросла и, хотя летать еще не умела, уже обрела ту таинственную красоту, что позволяет мгновенно узнать хищника. – (о да, львиные лапки и клювик – таинственнее красоты просто не бывает)

Птица часто взбиралась на башню и стояла там, на самом краю пропасти глубиной в сотню ярдов, расправив тонкие крылышки по ветру. – (хоть убейте, не могу вообразить подросшего грифона с крылышками аки из папиросной бумаги) - В отличие от кошек, грифоночка очень редко жмурила глаза. – (по замыслу автора, у нее орлиные глаза. Вы видели когда-нибудь зажмурившегося орла?)

Костыль поскользнулся на лестнице и сильно ушиб ногу. – (для развития отношений нужна драма) - Птица помогла старику добраться до постели. К утру нога распухла и потеряла чувствительность; - (а у меня ушибы на ногах в течение часа распухают. Мой организм – паникер) - Костыль не мог подняться на башню, чтобы зажечь огонь. А по королевскому закону, если маяк останется темным хоть одну ночь, смотрителя должны заменить... – (драма становилась все драматичнее)

Он по-прежнему уходил в ночь с таинственными гостями, - (ну ничего не берет старикашку! Ни увечье ноги с развороченным гарпуном боком, ни распухшая и онемевшая вторая нога, ни костыль… ) - но в остальном, грифоночка почти избавила Костыля от утомительных обязанностей смотрителя. – (зажигать маяк каждый вечер – это гораздо утомительнее ночных тусовок с тяжелым сундуком на перекошенной спине…)

Передние лапы грифона в ловкости не уступали человеческим рукам, - (хотелось бы увидеть льва, плетущего фенечку из бисера, ловко орудуя передними лапами аки перстами человеческими) - выносливостью Птица напоминала скорее волка, нежели кошку, - (знаете, сколько кошка может сидеть на тонкой ветке, не шевелясь, пока ее под деревом собаки караулят? Ни один волк не выдержит…) - и постепенно Костыль переложил на ее пернатые плечи всю заботу о маяке. – (львиные лапы росли прямо из пернатых плеч. Росли ли на лапах перья?)

Однажды в нее выстрелил из арбалета проезжий солдат. – (*бубнит* для развития застоявшихся отношений нужна драма… с кровищей) - Слегка задел крыло. Когда Птица рассказала об этом старому смотрителю, тот пришел в ярость и на целый день покинул маяк. Вечером Костыль вернулся, ничего не сказал и лишь смазал крыло Птицы целебным бальзамом.
Солдата нашли спустя сутки. – (автор пощадил нашу детскую невинную психику и не стал описывать, где какие куски валялись)

[Грифон] сама расписалась в получении груза. – (ишь, какие ловкие эти ее львиные лапки)

Было полнолуние, но туман начисто скрывал небосвод и, в лунном свете, казалось, полыхал сам воздух. – (после смерти старика метафоры начали плодиться)

Пар вырывался из его рта, оседая мириадами льдинок на черный металл кольчуги. – (льдинки оседали, не скатываясь? Присасывались?)

Вампир не ответил, лишь яростнее вгрызся в плотные перья. Злая грифоночка с трудом разжала его челюсти – (ловкими львиными лапами? Скорее, разодрала эти челюсти, что твою бумажку) - и отбросила хищника в сторону.

- Безумец! - прошипела Птица. - Моя кровь ядовита! – (в плотных перьях у нее кровеносная система? Чокнутые генетики…)

Н'ктар оказался достаточно мудр, чтобы все понять - и ничего не понять. – (метафоры придушили логичность) - Находим и теряем, в этом все мы. В этом нас нет... – (…когда же у них кончатся таблетки?…)

Свежий ветер играл с ее оперением, сверкавшим подобно статуе из хрустальных игл. – (и больно отсвечивавшим в мой моск)

Хотя она сильно выросла за минувшие годы, ей по-прежнему приходилось смотреть на людей снизу-вверх. – (ну точно, жертва чокнутых генетиков… или недоразвитая… или люди больны гигантизмом) - Смотреть с бесконечной, неземной печалью. – (канонической!)

Уголки пластичного клюва чуть приподнялись в слабой улыбке – (а клюв-то силиконовый!)

...Где я воскресну на этот раз? Хотела бы я знать.
Быть может, прекрасная девушка найдет меня в своем первенце – (если только в далеком Чернобыле после непорочного зачатия)

Не случится ли так, что я восстану из пепла посреди поля брани, явив миру своё второе лицо? – (высунув его из перьев, сверкающих как статуя из игл?)

Отец, потерявший семью во время чумы, может найти меня на дне болота, а юный дракон - в чарующих глазах своей подруги. – (Грифон обыкновенный, нелогичный и вездесущий)

Мне больше по нраву гнутая медная монетка, способная подарить меня ребенку в сочном яблоке или сладкой карамели. – (… только не мой мозг…)

Продолжение - от la_cruz. Нескромно замечу, что посвящается разбор персонально мне, ну и фэнтези-проде, разумеется :)

Этот город окружает кольцо из каналов, и я только через несколько часов смогу переправиться через него. - Мост, построенный через город! Радикальное решение проблемы пробок!

Одеяло, натянутое до головы, пахло пионами и пылью немного. Я вдыхала его аромат, но никак не могла уснуть. - Еще бы, все время кашляла.

На мой закрытые веки упал луч солнца и обжег их своим теплом. - Наверное, вставить вместо оконных стекол увеличительные было все-таки плохой идеей…

Мужчина, стоявший напротив Бельтера был одет в какие-то странные одежды черного и коричневого цвета. На нем не было ни кожаного доспеха, ни жилетки, ни плаща. Рубашка даже на взгляд казалась непомерно широкой и подвязана кушаком. Рукава спускались почти до пола. Штаны так же, очень широки. Ноги в них совсем потерялись. - (радостно) Глашатай хип-хопа в смирительной рубашке?

Увлекшись небосводом, я решила найти известные мне звезды. Вот эльфийская А'елле, вот звезда правого архангела. - …вон звезда левого архангела, а вон звезда архангела-центриста и либерал-демократа.

Способности и приметы призраков: Пишут сообщения людям на бумаге, стенах и других поверхностях ярко-голубой краской. Часто таинственного и жутковатого содержания. М-да... что-то не сходится. - А еще они плюшки воруют!

Находясь в любой оболочке призрак не оставляет следов, не издает звуков, не пахнет без его на то соизволения. - Соизволяю пованивать! Как звучит-то, а? Высокий штиль.

Как-то странно повел себя жеребец, выйдя на улицу. Засеменил ногами на месте, прижал к шее уши. - Отращивать кроличьи уши – действительно, для жеребца нетипичное поведение. Кролик с копытами.

В тени яркого света виднелась тяжелая каменная громада. - Невесомо порхавшая в воздухе, несомненно.

Я даже не в силах была поставить коня в конюшню, а бросила его посреди двора. Конюх подберет бедное животное. - Стряхнет пыль с ушей и поставит на все четыре копыта.

Зима нынче выдалась странная. То подморозит чуть-чуть, то теплее станет, а все как-то ровно, ясно. - Натурально, на обычную ядерную совсем не похожа!

Солнышко бывает неделями светит, а бывает, и нет его. - Так е-ж-мое-ж, за полярным кругом вообще полгода – день, полгода – ночь! Это ж надо – всю жизнь так прожить и все еще удивляться.

Впереди меня, сидя в седле прямо и гордо, ехал Хетаньел на своем сером мерине. Ехал молча и грузно. В глазах я не могла прочесть ровно ничего, а заговаривать с ним первой уж и совсем не имела желания. - Прямо и грузно ехал он, переставив глаза на затылок.

Мой спутник выглядел мрачным и отрешенным. Ни один мускул не вздрагивал на его лице. - …что, как мы уже выяснили, особенно отчетливо подмечалось со спины.

- Это животное уж точно не Святого создание. Это конь-убийца, конь, родившийся из пепла. - В этом мире эволюция фениксов пошла непредсказуемым путем. Я уж не говорю о том, какое мужество надо иметь, чтобы из такого жеребца сделать мерина.
Впрочем, для аффтора, кажется, жеребец и мерин – синонимы.


Не говоря ни единого слова, Хьел повернул коня и прошептал ему на ухо что-то. - Языком жестов.

Хетаньел схватил моего Орешка под уздцы и пустился вскачь. - А его забытый конь удивленно ржал вслед.

Наши кони ступали уже по огромному полю, оставив позади Варог. Их копыта больше чем по колено увязали в сугробах. - Копыта по колено вместо подков были обиты листовым железом, не иначе.

Я от досады натянула поводья, заставляя и без того изможденного Орешка сорваться на более чем вялый и непродолжительный галоп. - Экая противоречивая кляча. Даю бесплатный совет: захочешь тормознуть – коли его шпорами.

Однако его-то конь может и спасет, а мой скорее бросится на утек. - А утеки – от него. Громко крякая.

Грива, которая поначалу показалась мне неопрятной, оказалась достойной королевских скакунов. Золотисто-рыжая, переливалась в лучах лунного света - …в котором, кстати, цвета вообще не разберешь.

Но больше всего меня поразили глаза! Вроде бы ничего особенного, но что-то в них есть. Что-то такое, чего не встретишь у других животных. В этих глазах жил РАЗУМ. Гордый, но возвышенно-прекрасный, светлый и добродушный. - В общем, как искренне заметила Мэри-Сью, НИЧЕГО ОСОБЕННОГО. Вот если бы они были ехидные! Или хотя бы фиолетовые.

Я неосознанно зажала рану рукой, смотрела на нее, видя, как течет какая-то странная, красно-бурая кровь. - Удивительно. А на картинках в кабинетах анатомии она везде была голубая!

Что-то странное происходило с Хетаньелом. Его настроение, которое заискрилось от встречи с другом, как я поняла, пропало. - Короткое замыкание – вспышка, искры… и все.

Но знай, он отдал за твою жизнь то, что лично я не отдал бы никому. Даже дочери, жене, матери. Это СЛИШКОМ дорого. Не обижайся. Он отдал... можно сказать, кусок себя. - Камрады, давайте думать, что это была почка, ладно?

Элтоваль!!! Эта мысль пришла ко мне слишком быстро и, не успев смирить эмоции, воскликнула. - Однако, страшно это – когда мысли в голове несмиренно вопят фигню всякую.

Элтоваль хотел убить меня. Ну кто не знает, зачем призраку свежий труп? - Я не знаю… и не уверена, что хочу знать! Астральная некрофилия?

А теперь вот мне предстояло смотреть вперед, на загривок своей лошади и ехать, качаться в седле. - …положенном, судя по всему, на задн… на круп, простите. Иначе загривок никак не увидишь. Если только, конечно, не перепутать его с ушами.

Пролески, поля, иногда холмы или низины, в которых лошади едва могут двигаться. - Зато по горам они, разумеются, скачут бодро и вприпрыжку.

Я, конечно никогда не вела хозяйство, но заметила некоторую обветшалость. Краска на заборах давно ободралась, в амбарах крысы проели дыры, лошадям дают гнилое сено. Крестьяне ходят в каких-то обносках, обмылках, едят... не знаю что. - Если уж крысы с голодухи жрут амбары, то чем питаются ходящие в обмылках крестьяне – даже предположить страшно. Вероятно, ободранной с заборов краской.

Деревянная дверь стойла, за которой стоял "сюрприз", что мне приготовил Хьел, со скрипом отворилась - (не выдержав) Сама в стойле ночуй, корова! А у лошадей это называется «денник».

Я кивнула и, с помощью учителя, поднялась в седло. Элзар, почувствовав меня в седле, мотнул головой, пожевал железо и быстро заперебирал ногами (засучил, что ли?). Я, быстро схватила удила, щелкнула ими и пустила мерина на потрясающе быстрый галоп. - Я не удивляюсь, что он понесся, когда эта дура выхватила удила у него изо рта и щелкнула ими на манер кастаньет у него над ухом. Станешь тут мерином с перепугу.

--------------

Вопрос на миллион.
В обсуждении одного из выпусков внезапно проклюнулся вопрос - откуда взялся Канонический Ехидный Внутренний Голос? Кто был первым, открывшим ящик Пандоры, из которого хлынули эти явственные признаки шизофрении? Кому надо пожать щупальце за наиглавнейший элемент любой уважающей себя Мэри-Сью? Вспоминайте :)

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 2

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники