Фэнтези Прода Выпуск 17-2007

Автор: | 09.11.2017

А на двор крайней горницы вышла девушка, она придерживала рукой большой живой и теребила копну белых волос… — большой живой _что_? Сразу какие-то ктулхи на ум приходят.

Все аккуратно, и руки, и лицо выбрито безупречно — правильно, главное — вовремя выбрить руки.

Она подняла глаза, и оба замерли. Это была любовь с первого взгляда. Такие моменты часто описывают в любовных романах, но это нельзя описать на бумаги, нарисовать или спеть. У нее была длинная черная коса, карие гласа и смуглое лицо — да, карий глас (вопиющий – опционально) сразу не изобразишь…

Глаза цвета имперской стали обежали окружающее — новый этап эволюции, теперь они металлические, как Терминатор. И бегают вдвое быстрее.

Глаза на обросших клыками мордах — …тоже росли на клыках.

блеснув бирюзово-серыми глазами — ну как, как два этих цвета располагались в глазах? В двух сразу.

Он нежно улыбнулся, а в глазах промелькнула тень торжества, думая, что она ничего так и не поняла — тень затаилась на глазном дне и продолжила злорадно думать.

Задумчиво перебрав вешалки, я достала темно-красное платье с серебряным поясом. Оделась, сунув ноги в туфли, и подошла к зеркалу, которое послушно отразило слегка уставшую молодую девушку лет двадцати. Тонкокостная изящная фигура, немного узкое худое лицо, обрамленное длинными, до пояса, волосами серебряного цвета. Миндалевидные глаза цвета червленого серебра окаймляли, к моему удивлению, черные, как и брови, ресницы — опять эти любители драгметаллов. Похоже, еще и с регулярно меняющейся внешностью, то и дело приводящей их самих в изумление.

Я согнула губы в улыбке — прямо как силач сгибает стальной прут: иэээх! Улы-ыбочку!

Обе крепкие, с прекрасно развитой, плотной мускулатурой, длинными мощными ногами с ярко очерченными сухожилиями, тонкой кожей, под которой ясно виднелись сосуды — по-моему, это было про лошадей, но меня все равно интересует вопрос: явно виднеющиеся сосуды под тонкой кожей — это точно признак здоровья?

— Доброе утро, — улыбнувшись, поздоровался со мной наследник, смахивая с плеча упавшую на голубой шелк, расшитый белым, прядь — очень-очень стригущий лишай…

Глаза уже совсем приспособились, теперь дело за ртом — я даже боюсь что-то предполагать.

Злые лица с неохотой пропускали коней, пришлось слезть, протискиваться силой — расталкивая нахальные жирные щеки и уворачиваясь от острых носов.

старческая улыбка растянулась по всему лицу — и перепоясала его в тридцать три виточка…

Наконец, сделав над собой усилие, он, пошевелив зрачками, приоткрыл веки — монстры все множатся.

Тренированный торс выглядел воинственно, мышцы — жилы, только не выпирают буграми, а стянуты в тугие струны, готовы к молниеносному броску, рывку, движению, сами как второй доспех, любая стрела на излёте если и вопьётся в кожу, то от жил отскочит, не в силах пробить — все живенько преклонились перед носителем мышц-жил!

Передняя половина черепа брита, а те волосы, что есть, сплетены в такие тугие капканы, что не уступят любой верёвке, корабельным просмоленным канатам — сплету капкан на медведя из корабельных канатов. Только для наполовину бритых.

и глаза, словно покрылись льдом, зрачки стали небесно-голубыми — скоростная катаракта.

Шелковыми нитями заплёл волосы в пучок — то в конский хвост заплетут, а теперь и пучки тоже плетеными стали.

Я же облегченно улыбаюсь, приоткрывая белые зубы с чуть заострёнными клычками — плачьте, обычные смертные, у вас-то клыки совсем даже не заостренные.

«Волосы что серебро расплавленное, как и у волчицы были. Не велика длинна их, но плеч девицы они достигают. Глаза золотистые с зрачком круглым, а разрезом эльфийским» — нет, этим людям точно надо идти работать в хранилище пресловутых драгметаллов.

Потягивая мартини, я поймала на себе взгляд темных арабских глаз. Он сидел за соседним столиком, на его мускулистом торсе была только черная майка с драконом — взгляд с мускулистым торсом, да…

он принял свой облик громадного, серого, рогатого чертика метра в два ростом, c крылышками, как у летучеймышки-переростка — такая вот громадненькая лапулечка двух метров ростом, с рожками и крылысюсечками…

с мокрыми волосами, зачесанными в колтуны — ага, а это новый вид свадебной прически?

Она сняла миндалевые туфли — правильно, нынче в моде банановые. Из свежеснятой кожуры.

черно-белая сорочка с золотыми пуговицами и плотные брюки, перевязанные ремнем с алмазной пряжкой — прямо интересно стало, на каком месте брюки были перевязаны.

глаза стали наполняться жемчужными слезами, которые плавно стекали по горячей щеке — конъюнктивит в острой, запущенной форме.

глаза сомкнуты в тонкие щели — человек-бастион, блин.

её светлые локоны, разбросанные по земле, прекрасно гармонировали с сочной зелёной травкой и белоснежно-голубоватыми незабудками — и с разбросанными руками, ногами, верхней частью туловища…

Я задрала голову наверх, вроде бы держится крепко… — из дневника невесты Франкештейна.

После того как я из ящичков достала всякие амулеты, волшебные кулоны, браслеты, колечки, пришел черед одежды. Со вздохом облегчения я скинула с себя пышное украшенное золотом платье (золото мне идет, но я больше люблю серебро и изумруды) и вместо него одела костюм наемной колдуньи, и понавешала на себя все приготовленные магические медальоны и артефакты, часть убрав в сумки — я хочу знать, как выглядит костюм наемной колдуньи. Меня терзают смутные сомненья…

У меня длинные, до пояса, золотисто-русые мягко волнистые волосы, изумрудные глаза (когда я злюсь, они приобретают просто ошеломляющий цвет) под длинными прекрасными ресницами, правильные черты лица и средней пухлости губки. Также у меня, присущие всему нашему роду, тонкие, красиво изогнутые брови, узкая талия и свежая, слегка смуглая кожа. Готова биться об заклад, услышав такое описание, многие посчитали бы меня хвастуньей, но это не так — слова закончились.

первое, что я заметила, были ярко-карие глаза и смоленые волосы — а потом и остальные части тела из кипящей смолы всплыли. Медленно-медленно…

горящие рубиновые глаза (причем рубин какого-то незнакомого вида, в сокровищнице папы таких не было) — папашина казна — мерило всех вещей.

Он довольно симпатичный вампир, с мышиными волосами и серыми глазами — эдакий милый крысеныш?

Мне тогда было пятнадцать, и мне захотелось поиграть в благородную девицу. Ну, я позволила остолбеневшим фрейлинам меня заплести и обрядить в зеленое отделанное золотыми кружевами платье. Оно, конечно, было не очень пышным, расщипанное для конной прогулки — заплетенная девочка в расщипанном платье, как это благородно.

раздался громкий всплеск — это мое тело вошло в воду. Вода, живительно прохладная, волной прошла через мои волосы, скользнула вдоль моего стройного тела и с мелодичным звуком сомкнулась за моими ногами — а потом мое стройное тело утонуло, и мое тело покрыла вода, скрыв мое тело…

Его горящие зеленым огнем глаза постепенно возвращались к обычному темно-матовому оттенку — весьма кратковременным было излечение от бельма…

наемница послюнявила палец и убрала мешавшуюся прядь падающей на глаза челки — смачно прислюнявила к остальной прическе?

…Вот мне десять, волосы прямым водопадом спадают до самого пояса и небрежно отброшены за спину. Отросшая челка упрямо падает на глаза, голова без конца чешется от неудобной тиары. Нежно розовое платье потрясает своей простотой и красотой — такая маленькая, а уже Мэри-Сью.

явно не понимая, почему я обрела удивительное сходство с недавно отброшенной покойной — эмм? Размазана по стене? Кишками наружу?

Итак, волосы у нее короткие, аккуратной стрижкой, чем-то средним между «каре» и «лесенкой». Цвета они темно каштановые, лежат в стиле «птичьи перья», в простонародье «творческий беспорядок». Сзади несколько длинных (до пояса) тонких косичек с цветными резинками. Из прически торчат куча заколок-шпилек, разных форм, размеров и цветов. Хм-м-м, очень стильно и оригинально. Глаза серо-карие, подведенные черной тушью, дорогая сиреневатая помада, явно эльфийского происхождения. Мехом отделанное декольте, серый корсет, серые широкие рукава (такие обожают шулера), такая же длинная юбка с двумя разрезами до бедер. О боги, да как ее в таком прикидке не стыдно на лошади ездить! Но эти черные сапожки со шнуровкой до колен просто чудо! Ради интереса я просветила ее на металл и ужаснулась! С внутренней стороны декольте около двух дюжин метательных звезд, в сапогах и в рукавах по два кинжала, удобных до метания. Даже заколки с металлическими наконечниками, и это не считая двух мечей крест на крест из-за спины — трепещайте, демоны!

Я внимательно осмотрела русые волосы до талии мини юбку из джинсы и прикольный черный топ. А сзади были два темно синих соколиных крыла — как-то частями посыпался на страницы произведения новый персонаж… PS: автор — орнитолог?

скинула с себя испачканное легкое платье. Оно живописной тряпкой разложилось на земле — наверное, даже если воняло при этом, то весьма изысканно.

Погоня продолжалась и мои распущенные волосы метались во все стороны — они понимали, что если их догонят, то посадят в монастырь или на кол.

Один из разбойников облизал свои гнилые зубы — просто интересно, вы часто облизываете свои зубы?

-Уверены? — Нахально поинтересовалась я, превращая длинную юбку в очень широкий пояс. На светлом бедре мелькнула черное клеймо — …и сразила ГГ их своей сексапильностью насмерть.

Ведь на самом деле мои клыки на пять миллиметров длиннее и на два миллиметра находятся выше, чем у обычных людей, глаза вертикальные, как у кошки. Слюна как змеиный яд ядовита, а ногти более крепкие и длинные. Мой шепот гипнотизирует, а темноте я вижу ауры и тепло исходящее из предметов. Так что в отличии от вампиров я вижу и абсолютном мраке — не буду детально разбирать, сделайте это сами 😉

Кончики его ушей постоянно вздрагивали, ловя звуки, а глаза незаметно осматривали комнату, словно ждали, что сейчас из-за штор или с балдахина кровати спрыгнет враг — глаза готовились незаметно выпрыгнуть из глазниц в случае чего. И, за компанию с ушами, незаметно убежать.

Будет обидно, если у меня все получится, а я буду в таком виде: до ужаса прямая короткая юбка фирмы D&G и непонятного происхождения светлая полосатая футболка. Немного подумав, я натянула на себя черную, скорее дискотечную кофту с длинными рукавами, вырезами на плечах, сцепленными цепочками, и надписью железными клепочками на груди ‘Paris’. Следующими были темные джинсы, носки и рыжие кроссовки. Я готова. Я встала в центр пентаграммы с зажженными свечами и откинула за спину чуть рыжеватые волосы — трепещайте, демоны!-2

я начала нещадно продрогать в тонкой блузке — неологизмы пошли.

Я пережёвывала губы — какой пикантный штрих для фильма ужасов.

меня ласкали отнюдь не лесными взорами — эротический триллер «Порочный взор из шахты».

Ведь в моем мире я таскала до неприличия короткие юбки, впрочем очень редко, и танцевала отпадано. Хоть прямо сейчас иди на художественный стриптиз! — а лучше бы на курсы скромности.

кое-как удалось расчесать заплетённые в хвост чёрные волосы, что слиплись тугими комками. В Храме времени не было следить за причёской — я вам по секрету скажу, что в Храме ГГ прожил не один месяц. И мне кажется, что это уже не заплетенные в хвост комки, а что-то неизлечимое.

Серый наряд был очень удобен, не сковывал движений и сидел как литой — гм, «железная дева»?

Юбка изрезана до бедер, а материал очень легкий поэтому от любого ветра начинает колыхаться. Так же я тащила с собой длинную метлу а на плечах был с виду тяжелый плащ. И к всему этому старомодному наряду я умудрилась нацепить модные эльфийские сапожки, поэтому к ко мне приковывалось все больше взглядов — это были критики-мэрисьюведы, я знаю. А мы на этом заканчиваем 🙂

Добавить комментарий