ВЫПУСК 90-2007

Фэнтези Прода Выпуск 90-2007

именно так меня когда-то давным-давно звали — Райлит, Лунная Заря - ох уж эта страсть к загадочным поименованиям. Лунная Заря, Солнечная Звезда, Месячный Закат... Полугодовой Отчет (о чем это я?)

Дискотека из покон веку славилась своими драками - из чего, простите?

сидела в углу на тумбочке, с интересом патологоанатома разглядывая светящееся перед ней белокурое голубоглазое и, судя по всему, донельзя глупое существо со слабыми нервами. За десять минут она до тошноты наслушалась "кошмарных" историй о том, как Лиза терялась в городских парках, трагически ломала ногти, подвергалась смертельной опасности, падая со стула, ножки которого подпилили ужасные одноклассники, терпела адские перегрузки, таща домой две полторалитровые бутылки минеральной воды ( отец не смог вовремя подъехать на машине); о том, что розовый и белый цвета лучшие в своём роде, а также что она, то есть Лиза, хочет стать великой волшебницей, чтобы нести людям добро и свет и наказывать подлых осквернителей оного. Не то чтобы Дина не хотела учиться, не то чтобы она очень боялась длительной разлуки с семьёй и друзьями, но жить пять лет рядом с умственно отсталой Барби было уже слишком! - почему, ну почему обязательно надо ввести в повествование такой вот персонаж, который непременно будет оттенять невъ... в смысле, офигенные личные качества ГГ? Тьфу.

Рэвилишахранндиэль-имя гг, кличка Рэй
Ренита, Вирджиния, Лидиэль, Шахар, Анна, Диана, Элен. – только не мой моск.

Привет! Это опять я. Как вы помните, я являюсь вампиром полукровкой.
Так на чем мы остановились? – подозреваю, на чем-то вроде подвигов и спасения мира.

Несравненная Лидиэль, по совместительству моя мама, была на половину эльфийка. Она была до умопомрачении красивой. Ярко голубые глаза загадочно смотрели из выразительных больших полуопущенных глаз, а белоснежные, как у горного барса, волосы мягкой волной спускались чуть ниже колен. С дивного, невероятно красивого, с классическими чертами, лица то и дело просачивалась пакостная улыбка. Кроме дивной красоты, мама обладала изрядной долей черного юмора, что не свойственно было длинноухим – новая мода на родителей! Теперь они тоже ехидные. Полуопущенные глаза, правда, смущают.

Выпав из пространственного портала, точно на середину какого-то зеленого поля, заполненного учениками, я огляделся. Как ни странно приземление было удачным, никаких повреждений я не получил, но возмущенный мат подомной, говорил о том, что мое падение оказалось для кого-то не столь удачными.
Я посмотрел вниз, и на моих губах против моей воли расцвела пакостная улыбка.
-Да-а, мир действительно тесен.
В черных выпученных, как у помеси хомячка и краба, глазах я прочел узнавание, и тихая покорность гадине судьбе – явно опять девочга в штанах, прямо чувствуется.

- И не надо сверлить меня глазами, вряд ли вам это поможет, - иронично заметила я, улыбнувшись. Те, кто знал меня хорошо, решили бы, что улыбка была злой – мэрисьючной такой…

- Рассказать правду в ваших интересах, - все с той же ласково-хищной улыбкой продолжала давить на допрашиваемого я – очень мэрисьючной.

- Увести! - чуть повысив голос, велела я. Охрана появилась незамедлительно, памятуя о том, как я не переношу малейших опозданий – и все содрогались пред Нею…

была редкостной подколодной змеей, что признавали все, кому довелось общаться с ней хотя бы десять минут. Такой смеси упрямства, непоколебимой уверенности в собственной правоте, ледяного равнодушия и изрядной доли садизма просто не могло быть в особе женского пола, которая едва разменяла третий десяток лет. И все эти редкостные душевные качества были дополнены идеальным знанием законов государства и впечатляющим магическим даром – Мэри-Сью Стервозус Вульгариус.

смеется от моего растерянного вида и от счастья. Закрывает лицо ладошками, слегка сгибается под вибрацией хохота – вибрация неумолимо разрушает ее кости…

Около белоснежного металлического скелета, напоминающего телебашню в припадке эпилепсии – я теряюсь перед такими метафорами.

Стрелы вонзались в них, и застревали как в грязном тесте, по-видимому, не причиняя какого-то особого вреда – а вот если б в чистом тесте… берегись, вражина!

хмм, все же странный дроу... А голос какой! Почему-то ассоциируется с черным бархатом, прорезанным серебряными нитями. Нет, не черным, а темно-темно-синим... – отпусти ты нас, чудо-трава!

заостренные уши проклевываются сквозь пряди волос - цып-цып-цып!

На вид корабль должен был быть имперским. К нам шёл стражник. Он подошёл ко мне и сказал, чтобы я следовал за ним. Мы поднялись на верхнюю палубу. Меня встретил ещё один белокожий имперец и испросил меня откуда я родом. Я ответил, что родился в Морровинде , но очень долгое время, почти с рождения, жил в Бруме. Он что - то записал в своём блокноте и повёл меня в здание имперской канцелярии. Я зашёл и увидел старика и стражника в углу комнаты - кратенько, схематично, в виде конспекта.

Покорно поворачивая то в одну, то в другую сторону он с мученическим выражением лица давал Ф. обработать свои синяки и царапины - какую часть тела он поворачивал? Сразу столько вариантов...

В начале наступила тишина, но спустя всего какой-то миг неплохой хоть маленький деревянный домик взлетел на воздух. Жуткий взрыв сорвал первой волной многие деревья в стремительный полет в глубь лесного массива, те что устояли превратились в пепел от круга огня окутавшего километр местности в разные стороны от эпицентра - какой накал страстей! Наверное, опять Путин испытывал файербол миллионного уровня.

Из кучи горелых обломков вылез парень лет эдак 23 с черными иссиними волосами достигавшими плеч. На его немного узковатом, жилистом лице на мгновение отразились все годы его жизни и он в раз стал в трое старше. Он с силой ударил о чудом сохранившуюся балку недавно стоящего здесь дома и та печально треснула от силы удара казалось хрупкого юноши - че, страшно? Не страшно? А зря! Грядет главный герой!

Рядом с ним материализовалась девушка примерно таково же возраста с невероятно густой косой до самой земли рыжего ведменского цвета. Ее прекрасное по меркам людей лицо компенсировало другие недостатки, как вот повязка обычного но каково-то серого бинта скрывающая глаза. Она казалось слепой - итак, земля рыжего ведменского цвета (что это?), недостаток в виде серого бинта, и кто-то, кто казалось слепой... бонусом идет труп громатеки.

В отличаи от мужчины уже начавшего поминать все части Рубиноокого недобрыми и крайне не цензурными словами, она была не многословна - она методично отрубала визжащие частицы от глаголов.

На хорошеньком чуть смуглом личике проступила морщинка в уголке рта. И вся она как-то внезапно стала более древней, более мудрой, более старой даже сквозь очертания этого молодого и крепкого тела - Канонические Черты Мудрого Существа!

Ухмыльнувшись своим только ему понятным мыслям он стал отряхивать свои немного подгорелые вещи - надо было готовить их с Милорой...

Ин прошла мимо него но ее волосы скрученные в как бы расслабленную не чем не прихваченную косу, как живые внезапно размахнулись и залепили нехилую посчечину ухмыляющемуся мужчине - расслабленная коса - страшное оружие. Размахивается и лепит посчечины.

Ин так все сокращали ее имя, осторожно ступала по земле, кусочки пепла и зовы в страхе разлетались в разные стороны от еще не коснувшейся земли ноги - крупные куски пепла и выкрики предпочитали разбегаться.

мне пришлось вылазить из спасительного навеса дома – спасительное гнездо крыши…

Как только мужчина поравнялся с генералом, то на его корчащееся от боли лицо взглянули ярко сини глаза полные ненависти и злобы и ... слез - подозрительная самостоятельность частей тела... лицо корчилось и извивалось.

Устало подняв руку к глазам, Ин не торопясь сдернула повязку прикрывающие казалось слепоту. И на мужчину в упор теперь смотрели два горячих уголька. Невероятно красные глаза. Казалось они просто ярко карие. Но стоило в них присмотреться и увидеш живой костер, пламя феникса рожденого из пепла, тоску и боль которые он сам вырезал на ее сердце - возрыдаем же! Над угольками, которые невероятно красные, но с виду ярко-карие, а в них живой костер феникса со скальпелем...

- Через 7 дней я уже буду смертна как и мой нерадившейся ребенок, а пока он получает силу равную демонической, но скоро это прекратится и он будет самым обычным, на сколько это будет возможным - ну и накукуй, спрашивается, ему эта сила? Пока он в утробе, тем более...

Мгновенно туда переместившись ее глазам престала не менее ужасная картина. Леона была еще жива и яростно хахача сжимала воткнутый ей в сердце меч, не давая его вытащить. За ее спиной было двое детей. Они что-то пищали и с ужасом таращились на сцену борьбы. Ин оказалась рядом со своей священицей и ее убийцей. И вот уже его не многочисленные остатки размазаны по стенке - истерично хахачу. Сил моих нет. Настенная живопись.

но вот в астрале ее дочь стало словно соткана из золота и огня - а с полом оно так и не определилось.

А может... а может быть, Alea jasta est
Всё. Точка. Алеа якта ест. - мозг оно тоже ест.

В этот прекрасный весенний день, когда солнышко светит ярко, а лёгкий прохладный ветерок лишь чуть-чуть огрызается - а облачка весело точат зубы...

Он зарычал, как волк, повисший на кончике меча, пронзенный им насквозь, умирающий... - опять Фрейд. Кончик меча пронзил его насквозь.

Она ошалело посмотрела на меня своими голубыми коровьими глазками - какая чудесная зоологическая шняжка.

Когда повествование было окончено, Рильен неожиданно объявил, что поможет нам. Причем с такими невинными, но полными затаенного ехидства глазками, что мы с Саиной радостно поняли - Саруту не жить - читателю, утопающему в волнах ехидства, - тоже.

Очнулась я... в небе. Что?!!! Я обернулась. За спиной медленно хлопали черные крылья, с сине-фиолетовыми кончиками перьев - какая неожиданность *кисло* почему бы не очнуться с дополнительными конечностями посередке туловища? И чтоб непременно с тараканьими.

Внезапно свет уплотнился и из сердцевины выпрыгнул мужчина в пиратском костюме и с оружием в руках. – романтика дальних странствий. Пиратский костюм, костюм стоматолога, костюм браконьера...

Из круга, все еще светившегося над сценой, выплыло три белых шара. Жуткие сгустки энергии, по гладким бокам которых промелькивали электрические искры - страшно интересно, что же в них было такого жуткого.

В ответ король, указав на мальчика, который поднялся в кресле и кротко опустил глаза, сказал: - Представляю тебе, славный Арменеол, моего сына и наследника трона Тургилина и мою жену, дама величаво склонила голову, Дамевру - опять монологи шизофреников?

По-кошачьи отфыркиваясь, девушка умылась, глянула в зеркало и, явно не удовлетворившись увиденным, пробормотала нечто вроде "зеркала бывают льстивые и разбитые". Зеркало стойко не поддалось на провокацию и отражало невысокую, симпатичную девушку с карими глазами и медового цвета волосами – где б найти ГГ, которая при умывании хотя бы молчит? Я уже не говорю про полоскание горла или, скажем, такой ужасный акт как прочищение носа...

Что, впрочем, отнюдь не мешало мне замечать в отсветах глаз прохожих восхищение, интерес и детскую радость, иногда с лёгким налётом зависти. А дети, ещё не умеющие скрывать свою душу, так и прикипали взглядами к нашему квартету, шумно восхищаясь и норовя удрать от родителей - 'посмотреть поближе эльфей'... Что интересно, на Виля смотрели с восторгом и любопытством, на Тагира и девушку - с пониманием, мне же почему-то доставалась бОльшая часть восхищённо-влюблённых взглядов... И иногда полных ядовитой зависти - от молодых женщин и девушек, уже принарядившихся к празднику - похвальная скромность и адекватная самооценка.

Он с четырьмя своими друзьями и парой знакомых подружек гулял на улице. Их считали в раёне местной бандой и не связывались с ними, поскольку, у них было даже оружие: по пистолету и ножу у каждого кроме девчонок и казалось, напади на них хоть целая армия, хоть сам дьявол, они смогли бы дать отпор - лига справедливости, иначе не назовешь. Супергерои, спасители всея мира.

и по пути в Серебряную долину наткнулись на Ч., потерпающего от нападения - ась? Хто здеся?

Мне кажется, что сердце сейчас разорвется на тысячи миллионов осколков боли души. Это чувство, доселе незнакомое мне, оно сжигает меня внутри. Но как? Как это могло произойти? Я же не человек, моя душа - лёд, мое сердце - камень, так было...Но сейчас...Почему он? Почему из-за него я сгораю? Мысли о нем, разговоры тоже сводятся к теме о нем, даже сны снятся о нем. А ведь мне нельзя, нельзя, нельзя!!! Если кто-либо узнает или догадается, меня изгонят. Скрывать это нет сил, но кому можно доверить тайну? Лучшей подруге, которая от недавнего времени стала моим начальником или сразу сказать ему о своих чувствах? Нет! Нельзя! Я должна забыть! Должна!!! Я ведь родилась демоном без чувств и должна остаться... - Шекспир нервно курит в сторонке, сплевывая в череп Йорика.

Кружащиеся перья заслоняли обзор. На мостовой лежало около семи огромных орлов, некоторые из которых еще шевелились, а некоторые уже были бездыханны - на мостовой лежало 6,48 орла...

Шли весело, чем привлекали излишнее внимание. Ну да, такая компания, один хлещи другого - спасители мира наступают! Берегись!

и мужичок вылетел оттуда подстреленным лебедушком - лебеди-трансвеститы. Обкуренные деревья. Что дальше?

Мы шли по темной алее. С разных боков на нас давили огромные темные силуэты деревьев - с левого бока, с правого, с юго-западного и северо-восточного, ну еще с диагонального тоже...

---------

Горькая стезя познания.
Сейчас тут будет большое и толстое имхо. Ибо я хочу высказаться на тему, близкую к Жестоким Тренировкам. С болезненным интересом я наблюдаю, как во многих произведениях развивается один хитрый сюжет: в магическую школу (возьмем обобщенное понятие) попадает студент(ка), дабы оттачивать и возвеличивать там свое предполагаемое магическое мастерство. Но не тут-то было, вернее, не все так просто. В жизни студента начинается кромешный ад. Преподаватели, сговорившись единым кагалом, безжалостно истязают учеников, наваливая на них непосильные задания, требуя невозможного и жестоко карая за малейшую попытку проявить свободу воли. Ученики впадают в истерики, депрессии, корчи, иногда гибнут и банально самоубиваются. Под гнетом чудовищных тренировок у будущих могучих магов съезжает крыша и жизнь сжимается до размеров какого-нибудь зубодробительного упражнения из очередного магического трехтомника, за невыполнение которого грозят страшные мучения. На все вопросы - весьма логичные по моему мнению - следует либо холодное молчание, либо ужесточение наказаний. Мол, сиди на своем месте, сявка и рта не раскрывай.
Все, образ сложился, я вместе с главным героем уже на физическом уровне ненавижу эту школу и мечтаю лично расправиться с каждым преподавателем, причем герой мечтает о том же самом. Но! Тут следует невероятный финт ушами. Он неизменен. Ученик втягивается. Нагрузки внезапно становятся терпимыми, пробежка вокруг академии в четыре утра - великим благом, на лице проявляется суровость и закаленность, печать страданий ложится на чело, мудрость скапливается в глазах. Ученик начинает понимать, что все делается для его же блага, а он был неблагодарным козлом. Но теперь-то он вознесет должные почести мудрым преподавателям. Он с жалостью смотрит на первокурсников, понимая, что им неизбежно придется пройти сквозь тернии и муки адовы к Пониманию Истины.
Я не понимаю. Я не хочу этого понимать. Что это за мазохизм? Стокгольмский синдром? Какие-то комплексы из детства, связанные с лупцеванием ремнем во благо воспитания? Постулирование нахождения блаженства токмо через муки? Развитие теории о том, что лишь постоянным жестким и болезненным принуждением можно добиться от человека результатов? Я не могу это принять. Я вижу искореженную личность, которую переломали во имя каких-то там великих целей, и эта искореженная личность едва ли не заливается слезами благодарности, целуя наставничью руку, каковая рука неоднократно била эту личность по морде. Уже не упоминая о чисто психологических издевательствах. Это не укладывается у меня в голове.
Я знаю, что в реальности такое тоже встречается. Но я никогда не относился к таким людям. Например, я прекрасно помню свою математичку, и хотя я могу с определенным допущением признать, что она впихнула мне в моск ряд знаний, но при этом я ее ненавижу. Я никогда не смогу сказать, что это была ах какая расчудесная женщина, делавшая все для нашего блага. Я до сих пор искренне желаю ей мучительно и медленно сдохнуть. На месте героев упомянутых сюжетов я бы при первой же возможности размазал преподавателей по стенке, цинично воспользовавшись пробудившимися из-за страданий возможностями. И размазывал бы я их долго и со вкусом.

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 1

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники