Фэнтези Прода Выпуск 28-2007

Автор: | 09.11.2017

Сегодня, дорогие читатели, я едва не утонул в подземном переходе. В честь того, что это событие не состоялось, вывешиваем очередной выпуск, весь из себя страшный и мистический, с разнообразными героями и тварями.

[аннотация] СЕРДЦЕ ВАМПИРА
Можно считать это автобиографией. Все персонажи реальны, а совпадения не случайны — в интернет просочилось послание из иного мира?

Огромная просторная комната залита утрешним, ясным и чистым светом, огненные лучи бьют из больших стеклянных окон — картина «Утро Апокалипсиса»

В руках с черными ногтями оборотень держал сигарету — прямо-таки сжимал ее в обеих руках.

Иногда я ненавижу свою жизнь. Особенно в такие моменты, когда моя грудь чуть-чуть не задевает каменный забор… — ГГ пытается убиться ап стену?

Ради своего клана я брошусь в сердце извергающегося вулкана. Но ползать по неизвестно сколько лет нечищеному забору… — так что сдохните, дорогие и любимые, но я пачкаться не буду!

[о нелегкой шпионской деятельности] Это не то… это тоже… а это и подавно… Ага. Я остановилась, увидев красную папку с самой что ни на есть тривиальной фразой: “Планы стаи на июль” — это уж не лечится.

На самом деле все было проще – моим отцом был вампир, а матерью – простая смертная женщина. Все это мне рассказала тетя. Еще она добавила, что у одного из моих предков была кровь демона… Соответственно и у меня она тоже имеется… — в НИИ Цитологии и Генетики скрестили слона и кролика…

Например, я могу не спать днем, но при условии, что солнце закрыто облаками или оно не слишком яркое. Могу использовать для питания не только кровь, но и обычную человеческую пищу. Огонь также входит в перечень моих возможностей. Проще говоря, он не причиняет мне никакого вреда, даже наоборот – лечит раны. Я могу войти в пламя, и мне ничего не будет, могу создавать огненные шары и так далее и тому подобное в том же духе… — …получили Аццкую Мэри-Сью.

— Не слабо, — В. сунул в огонь сигарету и почти сразу вытащил — сигарета полыхнула факелом, ага.

Он меня заставил сегодня одеть кеды — кеды визжали и сопротивлялись, когда я напяливала на них платьишки.

побежала по длинному черному коридору, стены которого были увешаны различными готическими картинами — готичненько… тьфу ты.

Для сравнения – вы видели когда-нибудь футбольный стадион? Разумеется, да. Теперь представьте размер территории, если на нее можно поместить пять таких стадионов. Представили? Вот примерно такое зрелище предстает перед глазами всех, кто способен видеть наш замок — пустое зеленое поле размером в пять футбольных стадионов?

после десяти минут сосредоточенных поисков я обнаружила вполне нормального вида шмотки и недолго думая, нацепила на себя находку. Черная короткая юбка, голубой топ, черная кожаная куртка, высокие сапоги на платформе. Смотрелось странно, но мне нравилось — возвращение платформы.

Я покопалась в черном сундуке и затолкала в свой любимый рюкзачок в виде морды волка пару крестов, три кинжала в ножнах, книгу с заклинаниями, небольшой пистолет, названия которого я не помнила, несколько запасных обойм, записную книжку, ручку и кучу всякой дребедени — вах, еще более готичненько.

Мы вышли из неизвестного мне самолёта, с удивительно похожим своими формами из голливудских фантастических фильмов — почему-то сразу Памела Андерсон вспоминается.

кувшин я выпивал раза два и ел, какие то фрукты — …не счел нужным пробовать. Кувшин вкуснее.

хотелось дотронуться носом и губами одновременно к этой чудной материи упругой кожи и вдыхать её неповторимый запах. Мне опять стало плохо, и я тоскливо отвернулся — что-то мне тоже нехорошо… От чудной материи упругой кожи.

он был похож на оссобиста — в этой профессии мне слышится звук уринотерапии.

Вампиры, оборотни, и всякие нечисти — трогательно.

Также произошли мутации и в светлую сторону. Появились маги, герои, сказочные существа — я знал! Я знал, что все эти ГГ — всего лишь генетический брак!

но сказать ничего не мог, лишь глазами вращал со скоростью вихря — был у меня такой пылесос «Вихрь»…

на широких плечах висели кожаные стеганые доспехи — плечи были широкие, но костлявые.

Орк непривычно елозил мантию — помнится, кто-то ногами теребил, а этот елозит мантию — жуть.

а доступное пространство за столом моментально покрывалось привычной едой — ровненьким слоем, а сверху — лужица компота.

на столе возникло что-то вроде десерта, рассыпчатое вещество, покрытое сладким сиропом — но на самом деле это была отрава для тараканов, я верю.

Ветер носил гнилой болотный воздух — иногда не выдерживал и с грохотом его ронял.

Грудные клетки разрывают горячие сердца — сразу представились грудные клетки, впивающиеся заостренными крючьями ребер в сердца. Ух, страшно стало.

За время трапезы, А. насчитал приблизительно пять, а может и больше тысяч монахов — он ел или считал? И где ж они все сидели, что аж пять тысяч вместилось.

Когда тарелки с кашей и грубым хлебом опустели — такое ощущение, что тут хлеб вместо первого подают.

на огромный массивный дубовый стол в один миг водрузилась парующая каша — и стала паровать с разухабистыми криками…

женщина внезапно зарыла мне рот — (мое) триллер «Похороненные Заживо».

здесь мышцы пришлось менять на скорость и гибкость суставов — обменяю скоростной сустав на три кило мышц.

Учитель безжалостно подвергал жёстким растяжкам, вытяжкам, сильными руками мял сухожилья, вправлял, втирал какие-то пахучие мази в связки, приносил пить горькие настои, заставлял голодать, чтобы организму было проще сбавить лишний вес, убрать тяжесть — *сдавленно хрюкает* нет слов…

К концу месяца вместо дутых мышц образовались поджарые, тугие связки, лёгкие и прочные — скелет, переплетенный поджарыми связками. Абзац.

Цепкие руки учились карабкаться по отвесным стенам — догоняя самобегающие глаза.

дубовый шест заканчивался металлическим обоюдоострым лезвием на обоих концах. Вращая за центр с огромной скоростью, шест превращался в моментальное орудие смерти — кого шест вращал за центр?

Оба конца в любой момент любой своей частью пронзали противника или нескольких противников — я весь в волнениях, какие же части были у концов?

Настоящее названия оружия запомнить не смог, помнил только перевод на свой язык — ‘возмездие луны’ — Сейлор Мун возвращается…

Висок завибрировал и отдался воем в неизвестном пространстве — и мозг сдитанировал.

— Подумайте, не торопитесь. Это всего лишь хомяк, а я, во-первых, выпускаю вас, во-вторых, даю вам выполнения Задания, ещё дам много золота, прямой телепорт до Академии и к тому же я верну хомяку человеческий облик и сделаю его бессмертным, но он останется здесь. Всё по-честному… даже более того… — хотел бы я увидеть того, кто на такое поведется.

Холодный надёжный металл словно согрел руки, как будто излучал тепло, волна света пошла по телу дальше — физика нервно курит в сторонке.

Факел высветил прижатого к стене скелета. Пустые глазницы были вздёрнуты к небу в последнем крике или прощании, шея неестественно выгнута — сломана — анатомия курит рядом.

На скелете остались лишь лохмотья одежды, да медное кольцо на указательном пальце средней руки — анатомия колется. Прямо в вену пятой руки.

Зомби, пылая красными вожделенными глазами, продолжил насаждать себя на шест, протягивая синий полусгнившие пальцы — порно-трэш, вожделеющие покойники О_о

смрадное дыхание зомби окатило совсем близко — подозреваю, что это было весьма недвусмысленное дыхание. В свете насаждения и вожделения, так сказать.

где в углу комнаты блестели красными огоньками ещё не одна пара жаждущих крови глаз — гы-гы *многозначительно*

Красные глаза приближались, вступая в ореол света, отбрасываемого факелом — а за ними карабкались по стенам цепкие руки…

два мощных клыка оттягивали губу — прямо из губы росли?

с клыками, как у орков, только с верхней губы — ага, а здесь уже клыки из верхней губы растут.

Глаза северного орка безразлично смотрят впереди себя — нет чтоб внутрь черепа заглянуть…

Из ран от некоторых стрел покатились вверх под потолок густые клубни чёрного дыма — и вот агрономия забирает переходящий бычок у анатомии!

А вот этот апперкот как понравиться? Я провёл серию мощных ударов. В каждый удар я вкладывал силу, словно это был мой последний и единственный удар. Но именно этим последним ударом я должен сразить своего противника. Удар в живот ногой, вампир согнулся, я его посадил на ‘колено’. Послышался хруст костей. Что я ему сломал, меня мало волновало. А потом я взял и скрутил ему голову, так что она осталась у меня в руках, а его тело бездыханным упало на пол — я чувствую, что этот товарищ из тех, кто еще в детстве стал садистом, отрывая крылышки прокладкам…

Добавить комментарий