Фэнтези Прода Выпуск 34-2007

Автор: | 09.11.2017

Наше дело скотоводство и сбор урожаев на палях — предлагаю революционно собирать его на паях!

Взвалившись в одежде, на кровать я стал ждать — сам себя ловко взвалил броском через плечо.

Вокруг них роем летали маленькие управляемые аппараты автоматического полёта — без детальных уточнений в наше время не проживешь, да-с.

он в истерике кружился вокруг себя, пуская в расход свои боеприпасы — и водил вокруг себя хороводы.

Вокруг моего тела светилось голубоватое пламя, мои глаза выражали ненависть и жажду расправиться с моим врагом — опять Синдром Зеркала.

нюхая ароматный запах — запах извивался и кричал, что ему противен чужой нос.

впала в дэпресуху — конрэтно так.

закрыл глаза и мысленно изменил структуру ножа, в моих руках был пластилин из металла. Сосредоточившись на образе бритвы, я получил у себя под рукой настоящий бритвенный станок — талантливый юный химикофизик.

буратинистый курносый нос — вот оно! Философское единство противоположностей.

Глаза рыжеволосой наполнялись бурным потоком эмоций, которые, срываясь вниз, впитывались в кожу мужчины — какой ужасный конъюнктивит.

Крики блаженства заполняли пустые залы замка, распугивая чердачных его обитателей — сов — это ж надо так орать. Ей бы лучше сигнализацией поработать.

Так что укутка происходила без каких-либо проблем и сопротивления — а так же усушка, утряска и прочий износ оборудования.

Я абсолютно чистая и чужой крови нет, но синяки имеются. Это оставляет надежду, что мыли мое безвольное тело только женщины — типичное проявление женской зависти? Избить бесчувственную соперницу?

— Не смеши мои гриндара — у них и так уже колики — какая прэлесть.

скрипнули друг о друга когти, сжимаемые в кулак — долой эти надоевшие пальцы!

солдат решил объяснить всё ещё раз своими словами, а заодно просто выговариваться — зарапортовался, однако.

Когда нас отправили в пансионат благородных девиц, где нас должны были учить танцам и прочей дребедени мы с Т. сбежали в Магическое училище боевых искусств — как, оказывается, все просто! Я поражаюсь.

я спокойно могла призвать огненные смерчи и торнадо, с чистой совестью вызывала дождь, когда на небе не было облаков. А по оборотничеству у меня стояла пятёрка, но если все, включая Т., могли превращаться, в летучих мышей и волков. То я преобразовывалась только в пантеру, дракона и ещё многих, но ни как не могла превратиться в летучую мышь, зато в волка, пожалуйста — а еще у меня был запредельный левел скромности.

чуть надавив на зубы языком, с замиранием сердца стала наблюдать, как вместо них выдвигаются клыки, а глаза наполняются серебром, теперь я не была похожа на обычного человека и уж точно не выглядела как жертва, нет, я была самым настоящим хищником — мама…

Зима красива и торжественна, она пахнет смертью и сыростью трёхметровой ямы, она чарует людей и заставляет их двигаться и думать — торжественный запах трехметровой ямы, угу.

Я бежала по лесу, спотыкалась, падала, утирала кулачком слезы, смешивая их с землей — и взбивала до кремообразного состояния.

На ветках сосны, под которой я сидела, обняв зверя, выкатив грудь, стояло два зеленокожих существа — что кто делал, и кто на ком стоял?

— Твоей одинокой извилине, направленной в сторону кладбища, не понять желаний женщины — не перл. Но достойно распространения в массах 🙂

—Ее сына, дроу, эльфа и девчонку с огромными способностями… Сколько времени тебе понадобится, чтобы создать стену огня?
—Четверть часа.
—А ей несколько секунд без подготовки. И заклинание не сорвалось, она сама его дезактивировала… — Мэри-Сью, клинический случай. Уничтожить, — подвел итог Главный Маг.

Мои губы потягивали её соски — боюсь даже подумать, чем они закусывали.

— Нет, так не годится, заткнись, ты, паршивый вредина. — это говорит мужчина восьмисот лет отроду. Налицо необратимые изменения психики и ориентации.

отворачивая взгляд от рыцаря — и тут же прикручивая к себе.

с трудом откапав свой портфель — все, можно считать это традицией, наравне с бегающими глазами — беспрестанно что-то куда-то капающие ГГ.

Я робко потянулась к его губам. Когда он накрыл их моими обручальное кольцо мягко засветилось — так вот чем они закусывали…

-Прям щаз, — эльф щелкнул пальцами и на его плечах возник плащ. — в натуре, пацанчик, ты че?

Это был последний спокойный день в жизни Школы… — поубивав бы (с) за эти штампики.

Их губы сами потянулись друг к другу — и снова закусили друг другом!

Она что, дроу никогда не видела?! Хотя, ее интерес вполне понятен — мои белые волосы, особенность расы, падали на плечи волнами, черные, практически бездонные глаза смотрели всегда с напускной наивностью на этот мир, да и хрупкая фигура ничем не выдавали во мне наемницу — все пряталось под маской Мэри-Сью.

По лицу С. поползла улыбка. Она просто не могла не заговорить с ним. Любит совать свой нос всюду… — я бы такие улыбки в поликлинику сдавал для опытов.

И тут пронеслась ослепительная белая вспышка — взревывая турбодвигателем.

Он спокойно встал из-за стола, подошёл к рыбакам и вонзил нож в плечё одного из них по самую рукоять. Вниз от раны побежали струйки крови — «свобода!» — кричали они, покидая плечё. Рыбаки невозмутимо сидели.

А тот, не дождавшись реакции, напрягся, закусил зубы — и съел их! Муа-ха-ха!

сидел у костра в старой заброшенной шахте. Огонь слабо согревал только кожу — нет, чтобы как обычно — кишочки, ливер прогреть…

А теперь он дрожал такой мелкой рябью, что этого было просто незаметно — человек-холодец.

Был приказ стоять на смерть — и стояли они на ней, пока смерть не задохнулась…

Человечество, наша цевелизация погибнет — да, вот уже признаки деградации налицо.

Я решительно толкнула дверь и вошла. Чуть не довела бедного продавца до инфаркта. Ну люблю я торговаться! — это она распахиванием двери торгуется? Сильно.

а там надо сказать было на что посмотреть, одни статуи чего стояли — а главное — на чем стояли. Ого-го.

а может холод, навивала мрачная атмосфера — навивала нить за нитью, пока не накрутила целый клубок.

оборвав монолог стражника, на каменную мостовую перед башней со звонким шлепком, размазываясь по камням, упало чье-то тело — просто онегдот какой-то.

После повтора по пятому кругу З., пребывающая в состоянии тихого бешенства пополам с перманентной истерикой, направилась к Магистру, ученики сползли на пол от хохота — а это уже знакомая вам З., которую с полплевка побивают всякие Мэри-Сью. Авторские глумления продолжаются!

Кончики тонких пальцев становятся когтями — представляю, как это приятно…

— Вас похотели — а это очень серьезно. Прошу пройти вас за мной… — в похотливую комнату.

Тогда он зло воя обрушил высокую ель… — хочется прочесть «зловонно». Сиречь, взрывной волной испуга.

— Лжец!
— Все, ты меня утомил… Убей себя! — yes!

———

О скромных героях.
Читал я тут одно интересное произведение. В первых пяти строках на юного, но талантливого мага нападают страшные-преужасные твари, которых он картинно истребляет. На десятой строке он мановением ресницы излечивает пострадавшего. На тридцатой строке в таверну вваливается толпа молодцов с арбалетами, которых ГГ радостно истребляет. На тридцать пятой строке он встречает невинную и прекрасную деву (герцогиню), которой срочно требуется телохранитель. На шестидесятой строке на новоявленного охранника смело нападает толпа разбойников, которых ГГ упоенно крошит в салат, демонстрируя всем Спецэффекты С Огоньком. Еще три строки — и ГГ походя уничтожает вражеского мага. Неплохого, судя по тому, что против Марти-Стью он выстоял целых две строки…
С нетерпением жду продолжения.

Добавить комментарий