ВЫПУСК 36-2010

Фэнтези Прода Выпуск 36-2010

Богатый каштановый волос, дамы из белого мерседеса, был поднят во французский двойной пучок – вспоминается анекдот про бабу Ягу. «Ну тогда с распущеннными пойду».

По зале — занавешенной тюлью из тюлени— меж уже захмелевших посетителей, в самый дальний затененный угол к столику с табличкой «заказан», Света была проведена кавалером с элегантным шиком, под молчаливые аплодисменты выпученных мужских глаз и завистливых, подведенных тушью женских очей. – вопрос: как звучит хлопок одним глазом? Таким глазом, наверное, и пощечину можно дать.

Но, юная девушка еще не умела, наслаждаться триумфами, и все ее мысли были заняты стратегически важным вопросом: как, ну как расставлять эти проклятые запятые?

Пока Света шла — дефилировала походкой модели коленками вовнутрь, – ну хоть не назад — все еще было ничего, но она совершенно не представляла, как расположить ножки, в положении сидя, поскольку коварный земноводный снова лишил ее трусиков —  Земноводным девушка почему-то называет духа по имени Змей. А люди, разбирающиеся в биологии хоть слегка, могут подумать, что это какая-то лобковая жаба, питающаяся трусами.

«...Видите себя естественно и не принужденно», — ласково прошуршал в головке Змей, снова посетив ее мысли ужиком. – лучше ершиком или вантузом – чище было бы в головке.

— Прошу садиться, фройляйн Уфимцева, — отодвигая стул от столика уже вслух, причем, уходя от ее едкого вопроса на немецкий язык, произнес Змей. — стулу прибавили уровень громкости.
Возможно, Света и удивилась, откуда у нее знание немецкого — действительно, откуда человеку знать слово «фройляйн».

А к Питеру Веберу, раздвинув губы до ушей, словно смайлик на всех парах колобком катился администратор Колька. - паровой колобок с улыбкой до ушей — чудо стимпанка.

Девушка прикрылась чайной розой от дамы в красном, что размещала почти оголенные силиконовые имплантаты за столиком между Тимохой и дверью в подсобку.  - новая мода — носить искусственные сиськи без кожи.

Света выдержала паузу, наслаждаясь картиной как Змееныш описывает заплывшую жиром харезматичность администратора кафе — схожесть слов «харизма» и «харя» ввела в заблуждение не одного аффтара.

— Сами понимаете у нас не Германия, тяжелое наследие Сталинского режима!.. - *представляет немца, который оправдывается перед клиентом наследием Третьего рейха*
— Вот врет, а!!! — перевела Света по-немецки. — Жаль Сталин аборты запрещал, вот и народились выкидыши социализма и выкидыши выкидышей! – Как вы смеете, я выкидыш в третьем поколении!

Змей ее взор напрочь привязал к своему, грудь готова была выпрыгнуть из платья от блаженства. - и пружинистыми прыжками ускакать за горизонт.

Мадам Голесницкая медленно стала преображаться в Генриха Карловича. Сначала словно от очень большой свечи вспыхнул огонь, пламя пожирало даму в красном, имплантаты, лопаясь, текли, скворчали и испарялись. (…) Кровь начала испарятся, а Голесницкий пройдя через огонь, снова обрел женский стан и силиконовые имплантаты… - это, по-моему, уже нездоровая фиксация.

Преображаясь в кошку, цепляясь в плечо кругляшка Кольки, Света прыжком сорвалась с места. Группируясь, отталкиваясь от администратора задними лапками, она буквально растворилась каштановыми ворсинками в воздухе и пронеслась по зале дуновением ветерка, лишь слегка колыхнув волосы дамы в красном, что весьма удачно совпало с неуклюжим разворотом старшего лейтенанта Озерцова, точнее, сработавшей веером папки в его руке. – судя по описанию, папка сработала как вентилятор.

Он был просто сражен увиденным! Что это было, как это было и кем это было!!! - АААА!!! *потеряв голову от загадочности происходящего, носится кругами по комнате*

После чего, быстрым движениями свободной руки растворяя стакан в кармане для платка и подхватывая Свету под локоток, вышел из кафе, не обращая внимания на отцепление… - милиция отцепила здание. От фундамента. И куда-то увезла.

— Рядом с тобой в кофе я почувствовала себя кошечкой. Ры-р-ры мяу! – джакузи с кофе и валерьянкой – Смотри на меня чаще Змеюшка, так, как смотрел!
— Как?
— Так!
Света выпучила глазки, оттопырила руками ушки и высунула кончик язычка. - а затем затрясла прочими частичками тушки тельца.

Света дула губки и разглядывала высокую бутылочку  Рислинга, поглаживая белую этикетку, плавно обводя коготком буковку за буковкой. - «Р... и... с... л... Тьфу, опять сбилась...»

«...Подумаешь, кошечка! Ну, растворилась! Я же все-таки, какая ни какая, а Звезда! Голая!.. Бац, и готово!» - голые звезды и растворимые киски! Только в нашем фрик-шоу!

С этими шатаниями, туда-сюда, по календарю Всесильного Коло, я совсем потеряла счет дням до очередной менструации! В любой момент, я могу разродиться «гостями»! – *гордо* Вот! А вы говорите — аффтары об этой проблеме не вспоминают! – Но как видно, иметь счастье обрядится в обыкновенные трусики из хлопчатобумажной ткани, мне не судьба! И тут, о радость! Вы наконец-то вспомнили о моем интиме! Света, неплохо бы вам кроме вечернего платья иметь что-то еще и под ним! Но для этого, в два часа ночи, я должна вместе с вами пробраться через лопухи и совершить кражу со взломом! Не выйду!!!.. У меня истерика! Буду сидеть в машине, пить вино и пожирать фрукты, пока не рассветет!.. – *задумчиво* Женская логика такая логика.

 – Миновала полночь и нам надо до утра проникнуть в интим-салон мадам Голесницкой, — до того, как там побывал Кит, — проговорил Змей. - а то он все раскупит, сволочь! И в посудную лавку тоже заглянем, пока там не побывал Слон.

Маленькие черненькие стриги обхватывали ее стан спереди и треугольником уходили в долину меж ягодиц. – *страшным голосом* Не ходите в зловещую долину меж ягодиц, там водятся стриги.

— Там — кивнул он на кирпичную стену, возле которой буйствовала Мать Природа зарослями густой и пахучей полыни. – в огороде агротехника неистовствовала горохом, а в свинарнике хряками бесновалось животноводство.

Света присела, развязала шнуровку на ботельонах, скинула каблуки, - обувь с отделяющейся боевой частью - смерила глазами расстояние до стены, потом от земли до крыши и побежала напевая:
«Я подарила бы тебе пол мира,
Пол мира и даже больше
Я привила бы жить тебя в квартиру
К себе в квартиру,
Но ты не хочешь…» – я привила б тебя к стволу лимона... А может, груши... Но ты не хочешь... Рулит Мичурин...

Света отряхнула друг об друга ладошки от кирпичной пыли и поднося их к носику тыльными сторонами, прогундосила:
— Ну вот, я же говорила! Что так и будем стоять, — дурь нюхать? – ГГ ширяется кирпичом? А цементом внутривенно?

Я страдала страданула — слезкой Змея приманула! - манулов не трожьте, гады.

Все, Змееныш, мы квиты! И дальше у нас должны быть только любовь и взаимопонимание, о змеябомж, самый коварный из коварнейших! - далеко ж ваша любовь с такими комплиментами пойдет.

— Вот, скажи мне, Змеюшка, чтобы ты делал, если бы Дверью оказалась милая и скромная девочка, с утра до вечера играющая на скрипке или на виолончели? – *эх, мечты, мечты...* – Ну, может быть, и не совсем скромная, но которая бы понятия не имела, как нужно покорять заборы и лазить по подвалам! - парализованная чтоле?

Смело поднималась по скользкой от многолетнего нароста мазуты — в Украине, скользкой от многолетнего нароста Мазепы – вертикальной лестнице, словно заправский моторист, и стойко дышала порами солярки, –  пористая солярка — топливо будущего!

Приложив к грязной и жирной от осадка испарений горюче-смазочных материалов стене слух, – и воткнув в замочную скважину зрение – отчего у Светы, не страдающей чувственностью воображения, по спине пробежало что-то на подобии мурашек, – оно ехало на подобии мурашек верхом.

— Змеюшка, а там нет, случаем, арматуры, какой? - неа, только мощные залежи запятых. - Проволока в мою сторону не выпирает? А то бац! И прощай девственность. - *представил себе что-то очень страшное*.

...в носу исчез запах солярки, сменившись еле уловимым ароматом сладких до одури духов мадам Голесницкой. Света без особого восторга встретила столь резкую перемену в рецепторах своего обаяния — и органах харизмы.

А ты давай колдуй или таскай! Орбайтен, герр Питер, орбайтен… Шнеля! - орбайт мохт фрой!

Один вопрос — один ответ. Джек-под… Тройка, семерка, туз… - *задумчиво* Под чем был Джек, интересно?

— Газета какая-то, простолетняя! Кто там? Это я почтальон Печкин! Принес заметку про вашего мальчика! Кто там? Это я… и так до бесконечности. – зовите санитаров, Джеку плохо.

— Женофоб! — все же тихо, но выдохнула она.
Правда, к чему? Но надо же было сказать что-то! - причина 85,7% идиотских диалогов. - За фоба от Змея она получила такой же краткий и ядовитый ответ:
— Феминистка!
— Я!!!.. - «Суфражистка! - Я!!! - Вуманистка! - Я!!! - Все трое налево шагом марш до кухни!»

Княгиня сидела на стуле немного боком к гостям, ее левая ножка упилась — в хлам и орала песни — пальчиками об половицу деревянного пола, отчего напряжение обращенной к ним ягодицы эффектно вырисовывало прелестную попку. Правая ножка, подпирая икроножную мышцу, ласкала пальчиками левую. Животик наоборот был отпущен на волю и женственно округлился. - разнесло его на вольных-то харчах.

Опираясь лопаточками на спинку, обнаженная княгиня, прогибаясь, немного развернула грудь к ним, а ее поднятые крыльями лебеди руки, с чисто выбритыми подмышками, - Эдвард Руки-Лебеди с бритыми подмышками, бедный мой моск... – подобрали пышный каштановый волос, оголив изгиб шеи, украшенный слегка повернутой от мужского взора головкой. – голова как украшение шеи. А еще она в нее ест (с).

Стряхнув с нее пыль и открыв, прочел на латыни: «Поучение, ежи во святых, отца нашего Климента, папы Римского о двенадесятницах». – ...и дикобразы в чинах ангельских.

Глаша без какого-либо энтузиазма посмотрела на виноград, персики, груши, яблоки киви, - яблоки маракуйи, яблоки папайи... — и принялась за курицу, проталкивая ее в рот нарезкой окорока… - так курица уже не лезла, а рука до рта не дотягивалась.

Света где-то читала, что так надевались Хлысты собираясь на свои молитвенные собрания. - жрица-дроу была одета в один только хлыст...

Повеяло жаром. Перед девушками открылась финская баня в инфракрасных лучах, но посередине квадратом на жаровне был уложен дичь камень – баня для Хищников.

Надо мной аптекарь Грегори в дыру ямы свисает и шрамом у нижней губы скалится. – аптекари с зубами в шрамах свисают в норы пропастей. И все-таки, под чем был Джек?..

девушка провела ладонью по горячему, воспалившемуся размышлениями лбу. Сняла кику, выпучила глаза и надула щеки… - аллергия на мысли, обычное дело.

Идея конного нудизма так ярко обрисовалась у нее в головке, тяжестью отдавая в животике. – она еще не видела коня-эксгибициониста в длинном пальто.

Светка крутанулась, словно балерина в фоете у которой неожиданно лопнула резинка и спали трусики, освобождая ножку и отталкиваясь от того, что нагло напирало со спины. – упоминаний трусов в произведении невероятное количество.

Глаша буквально запрыгнула в Светкины трусики, делая кульбит ножками в сторону Кита. Женщина оставалась женщиной даже в такую сумасшедшую минуту. Елизар на секунду остолбенел от такой чудной панорамы вблизи, сужая обзор до минимума — невольно, совсем по-мальчишески.  Воспользовавшись этим, на него навалилась рогатая тварь. – когда во время финального эпического сражения у героинь сваливаются трусы, то это что-то значит, господа. Это что-то значит.

А есть бывшие общежития для рабочих, с комнатками от девяти до двенадцати метров, как раз в размер ванны, в которую, вашими усилиями хорошо сдобренное мукой  тело мое, просто изнывая, просится! – вместе с Йодой Мастером, м-м-м!

Правда Светка сейчас тоже была полузеленой, по голеням, щекоча, текло какое-то желе, мокрый сарафан прилип к заднице и, еще утром белоснежная полупрозрачная кофточка, грязными потеками слизи выделяла груди с крупными ягодками сосков — самое время выступать на конкурсе мокрых маек. – кажется, это произведение писалось одной рукой.

Корчась от ужасной боли, Тимоха стал изрыгать место матерных слов кровь, клочками. – клочки крови и струи мозга матерным потоком выходили из несчастного.

— Думаете, что я Воланд?
— Исходя из того что я сейчас видела – вы круче.
— Михаил Булгаков описывал больные фантазии, я же врач и обладаю гипнозом. – а я читатель и обладаю мозгом, и, исходя из того, что я прочитал, больные фантазии описывал вовсе не Булгаков.

Фигура Глаши была мужикам на радость. Высокую грудь и круглую попу на стройных бутылочками ножках перетягивала тонкая талия с втянутым аккуратным животиком. Перекинув наперед волос, она оголила гладкую спину и покатые плечи, лебединую шею венчала маленький затылочек. – постапокалиптический идеал красоты.

На каждой лапе у него, подобно клешне, было по одному когтю, но лап было восемь. – лапы, когти, клешни… Главное – мозг. Мой. Поэтому на сегодня все, дамы и господа.

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 2

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники