Фэнтези Прода Выпуск 87-2007

Автор: | 10.11.2017

на плече иногда присутствует странного вида существо. На самом деле это гибрид крысы с пегасом. От крысы у нее размеры и вид, а от пегаса крылья. Оно имеет темно — фиолетовую расцветку, и чуть более светлые перепончатые крылья, покрытые редкой шерстью с проступающими кое-где перьями. Ее хвост как у нормальных крыс не розовый, а фиолетовый с кисточкой на конце — (предъявлено в комментариях к прошлому выпуску) итак, отбросив явные уродства внешности, сразу перейдем к главному: КАК? Пегас насиловал крысу? Крыса насиловала пегаса? Безумные генетики насиловали обоих?

К нам подходил инквизитор, который назвался водным братом Норы, ваша милость — (найдено merit_seguer) а также подводным и глубоководным. Видимо, семейство каких-то молюсков…

меня уже водрузили на «милую коняжку» вампира — как-то созвучно со словом «шняжка», не находите? Или это такой эвфемизм вроде нефритового стержня…

пришедший по частому аналу приказ буквально заморозил его на месте — ну-с, кто расшифрует?

зашли в кабинет нечистологии. Там сидело около двадцати студентов. По бокам кабинета стояли скелеты неизвестных существ — кабинет ежился и страшно боялся за свои бока.

Отлетевшая тварь вцепилась зубами в первое, что ей под эти самые зубы подвернулось,- в голую ногу одного из страшил, где и повисла, как бульдог, задумчиво перебирая челюстями – зубы у нее шевелились, что ли…

Его замок напоминает мрачный лабиринт из камней, кое-как скрепленных паутиной — а мы ведь предупреждали — на соплях надо делать!

Единственное развлечение в этой жизни — истребление тех, кто вообще ничего не ведает о кодексе магического мира и в корне его призирает — то есть истребление примерно пяти (а то уже и шести) миллиардов человек *задумчиво* однако…

Трава высотой по колено, густая и раздражительно пахучая, словно клопа задавил у себя под носом — клоп коньячный деликатесный. Давить щипцами под носом.

Она казалась печальной, но эта была светлая грусть. Светлая грусть ожидания. Послышался хруст веточек, девушка встрепенулась, и в её руке замерцал заряд молнии — очень интересная трансформация светлой грусти ожидания.

Нет, она, конечно, догадывалась, что адские создания женского пола очень высокого о себе мнения, постоянно озабочены, норовят сбить с толку, и им известно о чужих грешках. Но чтобы настолько! Э. стала вспоминать этот разговор. До чего же противная она была, эта Х., хоть и не лишена дьявольской привлекательности. Только, видимо, она почувствовала в Э. конкурентку и раскусила ее неприязнь к себе. «А как еще можно относиться к мерзкому отродью, которое беззастенчиво пялится на членов группы и отвлекает их от дела?» — женщины *ухмыляется*

Серый костюм, серая куртка, рюкзак за плечом, ножны, простая непретенциозная одежда странствующего рыцаря — что-то мы с вами в истории рыцарства пропустили…

Выпустив когти, я свалился прямо на мерцающий купол защиты, проломил его, нанося мощные удары по некроманту — некромант сам из себя сделал купол защиты?

Надо же, за те восемьсот тысячелетий, пока я считала тебя погибшим, ты кое-чему всё-таки научился — блин, вот уж как я люблю это свободное оперирование цифрами…

Я уныло брела по лесу. И куда делась эта наглая лентяйка, разжившаяся за мой счёт? Да уж, ей-то сейчас точно всё равно, где и я и что со мной. Моя лошадь обладает завидной способностью (естественно, завидной для моих врагов) делать мне гадости. Ну, кто её, спрашивается, просил убегать, когда её хозяйка только что расправилась с очередным прихвостнем вселенского зла, а точнее с одним дураком, который возомнил, что если он будет обладать могущественным артефактом нашего времени, он станет великим колдуном и могущественным магом. Этот артефакт и был тем камнем преткновения, за который сражались Светлая и Тёмная стороны. Самое интересное, что он не принадлежит ни той, ни другой стороне. Как и я, впрочем. Он представляет собой рубиновую сферу, по краям которой высечены контуры пентаграммы. Красивый. Жалко только, что капризный. Меня, кстати, он почему-то признал, хотя попал ко мне совершенно случайно. Может потому, что я не принадлежу ни одной из сторон? Да, я ведь не представилась. Я — вампирша Лэссарин, а друзья зовут меня Лэсси. У меня много врагов, много друзей, а знакомых ещё больше. Я — некровожадный, безобидный (но, конечно, относительно — могу так в битве покалечить, что мало не покажется) вампир. Я ушла из своей долины, долины вампиров, так как там я изгнанница. Мой отец был вампиром, вампиром — Повелителем, мать — обыкновенной ведьмой. После смерти отца его сестра-Повелительница Тэлриен захватила власть в долине в моей долине Артексе — это вся глава, прошу заметить. Я не могу это комментировать. Автор жаждет отзывов.

Словно на огненный вихрь вылили солидное ведерко воды, потушив всепожирающее пламя — солидное ведерко — это десять литров или пятнадцать? Какая мощь! Можно лесные пожары тушить.

Молодой парнишка требовательно посмотрел на мою развалившуюся фигуру – явно не наигрался в конструкторы.

— Я пойду? — радостно взвыв, спросил я учителя, бросаясь за портфелем — да, я тоже презираю эти восклицательные знаки.

а солнечные лучи веселыми зайчиками поблескивали на двух витых рукоятках мечей — я, конечно, далеко не специалист, но разве рукоять меча можно делать витой? Ее ж еще и как-то держать надо. Поясните, господа.

— А давайте, ее того… ну встретим?
— И что скажем?
— Ну…
Прервал кто-то диким криком.
— Напугаем! — да здравствует свежий взгляд на правила написания диалогов!

Как-никак личность я ничем не примечательная, родословная укладывается всего в пару строк: родилась я всё в той же избушке, родителей своих никогда не знала, воспитывала меня бабушка — потомственная ведьма Яга Ягишна — как-то это все подозрительно. А были ли вообще родители? Или девочка возникла чисто по воле бабушки?

И повсюду были свечи: несколько люстр — огромные круги, на которых тесно стояли свечи — люстры занимали собой вообще все пространство. Напрочь.

Сначала я, как и всякий здравомыслящий человек, долго возмущалась и пыталась воззвать к остаткам разума собеседника и убедить его обратиться в психическую больницу. Но он достаточно легко сумел убедить меня, что магия существует. Тогда уже мне самой захотелось позвонить в ближайший дом терпимости и попросить политического убежища — хм, впервые встречаю героиню, которая готова стать проституткой…

— Да не нервничайте вы так, — убежденно заявила В., видя, что лицо инквизитора медленно становится бардовым, — а то инсульт схватите — я тоже кому-нибудь что-нибудь убежденно заявлю в таком ключе. Давно не видел трансмутацию человека в барда.

Переместившись в очередной город, забитый высотками, как гранат зернами — угу, забит весь так, что аж трещит от напора. Улицы вообще давно ликвидированы.

И тут ни с того ни с сего на голову мне летит кирпич, здоровенный такой булыжник. Ну все, думаю, прощай беззаботная и радостная жизнь студентки, здравствуй матушка сыра земля. Последнее, что я успела сказать:
— Ой!
И исчезла за миг до того, как камень меня коснулся. — гррррр…
Очнулась я не в больнице и даже не в параллельном мире, как случалось с героями моих любимых книжек. И уж тем более не в Раю. А там, куда я меньше всего ожидала попасть: в Аду. Вокруг меня пылал яростный огонь, и из него то и дело появлялись смешные мордочки с розовыми пяточками и тут же исчезали — веселуха просто. Нет, я понимаю, что Ад — это уже давно никого не пугает, но смешные мордочки? Они, случаем, не каваились там?

— А меня Ксения. — сменила гнев на милость я.
— Очень на нашу Ксею похоже. — заметил пузатенький Дель.
— А кто это? — поинтересовалась я.
— Так одна высшая демоница. — объяснил робкий Свай.
— Сейчас уже, наверное, архидемоном стала. — добавил Шух. — Только из человеческого мира вернется да во всю свою мощь войдет, так и медальончик соответствующий поднесут.
— Какой медальон?
— Ну у нас это один из символов высшей власти — кто догадается, что случилось с ГГ после этого тончайшего намека на некоторые Великие Обстоятельства?

— Ксея, я и забыл какая ты наглая и вредная. — нежно проговорил демон. — Другая на твоем месте уже давно бы лежала здесь кучкой пепла.
— Мы не знакомы. — отрезала я.
Демон растворился в воздухе и мгновенно оказался передо мной.
— Неужели не помнишь? — промурлыкал он, касаясь моих золотистых волос — сексу хочется, сексу, сексу… но приходится сублимироваться в литературе. Ах мои золотистые влосы! Моя наглость и вредность…

Я быстренько вытянула из огромного гардероба (да, мы женщины такие) открытое черное шелковое платье! Оно подчеркнуло мою идеальную фигуру. Я тряхнула головой, и мои длинные светлые локоны рассыпались по плечам. Не слишком я на демоницу похожа, что-то из ангельского во мне определенно есть. Если бы не золотые рожки на голове, да черные кожистые крылья с золотыми прожилками, то точно с ангелом путали бы — девушка! Еще раз повторяю: Мэ-ри-Сью. Пейте валерьянку.

Я ехидно и удовлетворенно улыбнулась своему отражению в огромном зеркале во всю стену. Неужели он думает, что только он такой обольстительный? Что не сделают чары, то выполнит природная красота. Эх, как же мне нравится с ним общаться! Все эти колкости и намеки, сексуальность в голосе и двусмысленные улыбки, которыми мы обмениваемся… — блин, сексу-то как хочется, ужас просто…

Я вышел в помещение, дышашее разве что не лучше чем парфюм столичного щегла — мастер ПРОМТ здесь старался в из над?

Мне нужно было оружие и я вытащил старенький ржавый ножик из стола. Также немного походив по комнате взял две отмычки, пару бутылок мацта, четыре батона и несколько корешков со склада — остро чувствуется логика почетного геймера-квестоходца.

Затем снова отправился в путь. Я хотел перелезть в долину рядом с пещерой Хассур и оттуда двигаться в направлении к Форту — через что же пришлось перелазить в долину? Через ужасный дощатый забор?

Я перешёл через хребет и оказался прямо над пещерой Хассур. Туда я сунуться не решился, т.к. по слухам там водилось много опасных рэкетиров, которые грабили обозы — вот так вот перешел хребет и — опа! — прямо над пещерой уже. Однако тут была подстава… рэкет проник в фэнтезийный мир.

Потом он вышел из домика и побежал… Он бежал очень быстро и стремительно… Пока он бежал, он даже не замечая для себя убивал гуаров, кагути и других тварей, которые попадались ему по пути к его неизвестной цели… — а еще — ничего не замечая — он разорял города, топтал посевы и насиловал крестьянских жен…

Он перестал бежать и пошёл к деревне шагом. Деревня была огорожена частоколом и на входе стояли две башни и ворота. Он ускорился и снова побежал. Я не понимал зачем! Он бежал прямо по направлению к частоколу, немного сбоку от ворот. Он сменил лук на меч и ещё какой — то острый предмет похожий на шило. На бегу он крикнул какое — то слово на непонятном мне языке и продолжил бежать к частоколу. Подбежав, он воткнул это «шило» и меч в бревна и пополз таким образом по по частоколу вверх — аффтар воткнул шило своего литературного стиля в мой моск.

Раскинув руки по сторонам, он вбежал в эту толпу. Он свёл мечи и начал рубить людей во всех направлениях, при этом выкрикивая какие — то слова. Он остановился, когда вокруг остались только кровь, трупы и отрубленные конечности — из записей оскотиневшего винта в мясорубке.

Видел внутренности обеих башен… Но там не было людей, там были скелеты, духи предков, личи и другая нечисть — башни — это такие гигантские существа, в чьих кишках водятся скелеты, духи и прочие паразиты.

Когда уже последние сантиметры шипа извлекались из моей ноги, вверх вдруг ударил луч света — гребаная радиация!

Мельница. Дом мельника. Значит, вода.
-Туда.
Постучали. Долго никто не открывал. Голос:
-Кто?! — просто какая-то пьеса в трех актах.

При входе на ручке двери, на пальцах затянутых черной перчаткой, я заметил отблеск солнечных лучей — кто на ком лежал?

Классичаский поход за артефактом может и так обернуться — может обернуться агонией рускава языка.

чмокнув детей в уворачивающиеся личики — дети бегали, а их личики все уворачивались…

Несколько тонких косичек на висках, возле пробора и вплетенные серебристые нити сделали мою подругу похожей на банальную «а-ля эльфийку» – звучит как смертельный диагноз.

Одна я, ковыляла, еле перебирая ноги — время от времени приходилось бросать те, которые уже засохли.

— Что ты будешь делать? — настояла Л. — еще одна конвульсия рускава…

черный, плохорасствормый уголь (сыпешь его в напиток и зубы… страшно смотреть) — ага, держишь жертву за шкирку и сыпешь ей в зубы уголь: «Жри печеньку, жри печеньку!»

Открыв глаза, я успела заметить, как от моих рук оторвалась небольшая птичка, размером с волнистого попугая или воробья. Птица неслась прямо и, врезавшись в телевизор, энергия взорвалась — птица резко трансформировалась в энергию, уже интересно. — Думаю, не стоит говорить что телевизор, тумба, на которой он стоял, кадка с цветами и кресло разлетелись на мелкие кусочки. Даже не знаю, каким чудом Д. успел схватить меня за шиворот и выбежать из комнаты — ага, взрыв был медленный-медленный, чтобы ГГ успели схватить за шкирку, протащить по комнате и выскочить вместе с ней в кордор. Голливуд..

————

Давно уже натыкаюсь на слово, употребление которого в определенном контексте выводит меня из себя. Как человеку, знакомому с английским, сразу хочется закричать, мол, хватит делать кальки с буржуйского наречия. А слово это — «иметь». Выглядит его использование как-то так: «увидел перед собой данмера, он был обрит и имел огромный шрам на лице» — ну не могу, не могу я переварить это вот «он имел шрам». У него был шрам! Так же попадается «она имела друзей», «сумка имела застегнутый замок», «конь имел уздечку» и пр. Ужас.

Добавить комментарий