УЗОРЫ ТЬМЫ. ГЛАВА 1.

1.

Я медленно шла по ночным коридорам Академии и наконец-то чувствовала себя в безопасности. В голове мелькали воспоминания о светлом артефакте и архимаге Визуле. Подумать только, ведь этот ненормальный и впрямь мог уничтожить всех темных!

Но все закончилось. Больше не будет бессмертных фанатиков, Скрижаль вновь покоится в глубине схрона. Никто не нападет на Леорию, в Академии снова воцарится спокойствие. Моей жизни ничего не угрожает, и, главное, у меня есть Арт. Не знаю, надолго ли, но для меня любой срок – уже бесценный подарок. Учитывая, насколько была мала сама вероятность этого, и что я вообще должна была давно погибнуть.

Целиком погрузившись в собственные мысли, я споткнулась и едва не упала, и только это вернуло меня в реальность. Хватит. Нужно, наконец, выспаться: все-таки двое суток на ногах. А то падаю даже на ровном месте, несмотря на вернувшееся ночное зрение.

И все же полностью отвлечься от недавних событий я не могла: в голову упрямо лезло недавнее прощание с вампиром. Его поцелуй и шепот.

Алианта. Это слово грело мне душу, хотя его точного значения я не знала. Да и какая разница? Из уст Арта оно прозвучало так нежно и ласково, что общий смысл был понятен и без перевода. Красивый у вампиров язык, певучий. При возможности, надо будет обязательно его подучить.

В таких вот романтических мыслях, зевая, я зашла в комнату и сонно кивнула Рэй. А потом охнула: эмоции растерянности, непонимания и злости окатили меня как из душа.

– Ты, ты… – глаза подруги расширились. – Ты снова темная? Как?!

Ох, а я-то уже и забыла, насколько элементалистка принципиальна в таких вопросах.

– Я сделала выбор, сама, – постаралась спокойно объяснить ситуацию я. – Рэй, понимаешь…

– Ты сама?! – в ее голосе зазвенел гнев. – Как ты могла отказаться от части себя?! Я еще могла понять это раньше, твоя жертва ради друга была оправданием, но сейчас?? Тебе дали второй шанс, а ты осознанно совершила такое… предательство?!

– Рэй, пойми…

Но она не слушала.

– Не желаю понимать! Ты предала свет! Предала всех нас!

Рэй выбежала из комнаты, хлопнув дверью.

Вот не ожидала от нее такой реакции! Настроение опять испортилось. И что теперь делать? Как объяснить упрямой элементалистке, что сторона силы не настолько важна? Я задумчиво покрутила браслет на руке, отметив, что некогда молочно-белый камень в нем после прикосновения Многоликой почернел. Артефакт отозвался легкой пульсацией, подтверждая: это не случайность, и он действительно готов работать с некромантом. Что ж, мало кто может похвастаться таким предметом Силы.

Зевнув, я поняла, что больше думать не в состоянии, очень уж хотелось спать. Поэтому утешив себя надеждой, что Рэй вскоре успокоится и отойдет, я, как была, в одежде упала на кровать и мгновенно заснула.

Но утром все стало только хуже. Рэй не только не успокоилась, но и решила записать меня в свои личные враги. Кроме того, все, кто встречался мне по дороге в столовую, полностью поддерживали такое отношение и смотрели с неприкрытой ненавистью. Даже то, что вчера я являлась едва ли не героем, ничего теперь для них не значило. Клеймо рода предателей с этого момента закрепилось за мной, видимо, навсегда.

Снова накатило навязчивое желание спрятаться в морг. Вроде, Анхайлиг говорил, у него с кадрами проблема?

* * *

В кабинете архимага, несмотря на раннее утро, было многолюдно: здесь находились Савелий, Джад, Род и еще какой-то некромант магистр. Собрание проводят, что ли? Лица у всех кислые, даже обреченные, смотрят на меня с легким раздражением. Одного взгляда на них достаточно, чтобы понять: я не вовремя. Вот прям совсем.

– Ты что-то хотела? – тон Анхайлига требовал излагать просьбу быстро, а потом так же быстро исчезнуть.

Впрочем, в этом наши желания совпадали.

– Вам на дежурство в морг никто не нужен? – выпалила я. – Могу хоть сутками там сидеть.

Анхайлиг недоуменно приподнял бровь, но отрицательно мотнул головой.

– Пока нет. Ребята возвращаются с практики, и нам уже легче. К тому же допрашивать покойников ты не можешь, так что, отдыхай, Тень. До начала учебного года меньше двух недель осталось.

Я закусила губу и расстроено вздохнула. Нет, так нет. Попробую придумать что-нибудь еще.

– Чего у тебя опять случилось? – с легкой улыбкой полюбопытствовал Род.

– В целом, ничего, – я замялась. – Просто все вокруг смотрят на меня как на врага народа, едва ли в спину не плюют. Даже в комнате не спрячешься – у меня соседка, Проявленная светлая, уж очень принципиальная оказалась. В общем, приятного мало.

– Вот мне только очередных стычек сейчас и не хватает для полного счастья, – раздраженно проворчал архимаг и выразительно взглянул на Савелия. – Иди, решай проблемы своего второго курса. Заодно и распределением займешься, все равно пора уже, а у Джада опыта нет.

– У меня будто его полно, – проворчал тот и со вздохом поднялся.

– Своего? – обрадовалась я, едва мы вышли в коридор. – Значит, вы нас не бросите?

– Как ни прискорбно, но, увы, – кисло подтвердил Савелий. – Придется терпеть вашу компанию еще год.

Мы подошли к лестнице, но некромант почему-то направился не вниз, а стал подниматься на верхние этажи факультета Некромантии.

– Куда это мы? – недоуменно спросила я, следуя за ним.

– Заселять тебя будем, – откликнулся тот. – Только соображу сначала, как бы вас всех четверых рядом разместить. В западное крыло, что ли?

Савелий в задумчивости покусал губу, а потом, кивнув сам себе, уверенно направился дальше.

– Четверых? – я с непониманием захлопала глазами. – А остальные?

– У некромантов очень многие уходят после первого года обучения, – не оборачиваясь, объяснил магистр. – Анхайлиг не рассказывал разве?

Я вспомнила, что и впрямь говорил. Вроде как основное умение – допрос трупов, получено, а большего от некроманта для нормальной работы и не требуется. Значит, ребята просто не вернутся с практики, а ведь мы даже не попрощались. Стало грустно.

– И кто остался?

– Ты, Ари. Серж приедет завтра, а к концу недели Визор.

Н-да, негусто. Но, в конце концов, ребятам повезло больше, чем той же Миранде. Я тряхнула головой, отбрасывая грустные мысли, тем более что мы, кажется, пришли. Савелий широким жестом обвел пыльный, явно давно пустовавший коридор с мутноватым витражным окном в дальнем его конце. Три магических светильника при нашем приближении тускло вспыхнули, позволяя разглядеть четырнадцать массивных дверей, щедро украшенных паутиной.

– Западное крыло, – почти счастливо провозгласил магистр. – Наиболее уединенное и спокойное место в Академии. Можешь выбрать любую комнату, здесь они все, гм, свободны.

Охотно верю. Вот чувствую, заслал нас сюда Савелий исключительно по своей природной вредности, а не потому, что где-то в более приличных местах комнат не хватало.

Знакомый громкий смех за спиной полностью подтвердил мое подозрение.

– Чем же они тебе так не угодили, Сай? – к нам подошел Род. – Здесь ведь лет десять никто не жил.

– Потом расскажу, – пообещал Савелий. – В лицах. А ты сбежал что ли?

– Ага, – Род довольно кивнул. – Пока Анхайлиг переключился на Джада и его программу для первокурсников, – он вдруг с улыбкой посмотрел на меня. – Кстати, поздравляю с возвращением в ряды некромантов. Анхайлиг помог?

– Он самый, – я поморщилась, – весьма неприятный процесс оказался, кстати. Мне даже показалось, что не выберусь.

– Верю, – Род посерьезнел. – Дважды за один день избежать смерти, да еще такой, это много, очень много.

– Да уж, – воспоминания о Двайне и светлом архимаге заставили меня поежиться.

– Анхайлиг вкратце рассказал нам о Визуле, – без труда угадал мои мысли некромант. – Тебе просто невероятно повезло, что этот ненормальный посчитал тебя избранницей Артура.

С этим я была полностью согласна.

– Сама удивляюсь, чего ему такое в голову взбрело.

– Просто обычно человек после оживления сам становится вампиром, – ответил Савелий. – Визул не знал, что ты вампиром быть не можешь, и неправильно истолковал вашу связь. Да и демоны с ним! Ты осталась жива, и это главное. Если бы Визул хоть на мгновение усомнился в том, что ты – алианта Арта, убил бы сразу.

– Кто? – переспросила я, нервно сглотнув.

«Мне нужно время, алианта».

Если это то, о чем я думаю…

– Алианта. Избранница, – пояснил магистр, – они так называются. За свою алианту любой вампир действительно готов отдать жизнь, и даже больше.

Меня пробрала дрожь. Этого не может быть! Несмотря на все мечты, я ведь с самого начала прекрасно понимала, что такое просто невозможно! Арт – архивампир-правитель одного из сильнейших государств, а я всего лишь некромантка-недоучка. И чтобы он ради меня был готов все бросить и пожертвовать жизнью?

Но ведь именно так и было! Память резанули воспоминания о горящей ловушке Визула. О внезапно выступивших на защиту Леории вампиров, хотя Арт ненавидит людей и некромантов, а уж Анхайлига и подавно. И он отказался от бессмертия, чтобы сохранить мне жизнь.

Нет, я просто что-то не так поняла. Стоит только спросить ребят, и они объяснят, что я ошибаюсь… а если нет? В душе вспыхнула какая-то сумасшедшая радостная надежда. Решившись, я посмотрела на Рода. Если попросить, он ведь наверняка сможет разобраться.

– Знаешь, убить алианту Высшего – большая удача, – довольно сообщил мне тот. – Это самый быстрый и легкий способ от него избавиться. Самого архивампира убить практически невозможно, а после смерти избранницы он ушел бы сам. Думаю, большая часть народа даже в нашей Академии были бы рады такому подарку.

Механически кивнув, я нервно облизала пересохшие губы. Инстинкт самосохранения, наученный горьким опытом всеобщей ненависти к Антеро и Велиару, после этих слов буквально взвыл. Молчать надо в тряпочку! Я слишком слаба и уязвима. К тому же, если от меня зависит и жизнь Арта…

– Расстроилась? – неверно истолковал мою замкнутость Савелий. – Брось. Все равно худшего выбора, чем ты, для архивампира и представить невозможно.

– Почему? – в моем голосе помимо воли проскользнуло возмущение.

Да, я не претендовала на неотразимую красавицу, но все же…

– Ты не можешь стать вампиршей из-за крови Ари, – коротко пояснил Род. – А это значит, у вас не может быть детей.

Я смутилась, вспомнив, что то же самое говорил и Визул.

– Так у них что, только от вампирш дети рождаются? – буркнула я.

– Именно, – кивнул Савелий. – Причем не просто от вампирши, а только от избранницы. Это весьма специфическая раса.

Я ойкнула, начиная понимать, что он имеет в виду.

– Угу, – подтвердил Род. – Да, ряды низших неплохо пополняются за счет обращения людей, однако более высокий статус ребенка напрямую зависит от статуса родителя. У низшего может родиться только низший, у Высшего – либо низший, либо Высший. Ну а архивампир может появиться только у архивампира, да и то не всегда. Поэтому их так мало, и становится все меньше.

– И если бы ты оказалась алиантой, Артур стал бы последним архивампиром Вайленберга, – завершил Савелий. – Прервалась бы и эта ветка, а их и так осталось очень мало. Мне так пофиг, а вот ты вряд ли хочешь для него такой судьбы, верно?

– Верно, – прошептала я, вспоминая взгляд Арта.

Тоскливый, обреченный, и все же не смог не признать меня. Как же ему, наверное, плохо. Все время. Знать, что никогда не будет наследника, на которого надеется все государство… Арт имеет полное право меня ненавидеть.

– Ладно, я пойду, а ты можешь заселяться, – вернул меня в реальность магистр. – Да, и как встретишь Ари, скажи, чтобы тоже сюда перебирался.

Я уныло кивнула и снова оглядела коридор, стараясь выбрать не самую загаженную паутиной дверь. Бесполезно.

– Сволочь, – вздохнула я. – Как будто мы виноваты, что Анхайлиг его вместо Димитриона решил поставить. Вот скажи, откуда здесь столько паутины? Такое чувство, что тут не десять, а лет сто никто не жил!

– Это не паутина, Тень, – хмыкнув, пояснил Род. – Просто сработало заклинание консервации.

– У того, кто его придумал, было мерзкое чувство юмора, – я поморщилась. – Но если эта пакость на дверях – результат заклинания, надеюсь, чистят ее магией?

– Увы. Только ручками.

Настроение безнадежно испортилось.

– Не переживай, – Род сочувственно пожал мое плечо. – Если убраться и светильники подзарядить, здесь не так и плохо будет. Наверное.

Последнее он произнес уже с сомнением. А я поняла, что убираться придется мне, и в полной мере оценила изящную Савельеву месть. Видимо, магистра одолевали сходные чувства, когда ему пришлось разгребать и упокаивать найденное мной Кровельское кладбище.

– Пойдем, посмотрим, что внутри, – наконец, решилась я.

Стараясь ступать по полу максимально осторожно, чтобы не поднимать при каждом шаге пылевое облачко, мы подошли к ближайшей из дверей.

Надо ли говорить, что комната так же оказалась далека от совершенства? Матрас на кровати почти полностью прогнил, дверцы шкафа покосились, а одну из ножек письменного стола весьма значительно кто-то подгрыз.

– И недели не простоит, если начну пользоваться, – оглядев ножку поближе, хмуро констатировала я и чихнула.

– Айда в следующую, – вынес вердикт Род.

Но и во второй комнате ничего хорошего не оказалось. Постоянно чихая, ругаясь и все больше покрываясь пылью, более-менее сохранную мебель мы нашли только в четвертой. Здесь, во всяком случае, требовалось заменить только матрас, а вода в небольшой ванной, хоть и ржавая, но пошла.

– Тут останусь, – решила я, прикидывая, насколько расползшееся покрывало годится в половые тряпки.

– Вещи твои принести? – предложил Род.

Я кивнула и благодарно посмотрела на некроманта. Самой мне действительно попадаться на глаза толпе враждебно настроенного народа в ближайшее время не хотелось. Род только улыбнулся и, махнув рукой, мол, понимаю, вышел в коридор. Все-таки некромант стал мне хорошим другом. О том, что он может попытаться меня убить, я старалась не думать.

Что ж, приступим к уборке. Матрас мне, конечно, в одиночку не вытащить, но, надеюсь, Род поможет. Смочив в ржавой воде кусок покрывала, я осторожно собрала пыль и открыла окно, чтобы выветрить затхлый воздух. Окно, кстати, выходило на внутренний двор факультета Некромантии, который созерцать было куда приятнее, нежели порядком надоевшую за год мусорную кучу.

Следующие полчаса я отмывала все, до чего только могла дотянуться, благо старое покрывало вполне для этого подошло. Род с моими вещами появился, когда я заканчивала отдраивать ванную.

– Я тебе новый матрас заказал, – довольно сообщил он. – Должны будут скоро принести. И заодно в коридоре светильники подзарядил, их теперь еще лет на сорок хватит.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я и кивнула в сторону кровати. – Поможешь заодно от этого гнилья избавиться?

– Легко, – согласился некромант, слегка прищурился и что-то прошептал.

Прогнившая ткань потемнела и стала стремительно уменьшаться в размерах. Не прошло и пары мгновений, как останки матраса серой пылью осыпались на пол, осталось только подмести.

– Ух ты! – оценила я. – Чем ты его так?

– Просто состарил волокна, – ответил Род и подмигнул. – Некромант может влиять на любую материю, живую, или мертвую, не важно. Лет двадцать учебы, и сама сможешь повторить.

– Два-адцать, – протянула я, чувствуя, что интерес к заклинанию стал стремительно пропадать.

– Ну, может, семнадцать, – обнадежил некромант, присаживаясь на краешек стола. – Да демон с тем заклинанием, ты лучше скажи, чем в ближайшее время займешься? До начала учебного года остались еще почти две недели.

– Не знаю, – я пожала плечами. – На практику уже не отправят, так что, наверное, буду тут сидеть, или в библиотеке. И стараться не попадаться никому на глаза.

– Хм. У меня есть предложение получше.

– Какое? – полюбопытствовала я.

Честно говоря, перспектива две недели торчать в четырех стенах и читать книжки меня и саму не особо прельщала.

– Помнится, я обещал тебе кое-что, – Род улыбнулся. – А невыполненных обещаний оставлять не люблю. Так пока свободное время есть, может, наведаемся в твой поселок, да поговорим на месте с твоей бабкой?

Я с недоверием посмотрела на него, но едва осознала весь смысл предложения, радостно пискнула:

– Правда?

– Ага, – карие глаза некроманта сверкнули весельем. – Пару дней отдохнешь, я дела улажу, и поедем.

Род ушел, оставив меня в приподнятом настроении. Все утренние неприятности сами собой отступили, и я погрузилась в мечты о предстоящей поездке домой. Всего несколько дней отделяют меня от столь нужных ответов бабушки! Может, я все-таки узнаю о своих родственниках и, мечтать так мечтать, кого-нибудь найду!

Я как раз заканчивала раскладывать немногочисленные вещи по ящикам и полкам, как принесли матрас и пару смен белья. Уф-ф, вот теперь можно и отдохнуть. Лениво взглянув в окно, с удивлением отметила, что уже перевалило за полдень. Живот немедленно напомнил о себе и намекнул на обед.

Осознав необходимость прогулки за пределы факультета, я скривилась и с неудовольствием поджала губы. Появляться в Центральном корпусе и привлекать к себе внимание ну никак не хотелось, однако не умирать же с голоду? Вздохнув, я кое-как почистила балахон от пыли, накинула капюшон и направилась в столовую.

Впрочем, меня узнавали и так. Стоило только показаться на первом этаже Академии, как на меня обрушилась очередная порция негодующих взглядов и перешептываний. В конце концов, я, не выдержав, сдернула капюшон. Да шли бы они все со своим порицанием! Какого демона я должна скрываться, или чувствовать себя виноватой? Мой выбор касается только меня.

Стараясь не обращать внимания на окружающих, я уставилась в пол и столкнулась с каким-то светлым элементалистом-воздушником. Проигнорировав его брезгливый взгляд, я молча двинулась дальше, но почти тотчас едва не полетела носом вниз, каким-то чудом успев удержаться за стену. Магический всплеск подтвердил – это не случайность. Резко обернувшись, я получила тому и живое доказательство: воздушник, даже не скрываясь, довольно скалился.

Злость во мне достигла пика. Едва соображая, что делаю, я, в лучших традициях Миранды, совершенно искренне его прокляла. И лишь увидев, как тот, схватившись за живот, с побелевшим лицом рванулся к туалету, поняла, что натворила. Вот только совестно не стало ни капельки, наоборот, если я что и ощутила, так это полное удовлетворение от содеянного. В конце концов, не я первая начала.

Накрутив себя такими мыслями, в столовую я входила с твердым намерением проклясть любого, кто только посмеет попытаться меня обидеть. И пусть мое личное проклятье не слишком сильно, но все же, как оказалось, весьма неприятно.

Желающих больше не нашлось, но успокоиться мне не дали: только я села за стол, как рядом буквально из ниоткуда возник Ари. Все боевое настроение при появлении брата мгновенно испарилось, и сразу захотелось провалиться под землю.

– Не надоело от меня прятаться? – холодно полюбопытствовал он.

Весь вид темного эльфа не предвещал ничего хорошего. Глаза его укоризненно прищурились, и я потупилась, не выдержав этого взгляда.

– Извини. Просто не хотела, чтобы ты видел, ну-у… в общем, не важно. Я все исправила.

– Какая же ты все-таки еще глупая, – проворчал Ари. – Думаешь, я бы не понял, почему ты решила сменить сторону?

– Может, и понял. Но все равно бы расстроился, – выдавила я, не отрывая взгляда от тарелки.

– А твои игры в прятки меня, видимо, должны были осчастливить.

Возразить на слова брата было нечего. Оставалось только ковырять ложкой кашу, молча признавая свое полное поражение.

– Ладно, – сжалился тот, наконец. – Надеюсь, больше подобное тебе в голову не придет.

– Конечно, – поспешно закивала я и с надеждой посмотрела на Ари. – Ты больше не обижаешься?

Эльф только головой покачал.

– Обижаться на тебя – абсолютно бесполезное занятие. Лучше скажи, куда твои вещи пропали? Я заходил к тебе недавно, их в комнате нет.

– А, – вспомнила я, – мы переезжаем на факультет. Помнишь, где музей некромантии находится?

Ари кивнул.

– Так вот, нас заселяют в противоположном конце коридора.

– В западном крыле? – тот недоверчиво уставился на меня. – А других мест нет, что ли? Там ведь демон знает сколько времени никто не жил. Да там грязи как… мне даже исследовать не захотелось.

– Угу, – я поморщилась. – Я уже оценила всю прелесть нового жилья.

– И кто наш благодетель?

– Савелий, – кисло сообщила я. – Он и так зуб на меня точил за кладбище Кровеля, а тут еще Анхайлиг на него решил повесить наш второй курс и распределение первокурсников. В общем, он был злой, а я не вовремя попалась под руку.

Ари хмыкнул.

– Ясно. Что ж, значит, пойду заселяться.

– Заказывай себе сразу новый матрас, – посоветовала я. – И еще, в первые три комнаты по левому ряду можешь даже не заходить, там мебели считай, что нет.

– Ага, – темный эльф понятливо кивнул и ушел, оставив меня в самых мрачных предчувствиях доедать порядком остывший обед.

Почему мрачных? Просто зная своего брата, я сразу поняла, кто будет убирать его комнату…

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [1 Голос]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 2

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники
На портале Oneday квартиры в Днепропетровске посуточно недорого - семейный вариант.