Фэнтези Прода Выпуск 95-2007

Автор: | 10.11.2017

Войдя в переулок, заметил, что впереди идет девушка. На вид ничего… фигурка вроде ничего, типаж интересный, точнее необычный. Решено! Знакомлюсь! — что за типаж у фигурки был? С хвостом али крылышками? Или с сексуальным горбиком?

Верховный ударил кулаком по столу.
— Всё, довольно! На это задание вам предстоит работать в паре, и мне нет никакого дела до ваших личных отношений! Разбираться кто прав, кто виноват будете после возвращения. Можете хоть на дуэль друг друга вызвать! А сейчас извольте слушать! — давно уже не дает покоя мне этот штамп: зачем писатели и сценаристы раз за разом сталкивают главных героев, которых отличает катастрофическая ненависть друг к другу? Нет, понятно, что на самом деле в итоге будет дружба (для мужчин) или секс (мужчина+женщина), но зачем? Уже в зубах вязнет.

На тонкой, почти скрытой под высоким воротом шее трепетала в безумной пляске вожделенная жилка — срочно ведите владелицу жилки к кардиологу! Она же сейчас взорвется.

Под алыми губами белели длинные клыки — кстати, тоже давно думаю — какой зубной пастой пользуются вампиры, что у всех без исключения белейшие клыки? Почему бы им не быть желтыми?

Вдруг мою голову пронзил резкий удар боли. Будто кто-то (явно очень нехороший!) стукнул меня обухом топора по темечку. Я застонала и, схватившись руками за причинное место, мешком рухнула на землю — кажется, мы пропустили четыре абзаца нереальной ЭнЦы, после которой ГГ схватилась за истерзанное причинное место и мешком рухнула на землю.

в реанимации, рот связан, капельница в три литра сбоку – связали рот трубочкой, губы от безжалостного связывания онемели… а в капельнице самогон, не иначе.

лукаво прищурился джинн, свободной рукой потянувшись за лепешкой и делая на ней значительный надкус — это-то и отличает джиннов: они не как-то там откусывают, а делают значительный надкус.

В этот момент, донеся шум лошадиных копыт — кто донес шум до порога и свалил прямо там?

[кошка] в форме большой пампушки скакала вокруг костра словно мяч, изредка очень сильно ударяя по гигантским черным теням – нет, я понимаю, что у автора кошка – нэко, но пампушка? Галушка, пельмень, голубец….

Разлепив кое-как веки и взглянув на источник моих мучений, у меня вырвался стон — стон забегал кругами, хватаясь за больную голову и издавая пронзительные завывания.

мы — воители, но наша раса имеет ограниченные способности к превращениям, которые не определяются полом и расой и несколько ступеней развития — наша раса имеет ограничения, которые не определяются нашей расой! Сдохните от мозговой атаки, читатели.

Злостно ударив ладонью о стену — я бы сказал — злоумышленно!.

Конечно же, в Академии не обходится без драк из-за представителей прекрасного пола — а вот представительниц там попросту не было! Приходилось драться за эмо-боев.

Пятнадцать повозок, охраняемых около полусотни стражников, не могли ни привлечь внимание любителей поживиться за чужой счет — …ни привлечь, ни соблазнить, ни… в общем, так и ушли повозки ни с чем.

Внезапно кисти рук как по маслу, свернувшись в трубочку, вышли из наручников – нельзя такое на ночь читать…

На мгновение все замерло, и преграждающий щит охватило пламенем. Теперь уже разбойники начали кричать, понимая во что ввязались. В следующий миг огненная стена начала расти и в какой-то миг со скоростью света прошла сквозь деревья, растаяв на некотором расстоянии от дороги — так Волшебный Мир впервые познакомился с советскими ядерными разработками. Умерли все.

ты гуляешь в парке под снежный шорох опрокинутых туч, или плывешь на маленьком, лысеющем катере по проливу – ваши метафоры жрут мой моск.

Вдруг я почувствовал, что сейчас кто-то войдет и приготовился ударить тем что у меня было голубой нитью контроль над которыми я буквально мгновение назад восстановил — я только про голубых что-то уловил…

Убегавший, почувствовав, что его поймали, собирался нанести удар в челюсть, но его рука была перехвачена и удерживалась во избежание новых попыток — явно запись из протокола.

Кабан захрипел, попытался отползти, оставляя на земле кровавую колею — буксовал, что ли?

На ремешке из магического золота висел увесистый медальон из того же материала с инкрустированным огромным алмазом — плачьте, ювелиры.

мог только сказать, что медальон был определенно сделан из чистого магического золота, а инкрустированный огромный алмаз был подлинным. Так же с тыльной стороны обнаружилась письменная руна, хотя в этом юноша был не уверен — может, просто кто-то кракозябру нацарапал.

не претендовали по размерам на покорение устоев церквей — чо?

Он закрыл глаза и выждал несколько секунд. Открыв их, темные фигуры приобрели форму и очертания — так они и бегали за ним, не давая закрыть глаза. Кому же хочется терять очертания?

Их волосами были лианы с редкими маленькими лепестками, а глаза словно капельки росы — угу, два брульянта в три карата. — То, что на них было надето, сложно назвать одеждой в понимании человека. Скорее это были большие лепестки, которые хорошо лежали на них. Кое где виднелись мелкие светящиеся цветочки, предававшие им таинственности — точно предатели. Светятся всю ночь напролет, понимаешь ли. — На свету их кожа была б бледно-зеленная, но сейчас она казалась призрачной — и сквозь нее хорошо виднелись кишочки.

Все трое сидели в полной неподвижности, будто ожидая чего-то. Близсидящий дух осторожно поставил перед собой руку и немного пододвинулся, приоткрыв и закрыв в безмолвии рот — наверное, хотел съесть поставленную перед собой руку, но не решился.

Лицо духа сразу же озарила улыбка, и он подскочил ближе, запечатав юношу в объятиях — страшно звучит: «Я запечатаю тебя в объятиях навеки!»

Но лошадь решительно мотнула головой и, аккуратно взяв, хозяина за рукав, повела с дороги. Всадник не особо сопротивлялся, видимо он рассчитывал, что скакун его поддержит, но лошадь действовала решительно. Сойдя с дороги, она отпустила рукав и решительно начала пытаться снять седло — просто нет слов.

— Отлично. Тогда я наконец-то осуществлю давнюю мечту… РОТА, ПОДЪЕМ!!! — от моего крика проснулся даже Джерин. — В одну шеренгу становись! — Ух, ты! А у меня и голос командирский! — По порядку рассчитайся!
Я мучила их всех, включая Джерина, до тех пор, пока мясо не было готово — целый отряд девачег в штанах, над которыми автор реализует свои комплексы, ну-ну.

По утрам я заставляла наемников отжиматься, качать пресс, приседать и даже заучила с ними «Катюшу» — это не смешно, от этого просто тошнит.

На меня огромными фишками и открытым бункером смотрела девушка — какой слог, критики плачут.

Только в этом мире три луны могут сойтись во едино — и устроить офигененный Армагедец! — Такое будет случаться каждую сотню лет пока в этот мир не явить чистая душа, которая была избрана ещё за тридцать поколений до рождения — а пока — пусть тонут, твари. Сольем луны воедино!

Кларк резко подскочил с кровати … Кларк вскочил на пол — и поскака-ал (с)

Змейке из золотого льна не нравилось беспокойство хозяйки — каких только монстров люди дома не держат…

Теперь он был одет в простые черные штаны и такого же цвета гольф, на плече которого был расположен герб королевской семьи — серебристый крылатый дракон на бордовом щите. Хоть по всем признаком за стенами дворца было лето, в замке всё равно было прохладно. Даже в таком простом одеянии можно было чётко разглядеть черты члена королевской семьи. А. стоя прямо, скрестив руки на груди, и своими голубыми глазами, которые вызывали одновременно страх и восторг, не мигающим взглядом смотрел на Вальдемарта — гольфы с плечами, черты члена, пробивающиеся сквозь одежду, и Классические Глаза — только у нас!

Он так устал от людей, от постоянной суеты, что этот маленький домик казался ему раем. Тем более он находился недалеко от Храма, которому он служил — такое ощущение, что домик служит храму. Недвижимость в рабстве!

-Дык, не понял? — выдавил мужик.
«Ты в глаза его посмотри, в глаза»,- подсказал внутренний голос.
Послушавшись я покорно заглянула в глаза этого чуда. Ну ничего себе… взгляд полный недоумения взирал на несчастную меня.
-Не дошло? — эхом отозвалась я.
Народ стоявший поодаль, переводил взгляд , то на меня, то на мужика. И не с того не с сего заржал, все как один. Теперь не только горожанин выглядел растерянным, мы вместе на пару глазели на валяющихся по земле людей. Переглянувшись, вместе покрутили у виска. Раскрыв рот, что бы спросит, что смешного, сзади меня огрели, чем-то тяжелым… – наверное, ЛОПАТОЙ, после которой следует дико смеяться над чувством йумора аффтара.

— Эт доминабитур а мари юскю а маре ет а фламин юскю а терминос орбис террарум…- бормотали латиницу молодые губы, рисуя на ветхом пергаменте руны чёрной тушью — какой косяк сжимали эти губы до того, как начать возиться в черной туши?

Как это не прискорбно, но чаще и легче верится в чужие коростные планы, чем в добрые намерения – а вот как коросту с них отдерешь – так вообще тошнить начинает.

внутри меня взбунтовало смущение — и вырвалось из пупка наружу с громовым ревом!

не знал, чем отличается парень от девчонки, он никогда бы не задал вопрос такого плана маме, а отцу так тем более — зачем так жестоко с персонажами? Эдак и до содомии недалеко.

выплевывая окровавленную слюну — окровавленную, избитую, но все еще шептавшую: «смерть фашистским захватчикам!»

Ах, да вы же не знаете. Девочка умерла от смертельной дозы кокаина, введенного ей внутривенно. Преступник подошел к ней и сделал смертельный укол. Может, она даже и не заметила — подозреваю, что до этого девочка упилась до свинячьего визга.

Фиолетовые босоножки ловко удерживались на кончиках пальцев – балансировали с шестом и без шеста. Алле!

Я брезгливо отряхнула руку, к которой прилипло что-то белесое, по форме напоминающее мышиные экскременты — мышиные какашки имеют четко заданную форму?

И за что Ректор так на меня ополчился? Не за мою же врожденную вредность? — за мэрисьючность.

я как бы ненароком сложила пальцы в телекинетический узел — тройной, обратного плетения, угу.

Эльфийские туфли за целый день натерли ноги, но я не сняла бы эту красоту даже при подступающей гангрене. Нежно-зеленые, под цвет моих глаз на остром высоком каблуке — глаза на остром каблуке… Спасайся!

я перемахнула через перила, упруго воткнувшись в пол, даже не потеряв равновесия и не пошатнувшись ни на волос — из записей саперной лопатки.

чёрный едкий дым, что последовал за белым, впился в лёгкие, кусая и разрывая изнутри — я знаю, знаю, это атаковали безумные нанороботы, сбежавшие из секретных лабораторий. Агрр!

-Я прикасаюсь к тебе, и меня всю пронизывает тепло, тепло любви к тебе.
-Да, я тоже это чувствую.
Их губы слились в поцелуе — поцелуе влюбленных людей. Они стояли и не замечали ничего. А вокруг них такое творилось!.. Луч света скользнул по толпе, и она пришла в движение. Все вокруг начали плакать, и это были слезы радости. Давно никто из них не плакал, ничего не чувствовал. Беда отняла у них все чувства, кроме чувства самосохранения. Легко и радостно становилось на душе у людей, и они не стеснялись плакать. Эмоции были так велики, что купол пришел в движение тоже. Он словно проникся любовью царящей внизу и потихоньку таял. Как долго все продолжалось — не знал никто. Но, вдруг, яркий луч солнца упал на головы влюбленных. Все заискрилось, засверкало, заиграло солнечными зайчиками. Откуда-то появился ручей с прохладной водой. Деревья вдоль ручья стояли покрытые молодой листвой, трава под ними была ярче изумрудов, птицы вили гнезда, и все вокруг жило и радовалось жизни — и на этой в высшей степени тонко прописанной романтичной сцене… (всхлипы в зале)… мы удаляемся, дорогие читатели! Цвести, петь, вить гнезда и радоваться жизни!

Добавить комментарий