Фэнтези Прода Выпуск 105-2007

Автор: | 10.11.2017

Специалист по сервировке — queen_of_chance

На пороге моей комнаты стояло огромное чудовище с длинной чёрной вьющейся – случайно не шелковистой? — шерстью и горящими адским огнём глазищами.

— Сдавайся нежить! — проревел этот железный дровосек, размахивая мечом, который, по-моему, предназначался для вспахивания поля, а не для сражений – я не знаю, каково пахать мечом, но все-таки думаю, что нецелесообразно

Не теряя времени и не давая противнику опомниться, я подскочила к нему и… улыбнулась. Во все свои милые клычки! – еще одна жертва сумасшедших стоматологов, причем довольная

Вся семья собралась за ужином в Большой столовой. Мы мирно общались, шутили, подкалывали друг друга, в общем, всё было тихо… Пока зараза по имени Тэри не спросил, чем я тут без них почти год занималась. Га-а-ад!.. – Вот уж действительно гад! У родной сестры, почти год не видевшись, спрашивать, как она проводила время – у-у-у-у, зараза…

Стены стали плавиться и отекать, — усталые, отекшие стены… — ковёр задымился, по стёклам пробежала сеточка трещин, и они со звоном осыпались в низ. — В какой еще низ?- Братья наблюдали за этой сценой с интересом, раскрыв рты, мама начинала потихоньку нервничать… ничего так нервы у мамы. Конечно, ковер дымится, по стенам бегают сеточки трещин, стены отекают (кстати, это все от крика главгероини), подумаешь, это ж тьфу! Привычная женщина.

— А вот и ДА-А-А!!! — так, штукатурки на потолке почти не осталось, на месте ковра — выжженное пятно на паркете, в оконных рамах не осталось даже осколочка, лепнина на стенах где поотваливалась, где превратилась в размытое нечто. Я же говорила, что ещё припомню Филиппу, вот и совместила приятное с полезным! – так, ладно, где приятное и полезное в разрушении собственного дома?

Забежав в свою комнату, я, прежде чем плюхнуться на кровать оплакивать своё горе и подслушивать, что происходит в низу – а что там происходит? И в чьем низу? Это куда раньше стекла и сеточки трещин осыпались?

…Жила-была девушка Кларисса. Она была Наследницей. Ей как раз на днях должно было исполниться 18 лет, жизнь прекрасна, солнышко светит, птички поют… И тут её отец сообщает ей, что ровно через месяц после её Дня Рождения она выйдет замуж. Да ещё и за Тёмного Эльфа! […] Вот там-то, стоя под венчальной аркой, в момент, когда жених одевал ей на палец кольцо, она произнесла Проклятие: «Семья де’ Террибл Дарк! Пусть каждая твоя дочь будет обязана ровно через месяц после своего восемнадцатого Дня Рождения выйти замуж, иначе пусть её ждёт то, что ждёт меня! Я проклинаю вас!». И с этими словами она бросила на пол и разбила откуда-то взявшуюся склянку, и её охватило бушующее пламя, котороё никто не смог, да и просто не успел потушить. […] Конечно, был огромный скандал, Тёмных эльфов не любили ещё тогда, а после этого появилась, чуть ли не кровная вражда — логично. Девицу насильно выдал замуж ее отец, потом она покончила с собой, но кровная вражда все равно с эльфами. Кто-нибудь жениха спросил, ему вообще это надо было?

— Помягче?! Вот сами бы и попробовали ей такое сказать! Гуманисты нашлись!..
— Не выражайся при детях! — Тут же вскинулась мама. – Сквернослов! Бесстыдник! И где только понабрался?!

За спину закинула нагинату. Здоровая зараза! Но я её слишком люблю, чтобы расстаться с этим оружием. Как сейчас помню: дядя Руфус, который преподавал мне историю оружия и технику боя, привёл меня в огромный зал, больше напоминающий длинню-ю-ющую галерею, вдоль стен которой было развешано оружие. Здесь были и огромные мечи-двуручники (навроде оглобли того непредставившегося шпрота – это про рыцаря), и ятаганы с резными ручками из драгоценных пород дерева и камня, и сабли, и пики, и, даже маленькие метательные кинжалы. В общем: выбирай — не хочу!
И где-то в стороне от всего этого металлолома висела Она… Я, не раздумывая, рванула к Ней под сдавленный сип дядюшки:
— Камилла, стой! Не прикасайся к ней! – ну Оружие для Избранных, все ясно. А вот почему никому не придет в голову описать, допустим, Тримегадревние Пяльцы, дающиеся в руки только Главгероине, а всех остальных жестоко протыкающие входящей в комплект иглой?

— Что? — обернулась я к родственнику. Он переводил ошалевшие глазки с меня на нагинату и глупо, как-то нездорово, улыбался…
— Неужели?.. Нашлась хозяйка!
— Дядечка Руфус, что случилось? — Мягко, как учили разговаривать с душевнобольными, обратилась я к нему. В ответ он быстро, как-то странно зыркнул на меня и побежал к выходу из галереи. Резво так побежал!.. Не догнала. — А что, хотела испробовать свежеприобретенное оружие? Молодец, дядя Руфус!

насчет наглядной демонстрации мыслительного процесса Мэри-Сью:

Думаю. Уже минут 15 думаю. Ничего путного не надумала. Надоело. Блин! Что же делать-то?!

Так, продолжаю думать.[…] Снова думаю. Тяжёлое же это дело, однако! Сколько у меня в голове ненужных мыслей. Так, а ЭТО что за бредовая идея психа-камикадзе?!. А ну иди к мамочке!

Спускаться на ужин я отказалась, не до того — всё ещё думала! — Да ты что! 0_о

Я присела на бревно, лежащие у дороги, и стала думать. Как-то много я думать стала в последнее время, по-моему, я столько за всю свою жизнь не передумала.

Проскакав около часа, мы остановились на красивой солнечной полянке. Животинка тут же взялась за прополку газона, а я уселась прямо на землю — мне нужно было подумать. Опять. – во время часовой езды не до мыслей, конечно

[цитата уже была, но у нее, оказывается, еще и продолжение было!] Всё самое необходимое (как то: щётка зубная — 1 шт., расчёска для волос — 1 шт., шампунь, бальзам для волос и гель для душа — по 1 шт., косметика — много, лак для ногтей — 7 шт., помада — 5 шт., блеск для губ — 5 шт., юбка — 2 шт., брюки — 2шт., кофта — 2 шт., смена белья — сколько влезло) я собрала заранее. Попробовала поднять. Мдя… Я же надорвусь, пока дотащу ЭТО до окна! — Кофты кольчужные и из стали?
Решила вытащить одну юбку, три лака, две помады и один блеск. Снова напряглась. Не помогло… — Ну еще бы. Юбка, три лака, две помады и один блеск ведь зашибись как тяжело весят, они такую разницу создают…
[много текста]
Оказывается, меня выкинуло из портала всего в трёх минутах ходьбы от большого, но чистого села Майле. Со всех сторон вкусно пахло едой и мой желудок начал выводить затейливые рулады. Собирая вещи, я, конечно же, забыла про еду и деньги. – Да что ты говоришь?

Я зашла внутрь, огляделась и побледнела… В колыбели лежала маленькая девочка, кожа у неё была какого-то нездорового трупно-синего цвета, но она ещё дышала.
— Давно это с ней? — полузадушено просипела я.
— Да уж несколько деньков…
— Сколько точно?
— Почти неделю.
— СКОЛЬКО — Я СПРАШИВАЮ? — уже зарычала я.
— Пять дней!
-У-уф! — я облегчённо выдохнула. Значит не всё ещё потеряно. — На вашу дочь напал Тёмный Удавленник. — Скоростной диагноз! А может, у нее кость в горле застряла?

В течение следующих трёх с хвостиком часов я изгоняла, заговаривала, лечила и просто проводила время с пользой. В поместье мне ну уж оч-чень редко удавалось практиковаться в магии: все, завидев воодушевлённую меня, старались скрыться как можно быстрее, дальше и незаметнее. Само собой получалось не у всех, но всё равно мало. А здесь уж я развернулась! Хых!.. — э-эх! Ух! А в поместье, значит, она ловила убегающих и оказывала принудительное лечение и заговаривание?

Я выбрала чёрную кобылку (сначала хотела белую, но потом передумала — не практично — что, неужели пачкается быстро?), переливающуюся бликами от красно-золотых до зелёно-синих оттенков – не кобылка, а бензиновая лужа.

Я еле вытряхнулась из кровати и на ощупь начала одеваться. Справившись с этой задачей, подошла к большому, весящему на стене зеркалу, и… Испугалась. Брюки одеты наизнанку, рубашка застёгнута так криво, будто я проделывала эту нехитрую операцию в темноте и ногами (причём чужими), а уж что творилось у меня на голове!.. Взрыв фаербола на птицеферме выглядит куда как привлекательнее! Уж поверьте, кидала — знаю!
Я кое-как привела себя в порядок (хоть и относительный) и только тогда поняла что меня разбудило в такую рань. Шум. Грохот. Взволнованные голоса. МНОГО голосов. — Обратите внимание: реакция только что проснувшегося человека. Перво-наперво – подойти к зеркалу и кое-как привести себя в порядок, а уж потом задуматься, что именно разбудило.

— Попался! — и вот я уже держу его за воротник. А сейчас начнётся самое интересное, — Говори, что Тёмный Властелин в Светлой столице забыл?!
— А-а-а?.. — Блин! Когда же он, наконец, уже в себя придет?! Или это его обычное состояние?.. — У-у-у!!!
— ОТВЕЧАЙ!!! — я хорошенько его встряхнула.
— Дочь он свою ищет! — ошарашено ответил несчастный.
— А почему ТАМ?!
— Дык, откуды ж я знаю?! — праведно возмутился он.
— А что вообще там происходит?
— Ну… Это… В общем… Офигели все там.
— Гррр!.. — браво, браво, какой чудесный йумор!

Итак главный вопрос — куда мне теперь ехать. Домой я не поеду точно; дорога в Светлую столицу для меня теперь закрыта. Назад нельзя — остаётся вперёд! То есть на юг. А что у нас на юге? О-у-у! На юге у нас эльфы. Блин! Нет, ну можно, конечно, и на запад поехать… к драконам. Или на восток… к варварам. Даже не знаю что хуже. Драконы хоть и по жизни своей все такие из себя мудрые, но нервные-е-е! И жадные-е-е! Нет не хочу. А варвары… Варвары — психи! Тем более, что девушки у них за разумных существ вообще не считаются. И туда не хочу. Значит остаются южные леса и эльфы… – умилительно!

Длинноухие… Одно название, что Тёмные. Мы, Настоящие Тёмные, их на дух не перевариваем. У одного такого даже самого завалящего выскочки самомнения на пятерых Властелинов хватит. Конечно, ведь они у нас все как один благородные и Перворождённые. Тьфу! Аж противно! — Да кто бы говорил… — Они бы эту чушь ещё драконам рассказали, вот бы те посмеялись. Да ведь они же прекрасно знают, что Тёмные эльфы — это побочная ветвь Властелинов от светлых эльфов! Так нет же — пальцы веером, ушки на макушке! – Властелины – это такая раса?

Обернувшись, я наткнулась на пристальный взгляд карих, почти красных, и очень умных глаз. Быстро поднявшись на ноги я подошла и погладила её. Красавица. Чёрная, тёплая, мягкая, приятная на ощупь. У меня возникло ощущение будто я теряюсь в ней, как в тишине. В темноте. В летней ночи… Вот оно!
-Девочка, хочешь я назову тебя Ночь? — ласково спросила я.
Кобылка внимательно на меня посмотрела и… кивнула (!).
— О-о! — моя челюсть отправилась в свободный полёт.
Новоиспеченная Ночь громко заржала. Ехидно так. Зарраза! — здесь у нас со специалистом-сервировщиком снова сомнения — было ли это в проде или нет… но потеряться в кобыле? Как в летней ночи? Девушка, вы зачем туда влезаете? Не надо совать туда голову!

Плюнув на всё я села на траву. И чуть не выронила свою часть завтрака — презрев законы всех наук, лошадка села рядом со мной. По-собачьи — особенно она презрела вирусологию.

Вдруг откуда-то со стороны кустов в несчастного ударила волна воздуха («Воздушный Кулак» — опознала я) и, только каким-то чудом, не сбила его с ног, но он потерял драгоценные секунды и получил два довольно-таки глубоких пореза — на груди и на бедре. — Порезался Воздушным Кулаком, так и запишем.

— Эй, красавчики, кто желает познакомиться с симпатичной девушкой с отличным ч\ю и без в\п? — прямо вот так и сказала?

Какого […] ?!! – опять чудеса фонетики (квадратные скобки авторские) — проревел самый разговорчивый, но было уже поздно — я уже начала свой Смертельный Танец. У каждого члена нашей семьи он свой. Он рождается где-то глубоко внутри, а потом, когда ты берёшь в первый раз в руки По-настоящему ТВОЁ оружие, вырывается наружу. Это страшно, но по-своему красиво. И опасно. – Нет, ну может, кому-то и красиво, когда что-то наружу вырывается…

Первому я просто пробила глотку древком нагинаты, — ах эти гуру жестокого боя… — потом резко ушла вниз и влево — перерезала сухожилия у второго, ушла из-под его удара и одним лёгким движением перерезала ему горло — умри, смерд!

— Не приближайся! — истерично взвизгнула я. Так с голосом нужно что-то делать.
— Кто ты?
— Я — Красная Шапочка, скромная беспомощная девушка, которая заблудилась в страшном тёмном лесу! А ты кто?
— Гхм! — то ли кашлянул, то ли хохотнул эльф, — ну тогда я злой Серый Волк, специализирующийся на таких вот Красных Шапочках! Сейчас я тебя съем!
— Отравишься!
— Не-а! — нагло ухмыляясь, протянул эльф, не переставая двигаться в моём направлении.
— Тогда подавишься! — я ускорила отступление.
— А я аккуратненько!
— А я не вкусная! — оказывается всё это время я отступала по кругу. Так, нужно искать новые пути отступления. — И ты всё равно всю не съешь!
— Ну, что не съем, то понадкусаю! — облизнулся длинноухий. И сделал рывок вперёд.
— ААА! — я развернулась и начала позорно драпать от этого чокнутого, вопя:
— Ты что, совсем псих?! Эльфы не едят молоденьких девушек!
— Так то эльфы! А я — Серый Волк, не забывай! А ты — мой обед! Кстати, тоже не забывай!
-ААА!!! Парень, ты псих! Я тебе говорю: ты точно псих!
— Гы — гы — гы! — ржал этот за… нехороший эльф, гоняясь за мной по всей полянке. — А спорим не смоешься?!
— Я буду кричать!
— Кричи!
— Я буду драться!
— Тогда я буду кричать! Прока-азница! — вдруг жеманно протянул эльф.
— А?!
Я настолько офигела, что забыла переставлять ноги. Чокнутый ушастик, не успев затормозить, по инерции налетел на меня, сбил с ног, и мы покатились по полянке, вцепившись друг в друга.
— Отпусти меня, маньяк!
— Да ни за что!
— Убери руки, извращенец!!! — надрывалась я. Блин, да где же Ночь?!
— Не могу!
— Просто не хочешь!
— Ну, это уже вторая проблема… — и вдруг проворчал:
— Да не брыкайся же ты, я не могу нормально прицелиться!
— Что? — я настолько удивилась, что забыла о самообороне, — Куда прицелиться? Для чего?!
— Как, для чего? Есть тебя буду! — и укусил меня в шею. От избытка чувств я впервые в жизни(!) ухнула в обморок. — Я знаю, я знаю, что это слишком большой кусок! Но рука не поднимается отрезать что-то от этого исключительного по шизофреничности диалога. Поясняю — герои незнакомые, только что встретились…

— Ты повторяешься! Вот уж не думал, что ты такая нервная. Подумаешь, укусил тихонько… Я же пошутил.
Тут я, собственно, вспомнила почему вырубилась и бросилась осматривать осквернённую часть моего драгоценного тела. На шее не было ни следа. Нет, я конечно верю в свою офигенную регенерацию, но чтобы от разорванной артерии не осталось и следа… — Нехило так куснул, да? Вампиры отдыхают! Кровожадные эльфы на пути войны!
schreik: она жираф? Лихо осмотреть свою шею…

Я спешно вцепилась в ближайший камушек (кг 70) – и ухватилась за дерево (м 6, 85).

Дверная ручка в комнате повернулась. Так, пора сматываться! Забыли про маскировку и бегом во-о-о-н в те кустики по причине… Не по той причине!!! Просто я там давно уже маленький портальчик заныкала, чтобы в Торлит (столицу Светлой Стороны) на гулянки убегать – все уже поняли, что сленг в произведении не оставляет места для чего-либо еще?

Он поднялся и, залихватски, как-то совсем не по эльфийски свистнул. – А вообще-то эльфы так хи-иленько, полузадушенно свистят. — На его зов из-за ближайших кустов прискакал тёмно-серый в яблоках здоровенный (и где такого нашёл?) конь. – мир пони? Большого коня днем с огнем не сыскать?

— Потом. Всё потом. А сейчас — на ногу отсюда! — и мы пустили лошадей в галоп. – возможно, я тут не права, но честное слово, выражение про «на ногу» вижу впервые. Какому бедняге на ногу?

Две сценки ниже демонстрируют типичное для труда понятие об остроумии. А также являются хорошим примером для доказательства гипотезы «”Легко читается” не значит придурковатость слога». Резюме: классический случай, когда сильно всех главгероев хочется убить.

— Это тот, кто следит за всем, что происходит в семье, помогает, направляет и защищает. Круто, да?! — запрыгала Кларисса. Если учесть, что она была каменной статуей и весила соответственно… В общем полянку она утрамбовала на совесть.
— Ну, с этим мы разобрались. А что ещё ты мне хотела сказать?
— Ой, точно! Чуть не забыла. Я ведь ещё и вестник немножко! В общем слухай сюды.
Кларисса эффектно расправила крылья и на два локтя приподнялась над землёй. Откуда-то подул сильный ветер, красиво развевая ей волосы. Её глазки засияли не хуже моих. Красивая картинка, эффектная. Я оценила.

-…Я ЧТО, УМРУ?!! — под конец уже истерически визжала я.
— Не могу сказать! Я Хранитель, а не дешифровщик! — гордо вздёрнула нос Кларисса. — Твоё пророчество — ты и разбирайся! … и вообще, если будешь всё знать, будет не интересно!
— Ах ты!..
Тут, бессовестно прервав мою пылкую обличительную речь, затрещали ближайшие кусты, и из них появилась чумазая, ушастая и до нельзя удивлённая физиономия:
— Ой! А что это вы тут делаете?..

———- и еще добавочки ————-

Внезапно сильная боль разрезала ее тело пополам — это была бензопила «Дружба».

Возвращаться назад не было необходимости, можно было попросить какого-нибудь знакомого паренька затащить корзину с покупками домой. (откровенно говоря не знаю как мне показать атмосферу этого города, он располен в наших реялиях где то в туркменистане или казахстане, сонная, неторопливые движения, люди в толстых ватных халатах пьют чай, все это я представляю, но как то не идет, ладно в общем я работаю над этим) — потрясенные читатели рыдают от такой глубины располенной (от слова «полено»?) исследовательской мысли.

А. рассеянно выпустил колечко дыма. Только сейчас он понял, что же еще отличало неведомую девушку от человека. У нее были снежно-белые, словно лист дорогой бумаги, волосы почти до пояса, на уровне лопаток перехваченные обычным кожаным шнурком — по-моему — типичный парик О_о

Разбойники лукаво переглянулись… Из-за деревьев показался ещё один негодяй. Он был одет немного лучше других, и рука его уверенно лежала на рукоятке новенького самострела, явно нездешней работы. Остальные взялись за ножи как по команде — пра-ативные какие, мм…

Полностью собравшись, я посмотрел в зеркало. Длинные черные волосы заплетены в косу, янтарные глаза ясны, кожа белоснежна, одежда в полном порядке, плащ красивыми складками доходит до пола. Идеально. Подозвал Шиллу, мою пантеру, оглядел ее и кивнул. Тонкими пальцами с короткими острыми когтями порвал уголок письма. Вспышка Тьмы и перемещение — утю-тю, какое девочго в штанах…

— С возвращением, Андрюха!
— А ты кто? — спросил Андрей, ответив на рукопожатие.
— Роман Водкин! Неужели ты меня не помнишь?
— Нет!
— Странно!
— А ты вампир?
— Нет, я маг!
— А почему ты в тёмных очках?
— Просто я люблю их носить!
— Понятно! — Абалдеть! Круто! Ого! Ух ты!

Обугленная кожа вокруг ожога выглядела новой и чистой. Бывший ожог превратился в черное, слегка вдавленное пятно — п-передовая технология лечения…

Девушка с матово белыми маховыми крыльями — представил себе крылья, которыми нельзя махать, эдакое украшение страуса.

Взгляд лениво поймал в перекрёст глаз встроенные в печку часы — и застрелил дуплетом из ноздрей.

возлежал перламутровый ритуальный нож, изрезанный именами демонов и ангелов вдоль и поперёк. Причудливая вязь букв тянулась не только по гладкой ручке, но и острому, заточенному лезвию, в которых отражались карие глаза… Глаза сатанистки… — «made in Hell» — было написано в них… И подпись: «криатиффчег by Аццкий Сотона»

Добавить комментарий