УЗОРЫ ТЬМЫ. ГЛАВА 8.

8.

Лиллабель была в бешенстве. Наемная убийца сидела в таверне и цедила чистейший троллий самогон, пытаясь хоть немного отойти от пережитого позора. А ведь все так хорошо начиналось!

Вампир, с которым она заключила сделку, не ошибся: братца-отступника Лиллабель нашла точно в указанном месте. Причем Ариабет даже не был вооружен! Быстро расправившись с мальчишкой, темная эльфийка с триумфом вернулась домой. Но когда сообщила матери о смерти Ариабета, та только головой покачала:

– Я бы знала. Сейчас я чувствую его среди живых.

А потом появился Астаниэль. Едва услышав новость, старший брат потребовал в подробностях рассказать, как все произошло. И, узнав, сначала пришел в ярость, а после высмеял ее перед всем Домом.

– Конечно, он жив! Ариабета вернул вампир, а тебя просто обвел вокруг пальца, получив задарма твою помощь. Если бы ты не была такой эгоистичной идиоткой и рассказала обо всем мне, я бы посоветовал сразу рубить ему голову, чтобы не оживили! Такой шанс упустила!

Столько унижений разом! И, главное, кроме себя винить некого. Когда к ней обратился тот Высший, Лиллабель слишком обрадовалась выпавшей возможности. При удачном исходе дела, это была возможность значительно повысить свой статус в Доме. И упускать его она не собиралась, как и делиться успехом с кем-либо. А ведь расскажи она обо всем Астаниэлю, брат уж точно не дал бы вампиру себя одурачить!

И что теперь? Смириться она не могла – слишком велико оскорбление. Но мальчишку уже не найти. Или?..

Озаренная идеей, Лиллабель подскочила. Девчонка, которая была с ним! Раз вампир сумел отыскать Ариабета через нее, значит, и она сможет!

Не медля ни минуты, эльфийка направилась к знакомой прорицательнице. Та уже не раз помогала Лиллабель с поиском жертв, да и не только ей. Правда, плату за свои услуги женщина требовала немалую, но дело того стоило.

Старуха Марджа едва ли не единственная из людей без опаски жила среди темных эльфов и, более того, пользовалась у них некоторым уважением. Много лет назад прорицательница расчетливо перебралась в грозную столицу, зная, что наемные убийцы ее талант оценят весьма высоко.

Выслушав Лиллабель, Марджа согласно кивнула.

– Найти девушку твоего младшего брата? Что ж, если она и впрямь простая молоденькая некромантка – это не сложно.

Прорицательница взяла дейморку за руку, но, едва прикрыв глаза, тотчас отшатнулась.

– Ты ошибаешься, Лиллабель, – хрипло сказала она. – Девушка принадлежит другому. И лучше бы тебе с ней не связываться.

– Почему? – убийца недоверчиво приподняла бровь.

– Она избранница архивампира.

– Что?! – эльфийка изумленно выдохнула. – Эта маленькая девчонка – алианта Артура Вайленбергского?! Ты уверена?!

– Более чем, – кивнула прорицательница.

– Невероятно. Хотя…

Лиллабель вспомнила предупреждение Высшего. Подумать только, в какой опасности она находилась! Но теперь это был шанс. В обмен на жизнь своей алианты Артур выполнит все, что угодно.

Эльфийка просветлела лицом.

– Расскажи мне, где ее найти, – потребовала она.

– Ты с ума сошла! – выдохнула Марджа испуганно. – Он тебя уничтожит!

– Ты это видишь?

– Нет, – прорицательница запнулась. – Ты ведь знаешь, что видеть вас я не могу. Но не трудно догадаться…

– Мне не нужны догадки! Найди ее!

Старуха помрачнела, но все же вновь взяла эльфийку за руку. Через несколько минут Лиллабель узнала, что девушка находится в Леорской Академии магов. И добраться до нее будет непросто.

– К тому же, не забывай, вампир может переместиться к ней в любой момент, – добавила прорицательница.

– Не страшно, – Лиллабель прищурилась. – Есть у меня одна идейка… Главное, поймать момент, когда девчонка выйдет из Академии.

– Тебе может потребоваться помощь. Не иди одна, я чувствую, что в девушке заинтересованы многие.

Темная эльфийка холодно улыбнулась. Своего шанса она не упустит.

* * *

Арт уехал на рассвете. Будить меня вампир не захотел, так что я лишь сквозь сон ощутила легкий поцелуй, а когда проснулась сама, его уже и след простыл.

Делать было совершенно нечего, да и не хотелось, если честно. С завтрашнего дня начинались занятия, так что последний день отдыха грех не использовать по назначению. Например, можно было полежать, отбросив неприятные мысли о бессмертном демоне, Джаде и том, что меня может ждать при встрече с магистром Савелием. Завтра, все завтра.

С улицы послышался какой-то нарастающий гул. Лениво встав с кровати, я подошла к окну и понятливо хмыкнула. Во внутреннем дворе собирались желающие обучаться на факультете Некромантии.

Подоконник в комнате оказался на диво широким. Уютно на нем разместившись, я слегка приоткрыла окно для лучшей слышимости и стала следить за последним в этом году отбором кандидатов. Народа набралось много. Однако среди толпы получилось отыскать лишь двух Проявленных темных парней. Н-да, негусто, но если отбор будет проходить так же, как и в прошлом году, поступить смогут только они.

А еще теперь я видела, как на самом деле «развлекается» Анхайлиг. Да-а, в прошлом году я многое пропустила. Уверена, не отмучайся я тогда в первых рядах, вообще бы не прошла тот отбор.

Когда до конца первого этапа оставалось всего ничего, заглянул Ари с завтраком и книгами, которые я забрала из дома.

– Привет, – кивнула я, не слезая с подоконника. – Спасибо.

– Что интересного? – полюбопытствовал эльф и подошел ближе.

– Смотрю, как садист-Анхайлиг издевается над кандидатами в некроманты, – мрачно буркнула я и взяла из его рук тарелку с опостылевшими тушеными овощами. – Слушай, он ведь реально заставляет их резать друг друга!

– Ну, прямо таки и резать, – фыркнул Ари и пристроился рядом. – Требуется просто царапнуть легонько, да и все.

– А когда он спрашивает о готовности совершить ритуальное самоубийство во имя Академии и Грента, что требуется сделать? – праведное возмущение во мне все никак не унималось. – Он после отказа уже человек двадцать выгнал!

– Брось, Тень, – Ари поморщился. – Ты ведь прекрасно понимаешь, что никого действительно ценного Анхайлиг не упустит. И что первые два этапа нужны лишь для видимости. Наш факультет – дежурный, и потому просто взять и отказать в приеме такой толпе народа запрещает королевский указ. «У всех должен быть шанс», – процитировал эльф под конец.

После обеда к нам решили присоединиться Этери и Серж. Правда, сразу в комнату они зайти не смогли, растерянно застыв у порога.

– Входите, – сообразив, отчего это может быть, быстро пригласила я.

– Что за ерунда? – Серж с подозрением посмотрел на меня. – Защита какая-то, что ли?

– Угу, – я вздохнула и с тревогой покосилась за Этери.

Вопреки всем ожиданиям, ни злой, ни обвиняющей та не выглядела. А ведь наверняка уже обо всем знает…

– Это из-за того, что произошло? – словно подтверждая догадки, уточнила Этери и смущенно взглянула на Сержа.

– Я рассказал ей, – пояснил мне тот. – И объяснил, что смог.

В душе вспыхнула благодарность. На такое чудо я и надеяться не смела!

– Знаешь, я говорила с Рэй, – призналась мне ведьмочка. – Она настолько резко о тебе отзывалась, что… я ее даже немного не узнавала.

– Не удивительно, – вмешался в разговор Ари. – Рэй ведь теперь Проявленная, да и стала такой не естественным образом, а под влиянием Визула. Так что силы воли и самоконтроля у нее пока не хватает.

– Неужели нет способа ей все объяснить? – уточнила Этери недоуменно.

Ари на мгновение нахмурился, а потом с сожалением развел руками.

–Учитывая вспыльчивый характер вашей подруги, думаю, пока нет.

– Ладно, – решила сменить неприятную тему я. – Может, потом получится. А сейчас, смотрите, третий этап начался.

Мы прильнули к окну, глядя на значительно поредевшую толпу и гроздья некрошаров, появившихся во внутреннем дворе. Как я и ожидала, шары нашли только двое Проявленных. Остальные же старались, кто во что горазд: некоторые бухались на колени и призывали неведомых духов помочь в поисках. Кто-то с закрытыми глазами безуспешно, но очень активно хватал руками воздух. Шары в руки не давались, а вот кандидаты поблизости – даже очень. В одном месте даже небольшая драка завязалась.

Время шло, но, несмотря на видимую тщетность попыток, уходить никто не хотел. Мы заскучали. Изредка позевывающий Анхайлиг, видимо, тоже, однако завершать испытание не спешил.

– Видно же, что остальные не пройдут, чего он их не выгоняет то? – не поняла я.

– А за что? – Ари пожал плечами. – Если кандидаты ничего не нарушают, никто их не выгонит до конца положенного по испытанию времени.

– Понятно, – я вновь скептично взглянула на особо рьяно «призывающую духов» девушку. – Неужели на других факультетах так же?

– Бывает и хуже, поверь, – Этери хихикнула. – Это Анхайлиг ваш расслабляется, а Грабовский сейчас разбирает практические работы желающих стать ведьмаками. Ладно, когда артефакты пытаются создать, а вот если зелье какое-нибудь, особо специфическое… вонища на полфакультета стоит!

Наконец двор опустел, и ребята пошли готовиться к вечерней церемонии приветствия. Я предпочла остаться в комнате. Нового там все равно ничего не скажут, так зачем лишний раз внимание привлекать? Упросив Ари принести несколько яблок и обзорный справочник по защитным заклинаниям, вечер решила посвятить чтению. Очень уж хотелось узнать, что такое «Кровь Карателя».

Прочитанное впечатляло. Как оказалось, «Каратель» представлял собой сплетение нескольких энергетических источников, задействованных еще при строительстве Академии и привязанных к ее стенам. В обычное время сила этих источников соединялась с городским щитом, дополнительно его подпитывая. Но архимаг мог использовать «Кровь Карателя» и по-другому, временно направив на кого-то внутри самой Академии. Учитывая, что по размеру один человек был куда меньше, нежели городские стены, плотность щита получалась практически нерушимая. Но эта защита работала только, пока подопечный находился в пределах Академии. Стоило только покинуть ее стены, и энергетические потоки «Карателя» вновь влились бы в Леорский щит.

Дочитав, я зевнула и только теперь отметила, что время давно перевалило за полночь. Что ж, надо ложиться. Завтра будет трудный день. Завтра меня увидит Савелий.

* * *

Несмотря на то, что вылетели Арт и Род ранним утром, на месте дракон-экспресс оказался только к закату. Впрочем, ничего удивительного в этом не было: направлялись они в столицу светлых эльфов, которая от Леории находилась весьма далеко.

Услышав, что подруга Рода выбрала своим местом жительства Лютиэн, Арт не удивился. Именно здесь создавалось большинство омолаживающих и продлевающих жизнь зелий и мазей. А что может быть важнее для человеческого мага, который лишен сил и возможности самостоятельно поддерживать себя в хорошем состоянии?

О подробностях того, что произошло с Джулией, Арту рассказал Анхайлиг по дороге в Магистрат. Судьба у Джулии и впрямь оказалась незавидной, хотя в каком-то смысле ей повезло: девушка осталась жива. Талантливая темная элементалистка во время предмагистерской практики наткнулась на старые записи о возможностях демонов усиливать магические способности. Ее куратор опасное увлечение разделил и, в конце концов, не сумев устоять перед соблазном, испробовал несколько запрещенных заклинаний на практике. В результате инквизиторы осудили обоих. Куратор погиб, а Джулия лишилась всех магических способностей «до объявления милости Сульхи». То есть, проще говоря, на неопределенный, и, возможно, пожизненный срок.

Произошло это за два года до изгнания Родрика из Академии. Так что, по примерным подсчетам, бывшая темная элементалистка прожила среди эльфов без малого двенадцать лет.

Не такое и плохое место, честно говоря. Арт с удовольствием огляделся. В Лютиэне ему приходилось бывать нечасто: вампиров здесь, мягко говоря, не жаловали. Но, испытывая к светлым эльфам сходные чувства, Арт, тем не менее, не мог не восхищаться их архитектурой. Высокие здания из белого мрамора, обманчиво хрупкие, с витыми шпилями и ажурными решетками придавали эльфийским городам воздушный и немного сказочный вид. А Лютиэн по праву считался красивейшим из всех городов этой расы.

– Дом твоей девушки далеко? – поинтересовался Арт.

– За полчаса доберемся, – сухо ответил Род.

Теперь, когда они были одни, неприязнь некроманта ощущалась особенно сильно. Впрочем, она была взаимной.

Шли и впрямь недолго. Небольшой домик, у которого остановился Род, ничем не отличался от своих собратьев. Те же изящно-воздушные линии, белый мрамор и множество цветов под окнами. Посмотришь, и не скажешь, что здесь может жить Проявленная темная.

Увидев, что некромант внезапно замешкался, Арт мысленно усмехнулся и постучал. В доме раздались неторопливо приближающиеся шаги, а потом хозяйка открыла дверь.

Джулия оказалась весьма красивой женщиной, высокой и стройной. Правильный овал ее лица обрамляли волнистые волосы цвета спелой пшеницы.

«И впрямь, никаких признаков магии», – едва взглянув на ауру, отметил вампир. А это значило, что еще несколько лет, и даже эльфийские зелья перестанут помогать.

– Артур Вайленбергский и… Родрик? – при виде поздних гостей, карие глаза элементалистки изумленно расширились.

– Здравствуй, Джули, – сдержанно улыбнулся Род.

– Либо я сплю, либо близится конец света, раз ты общаешься с вампирами, – напряженно произнесла Джулия и посторонилась. – Заходите, рассказывайте.

Соображала темная элементалистка быстро.

Расположились они в небольшой уютной гостиной с множеством книг. Здесь были и практические пособия по боевой магии, и энциклопедии, и историческая литература… в общем, читать хозяйка этого дома любила. Что ж, это давало надежду, что она и впрямь может знать что-то полезное.

Вкратце поведав Джулии о демоне, Род и Арт выразили надежду на то, что элементалистка подскажет, как от него избавиться. Выслушав, та задумчиво сплела пальцы и оперлась на небольшой журнальный столик.

– Уничтожить демона нельзя, – разочаровала Джулия, но тут же добавила: – однако можно изгнать туда, откуда он появился. Есть у демона тело, или нет – роли не играет.

– И как это сделать?

– Точно не смогу объяснить. Изгнанием занимается инквизитор, – ответила элементалистка. – Причем не обычный, а Святой инквизитор. Давно о таких ничего не слышала, не знаю, остались ли?

– Остались, – Арт поджал губы. – Но чтобы изгнать демона, его для начала необходимо как-то призвать и удержать.

– Верно, – Джулия кивнула. – Это сможет сделать архимаг, который вызвал его в первый раз.

– Почему только он? – нахмурился Род.

– Вызов на крови, – пояснила девушка. – Кровь, которая однажды открыла демону путь, может призвать его.

– Заклинания сложные? – уточнил Арт, тоже помрачнев.

– А как ты думаешь, почему только архимаг может вызвать демона? – Джулия с легкой усмешкой посмотрела на вампира. – Только у него и хватит сил и умения с такими управиться.

– Тогда у нас проблема, – медленно произнес архивампир.

– Почему?

– Карнел использовал кровь Тени. А ее магические способности сейчас не позволят даже слабого зомби поднять.

Элементалистка охнула, мигом растеряв все веселье.

– Но ведь ее можно обучить? Хотя бы одному конкретному заклинанию…

– Джули, девочке только двадцать один, – Род вздохнул. – Она всего год назад в Академию поступила. Ей даже до уровня магистра еще лет шестьдесят учиться, не меньше. Даже если Тень и запомнит само плетение, напитать его достаточным количеством силы не сможет точно.

После слов некроманта в гостиной воцарилось молчание. То, что ситуация сложилась отвратительная, понимали все. Но выхода из нее придумать не могли.

Недолгую тишину прервал громкий стук. Извинившись, Джулия подошла к двери, но, едва открыв, со вскриком отшатнулась. На пороге стоял инквизитор.

– Джулия Фредерика Саллери, – бесцветно произнес он. – Вам необходимо следовать за мной.

– К-куда? – вмиг севшим от испуга голосом прошептала та.

– В инквизицию.

Лицо Джулии побелело. Судорожно сжав пальцы, она в панике огляделась.

– Зачем? – холодно уточнил Род.

В глазах некроманта полыхала уже знакомая Арту ненависть.

– Об этом ей сообщат на месте, – сказал инквизитор. – Впрочем, вы можете поехать с нами. Я не против.

* * *

С мыслями о том, как отнесется ко мне Савелий, я не только заснула, но и проснулась. Теперь они неотвязно крутились в голове, ввергая меня в состояние средней паники. Сначала я гнала их, но, спускаясь в аудиторию, поняла, что это бесполезно. Необходимо собраться с духом и решить, смогу ли я изо дня в день выдерживать ненависть собственного куратора?

И поняла: нет, не смогу. Савелий – один из тех немногих людей, чье отношение для меня слишком важно. И если он будет против моего обучения, то в Академии я не останусь.

В совершенно отвратительном настроении я вошла в аудиторию. Вяло поприветствовав ребят, с тяжелым сердцем села на привычное место у окна.

– Волнуешься? – обеспокоенно спросил Ари, устраиваясь рядом.

– Боюсь, – честно призналась я.

– Не бойся. Савелий все же не такой вспыльчивый, как Джад.

Я с удивлением взглянула на брата.

– Откуда про Джада узнал?

– Случайно оказался рядом во время их разговора с Родом, – эльф как-то странно усмехнулся.

В случайность этой встречи не верилось. Однако больше ничего выяснить я не успела: на пороге появился Савелий. Куратора сопровождали два тягловых скелета с внушительными стопками учебников.

– Ну что, с первым днем второго курса, – поприветствовал он, оглядывая нашу четверку. – Надеюсь, в этом году неприятностей у нас будет меньше… – едва глаза Савелия остановились на мне, магистр запнулся и коротко выругался.

– Если вы против, я уеду, – опуская голову, понуро произнесла я.

Тот помолчал, а потом со вздохом махнул рукой.

– Сиди уж, уедет она. Да тебя прибьют, едва за ворота выйдешь. А к упырям я тебя, необученную, тем более отпускать не собираюсь.

Не веря своему счастью, я радостно посмотрела на некроманта. В его глазах читались досада и, одновременно, сочувствие. Злости в них не было.

– Э-э? – подал голос недоуменный Серж. – Тень, ты куда собралась?

– Уже никуда, – вместо меня ответил Савелий и вновь тяжело вздохнул. – Что ж, давайте я все-таки расскажу о планах на этот год.

Он забрал у скелетов учебники и быстро раздал нам. Почти все предметы оказались новыми. Из прошлогодних остались лишь виды нежити, правда, теперь более сложные и искусственно выведенные. Хм, интересно, о какой пакости нам еще не рассказывали? Я задумчиво покосилась на второй том «альманаха умертвий», но, памятуя прошлогодний опыт, до обеда в него решила не заглядывать.

Основы некромантии заменила общая практическая некромантия, которая включала в себя обследование кладбищ, их диагностику и подготовку к работе на захоронениях. Здесь же предполагалось изучать упокоение типичных жителей кладбища, включая призраков. Озвучив этот пункт, Савелий с ухмылкой покосился на меня.

Да помню, помню я Кровель, что ж постоянно напоминать то?

Для порядка изобразила на лице искреннее раскаяние и стала слушать дальше. Следующей из дисциплин Савелий назвал подготовку тел к зомбированию.

– А чего там учить-то? – Серж с сомнением посмотрел на толстый учебник. – Мы, вроде, уже и так умеем их зомбировать.

– Думаешь, любой труп можно просто так взять и поднять? – магистр хмыкнул. – Ничего подобного. Такое только со скелетом можно проделать, да и то поднятие будет самым простым. Если же попробуете без подготовки зомбировать труп, то материал не продержится и нескольких часов: под прямым воздействием магии смерти ткани очень быстро разрушаются. К тому же, объект предварительно рекомендуется обработать и забальзамировать. Если, конечно, не хотите с ума сойти от вони разлагающихся внутренностей.

При последних словах ребята одновременно поморщились, а я вспомнила историю Рода с поднятием лошади. Н-да, не хочу и представлять, что он чувствовал, проведя на таком зомби весь день.

– В общем, если вы хотите хорошую и крепкую нежить, надо как следует постараться, – тем временем, завершил свою речь Савелий. – Поэтому практики у нас будет много.

– Насколько много? – с подозрением уточнила я.

Перспектива целыми днями ковыряться в чьих-то внутренностях не особо радовала.

– Четыре часа ежедневно, – сообщил магистр, с искренним удовольствием оглядывая наши вмиг помрачневшие лица.

– Неужели это настолько сложный процесс? – буркнул Визор.

– Нет, – жизнерадостно мотнул головой Савелий. – Но кто-то ведь должен обеспечивать первокурсников материалом для зомбирования. Их, между прочим, двенадцать человек.

Следующим пунктом у магистра шло распределение на практические занятия от кафедр. Правда, здесь все оказалось весьма просто: ребят попросту вписали в график дежурств морга. Мне же Савелий посоветовал после окончания занятий подняться к Литиции и уточнить у ведьмы порядок отработки.

– Ну и последнее, самое неприятное, – магистр скривился. – С этого года у вас начинаются первые тренировочные поединки.

– Так это ж здорово! – Серж довольно потер руки.

– Здорово это элементалистам, – огрызнулся Савелий. – А у вас боевая некромантия как таковая только в следующем году начнется. Сейчас будут даваться только основы в рамках общей некромантии. Поясню: основы – это щит Тьмы и все тот же танатос. Причем танатос относится к разряду необратимых заклинаний и в поединках запрещен. А вот у элементалистов полно всяких файерболов и пусть слабых, но молний.

Ничего себе перспективка!

– Это что же, мы целый год для них будем тренажерами для битья? – возмутился Ари. – Щит и парочка невнятных проклятий против файербола?

– Ага, – подтвердил Савелий. – Вы все еще рады?

– Но почему так несправедливо?!

– Потому что заклинания элементалистов требуют только поддержки стихии. А большинство проклятий некромантии требуют тонкой работы с магической энергией. У вас просто нет необходимых навыков, чтобы воспроизвести их. Вон, даже знак Отрицания и то с трудом освоили, а это ведь одно из простейших плетений. За год научитесь, надеюсь. Ну а если не получится – значит, боевая некромантия, увы, не для вас, – магистр развел руками. – Для успокоения скажу только, что практически никто и не осваивает.

– И сколько у нас таких занятий? – обреченно поинтересовался Визор.

– Два в неделю начиная со следующего месяца.

Теперь я поняла, почему у некромантов такой отвратительный характер. У меня при одной мысли о поединках и мишени для файерболов он испортился тоже.

– Ладно, – Савелий поднялся. – У нас сейчас по плану подготовка тела к зомбированию, так что идите для начала пообедайте.

– Да вроде рано еще…

– Поверьте, потом вам есть вообще не захочется, – обнадежил магистр и ушел.

– И почему у меня такое чувство, что ничего хорошего в ближайшие несколько часов нас не ждет? – хмуро отметил Визор.

С этим предположением лично я была полностью согласна.

В столовой наша четверка и впрямь оказалась одними из первых. Привычно разместившись за дальним столом, мы неторопливо жевали и наблюдали, как зал постепенно заполняется народом. Краем глаза я поглядывала и на выход, уж очень интересно было увидеть новых некромантов.

– Идут, – первым их все же заметил Ари.

Двенадцать Проявленных темных в черных балахонах, с выражением крайнего отвращения на лицах, вошли в столовую. Послышались первые перешептывания: на вновь прибывших смотрели с опаской. Зрелище и впрямь выглядело весьма грозным. Вот только я готова была поклясться, что истинная причина столь мрачного вида некромантов-первокурсников совсем другая.

– Значит, портить аппетит на первом занятии – стандартная развлекаловка наших магистров, – понятливо хмыкнул Серж.

– Но, согласись, для первого появления в народе – самое то, – отметил Ари.

Эту мудрость мы оценили все.

Наконец, морально подготовившись, мы спустились в подземелье к Савелию. На разделочном столе одной из дальних аудиторий нас уже ожидала здоровая туша саблезубого медведя. Рядом стоял столик поменьше. На нем я заметила комплект хирургических инструментов из морга и несколько банок с какой-то мутной жидкостью.

Стульев в аудитории не наблюдалось, так что пришлось нам разместиться вокруг туши.

– Что ж, – приступил к лекции магистр Савелий, – начнем, пожалуй. Лучше всего для демонстрации процесса «от и до», конечно, подошло бы человеческое тело, но наши светлые моралисты ни в какую не разрешают использовать для этой цели трупы из морга. Хотя целители, надо отметить, приходят на вскрытия регулярно. Им, видите ли, как медикам для образования можно, а нам – увы. Н-да, – он вздохнул. – В общем, будем работать с саблезубым медведем. Расположение и состав его внутренних органов приближены к человеческим, так что схема одна и та же. Запомните работу с ним, получится и со всем остальным. И так. Первым делом вам следует по мере возможности слить кровь. Так туша дольше сохранится неповрежденной. Если бы наш кандидат в зомби еще был жив, проблема решалась бы простыми надрезами на крупных кровеносных сосудах, к примеру, в области шеи и подвешивании за ноги. Благодаря естественному в такой ситуации выбросу адреналина и учащению пульса, живое сердце достаточно быстро будет выталкивать кровь. В том случае, если тело уже мертво, для этого используется специальное заклинание. Оно заставляет сокращаться сердце и сдерживает свертываемость крови. Весьма эффективная штука, надо сказать.

При этих словах я вспомнила Грегов бассейн и инстинктивно поморщилась. Заклинание, о котором говорил Савелий, я видела в действии и в полной мере оценила.

– У более старых тел, где кровь уже успела свернуться, необходимо промывать сосуды специальным раствором, который удалит ее остатки, – продолжил Савелий. – Процесс этот небыстрый, но в нашей практике, к сожалению, частый. Ибо свежие тела к нам попадают редко, а о живых и вообще мечтать не приходится. Впрочем, чтобы не терять времени, у сегодняшнего тела кровь уже откачали. Так что, приступим непосредственно к процессу очистки.

Магистр надел тонкие перчатки, взял со стола изогнутый скальпель и подошел к туше. Уверенной рукой он сделал длинный разрез на передней поверхности тела от горла до паха и, приложив некоторые усилия, с хрустом раскрыл грудную клетку. Я застыла, чувствуя, как противно сжимается желудок.

Савелий, тем временем, ловко перерезал у основания шеи пищевод, а у паховой области кишечник и одним заученным движением извлек все внутренние органы, отправив их вниз. Те с чавкающим шлепком упали в тазик у его ног.

Серж позеленел, а Визор закашлялся. Я же просто боялась лишний раз вздохнуть, во всю борясь с тошнотой. Прав был магистр, когда предупреждал, что есть мы сегодня уже не сможем! И спасибо, что у нас ко второму курсу появилась хоть какая-то психологическая устойчивость к трупам. Увидела бы я подобное год назад – уже прощалась бы со своим обедом. И мы должны будем делать то же самое самостоятельно?!

Я с искренней завистью покосилась на Ари. После демонстрации он единственный остался спокоен. Хотя и не удивительно: наверняка убийц в Дейморе чему-то подобному обучали.

– Как видите, органокомплекс при правильном порядке действий извлекается довольно легко, и на выходе мы получаем достаточно чистую заготовку, – как ни в чем не бывало, отметил Савелий. – Правда, изредка легкие могут прирасти к ребрам в районе спины, и тогда их приходится отдельно подчищать. Далее, специальным бальзамирующим раствором мы должны обработать внутреннюю и внешнюю поверхность тела. Он поможет консервации и сохранению туши в более-менее приличном виде.

Магистр окунул в банку с чем-то желтовато-зеленым и неприятно пахнущим, широкую кисть, и быстрыми сильными мазками стал наносить густую жижу на тело.

– Состав раствора есть в учебнике, – попутно пояснил он. – Но вам его нужно будет только запомнить. У ведьмаков бальзамирующее зелье входит в обязательную практику, так что о перебоях можно не беспокоиться.

– И надолго такого обработанного тела хватает? – поинтересовался Ари.

– Если не использовать, месяца полтора пролежит, – ответил магистр. – При каждом подъеме срок уменьшается примерно на четверть – воздействие темной энергии сильно ускоряет разложение, даже при бальзамировании.

Под конец Савелий взял здоровый шприц и ввел зловонный раствор медведю в голову, пояснив, что это поможет сохранить мозг зомби для совершения простейших действий, а так же сохранности функций слуха и зрения.

–Так вот, – закончив, он удовлетворенно оглядел медвежью тушу, – теперь осталось скрепить края разреза пластинами и зашить. Тень, иди сюда, – Савелий приглашающе показал на здоровую иглу.

Мысленно я застонала.

– А почему я?

– Ты – девушка, и шить, поди, обучена, – ухмыльнулся он. – К тому же, предыдущего медведя ты уничтожила. Так что вперед, за работу.

Пока я корпела над трупом, мысленно успела проклясть и Савелия, и весь факультет Некромантии, на который меня угораздило поступить. Ведь предлагали мне перевод! И не единожды! А еще была возможность уехать в Вайленберг. Но нет, вместо этого вожусь со здоровенным трупом, все сильнее пропитываясь запахом вонючего бальзамирующего зелья! И ладно бы только запахом! Под конец работы меня саму можно было считать зомбизаготовкой: одежда заляпалась не до конца впитавшейся в тело саблезубого медведя жижей, сверху налипла его шерсть… да-а, ради этого и впрямь стоило остаться.

Зато теперь я поняла, почему у нас, в отличие от других факультетов, отдельные душевые. И ничего это не роскошь, а банальная необходимость. По окончании занятия, в душ я рванулась первой.

Вечером, отмокнув сама и кое-как проветрив балахон, я все-таки заглянула к Литиции. В это время в центральном корпусе, где находился ее кабинет, народа почти не было, так что особого внимания к своей персоне удалось избежать.

Ведьма встретила меня спокойно, и я поняла почему: на вампиров ей было глубоко плевать, а Проявленной темной она была сама. Причем не из идеальных, так что нотаций о добре и зле от нее точно можно было не ждать. Все, что выводило магистра Литицию из себя, относилось к ее кафедре, но ведьма уже знала, что я у нее числюсь лишь формально и ненадолго, так что краснеть за меня перед травниками не придется.

– Оформлю тебя к группе ведьмаков, – не особо задумываясь, решила Литиция. – Для начальной практики с зельями много знаний не требуется, у тебя их вполне хватает. Ребят пятеро, вот как раз шестой для пары на лабораторных и будешь.

Немного покопавшись на столе, магистр выдала мне бумажку с расписанием и отпустила. О привезенных из дома книгах я вспомнила уже на выходе. В следующий раз надо будет обязательно их принести.

* * *

Демон стоял на опушке леса и с ненавистью смотрел на Леорские стены. Городок был отвратителен. Даже на таком расстоянии он слишком сильно пах людьми, порождая в нем бешенство и жажду разрушать. Однако Желсовиан сдерживался, чувствуя в городе сильную магию. Раньше времени выдавать себя было опасно.

Сюда демон последовал за призвавшей. Чтобы не привлекать внимания, сам он в Леорию не пошел, отправил подчиненного своей воле человека. Первоначально план Желсовиана был прост: усилить огненную стихию в найденном человеке настолько, чтобы тот смог убить призвавшую. Однако дрожащий от страха человечек вернулся ни с чем.

Так Желсовиан узнал о магической Академии. Доступа к ней у его человека не было. Однако тот оказался весьма сообразительным и довольно быстро привел несколько людей с огненным даром, у которых возможность посещать Академию была. Благодаря этому не прошло и дня, а демон уже знал обо всем, что происходило в пока недоступном ему здании.

Правда, толку от этого было мало. Люди обнаружили призвавшую быстро, однако пока та находилась на территории Академии, убить ее оказалось невозможно. Считав воспоминания с их аур, Желсовиан понял, что такую защиту не смог бы пробить даже он. Поэтому, в очередной раз сдержав полыхающую ярость, Желсовиан задумался. Призвавшую необходимо было как-то выманить.

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [2 Голоса]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 2

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники