ЯРОСТЬ ТЬМЫ. 2 ГЛАВА

2.

Высокий ссутуленный мужчина шел по размытой проливным дождем дороге, удерживая плащ от порывов сильного ветра. Вокруг мужчины дрожало легкое облачко пара – будучи огненным элементалистом, он мог защитить себя от дождя. А вот от ветра – не очень.

Рядом шумно бились о высокий берег волны, но мужчина не обращал на них внимания, уверенно продвигаясь к цели. И, наконец, сквозь пелену дождя проступили очертания высокой стены с увенчанными лазоревым щитом воротами. Обитель «Братства света». Конечная цель его путешествия.

Губы элементалиста сжались в тонкую полоску. Все в нем противилось принятому решению, однако другого выхода не было. Соратники мертвы, а подчиненных не осталось. И даже, не смотря на то оружие, которое удалось сохранить, в одиночку ему не справиться. Только здесь, на южном побережье, в забытой богами глуши, могли найтись те, кому это под силу, и кто может решиться на подобное. Поэтому, с силой выдохнув, мужчина постучал в ворота.

– Темный? – едва выглянув, скривились стражи. – Ты, часом, дверью не ошибся?

– Мне нужен Лиций Артан, – стараясь сохранять хотя бы внешнее спокойствие, сказал элементалист.

– Настоятель? – раздался смешок. – А нужен ли ты ему, темный?

– Передай, что его заинтересует мое предложение. Если Лиций все еще считает себя преемником Визула Светлейшего, – процедил мужчина и, не сдержавшись, сплюнул.

– Жди, – в миг помрачнев, приказали ему, и ворота закрылись.

Впрочем, вопреки опасениям, стоять на промозглой улице элементалисту пришлось не долго. Не прошло и нескольких минут, как его впустили внутрь.

Лиций оказался рослым светловолосым мужчиной с жесткими, обветренными чертами лица, которые выдавали в нем уроженца побережья. Едва взглянув на темного мага, он прищурился и прямо спросил:

– Что ты хочешь?

Без опаски встретив испытующий взгляд целителя, элементалист так же коротко ответил:

– Мести.

Лиций поморщился.

– Чего еще от темного ожидать… но ты явно не к тем обратился.

– Ой, только не надо втирать мне ваш бред о всепрощении, – темный презрительно фыркнул. – Сохраните его для зеленых адептов. Или ваше братство оставит смерть Визула Пресветлого безнаказанной?

Лицо целителя мгновенно стало жестким.

– Думай, прежде чем говорить, темный!

Элементалист примирительно поднял руки и усмехнулся.

– Я не ссоры искать пришел, а предложить союз.

– Какой?

– Уничтожить того, кого ненавидим мы оба. Артура Вайленбергского.

Теперь не смог сдержать недоверчивого смешка и светлый магистр.

– Это невозможно. Девчонка Антеро, его алианта, слишком хорошо защищена. К ней не подобраться.

– Она и не нужна, – успокоил элементалист. – Нам нужен сам Артур.

– Хочешь уничтожить архивампира? – Лиций удивленно приподнял бровь. – Если ты говоришь серьезно, то либо не понимаешь реальной опасности, либо обезумел. Даже Визул не смог этого сделать, хотя в тот момент Артур не был связан с алиантой. А теперь для того, чтобы справиться с ним, понадобится не один архимаг!

Темный мрачно улыбнулся.

– А если я дам вам то, что из любого вашего магистра сделает архимага?

Целитель разом посуровел и испытующе, не веря, впился взглядом в элементалиста. А потом медленно произнес:

– Ты не шутишь.

– Не шучу.

– Что ты имеешь?

– Зелье, усиливающее магию, – не стал скрывать темный. – Правда, побочный эффект необратимо сжигает магические артерии, и маг практически лишается всех сил. Надолго, возможно, и навсегда. Но, думаю, это не такая высокая цена за смерть архивампира, верно?

Спорить целитель даже и не стал. Только уточнил:

– Сколько зелья у тебя есть, темный?

– Шестьдесят доз. Согласись, для Артура хватит с избытком.

– Верно, – тихо, задумчиво пробормотал Лиций.

Мыслями светлый магистр был уже где-то совсем в другом месте. Медленно, но верно лицо его разгладилось, а на губах заиграла легкая полуулыбка.

– Ну так как? Мы договорились? – переспросил элементалист.

– Да.

Лишь после этого короткого ответа, впервые за все эти дни темный наконец-то смог сбросить напряжение.

«Мой повелитель, ты будешь отмщен!»

* * *

Едва оставшись одна, я закрыла лицо руками и зарыдала. Почему все так произошло? Ведь я не собиралась от Арта никуда уходить, и бросать его не хотела! Эта непонятная вспышка ревности и леденящий страх перед второй ипостасью архивампира выбили меня из колеи!

На что он способен в таком состоянии? Каковы шансы, что, находись в тот момент Алеорн рядом, эльф остался бы жив? И, главное, смогу ли я еще хоть раз выдержать, если Арт обратится вновь?

Вопросы беспорядочно бились в голове, не находя ответов. Немного успокоиться я смогла, лишь ощутив, что замерзла и, зябко поежившись, быстро надела рубашку. Замутненный взгляд скользнул по просторной сумеречной спальне, кровати под балдахином и зацепился за невысокий трельяж. На полированной столешнице, отражаясь в зеркалах, сиротливо лежала небольшая плоская коробочка из черного дерева.

Скорее по инерции, нежели из интереса, я медленно подошла и открыла крышку. И почувствовала, что снова плачу.

На черном бархате искрилось и переливалось всеми цветами радуги бриллиантовое ожерелье с подвеской в виде коронованной виверны, вырезанной из цельного изумруда.

Арт… он ведь ждал этого дня не меньше, чем я!

От мысли, что я сама лишаю себя замужества и отталкиваю любимого мужчину, стало совсем плохо. Что же я делаю?! И почему вообще так сильно испугалась? Тот же демон выглядел куда страшнее, чем вторая ипостась Арта. Да, пусть она и нематериальна, но откуда во мне поднялась такая волна паники? Я ведь даже пошевелиться не могла, пока он вновь не стал самим собой! Хотя знала, что Арт, в каком бы бешенстве ни находился, мне вреда не причинит.

Охваченная противоречивыми чувствами, я бездумно смотрела в окно. Что делать? Как любить, одновременно цепенея от страха?

Внезапный осторожный стук в дверь заставил меня вздрогнуть. Арт? Нет, его бы я почувствовала сразу. Но кто тогда в такое время?

Я резким движением вытерла слезы, быстро открыла и с удивлением выдохнула:

– Даррен?

Уж кого-кого, а светловолосого Высшего посреди ночи на пороге своей спальни я увидеть никак не ожидала.

– Миали, мы можем поговорить? – попросил вампир.

– Да, – все еще недоумевая, я кивнула и вышла в будуар. – Что случилось?

– Ничего. Просто подумал, что вам понадобятся объяснения.

Вздрогнув, я с опаской вгляделась в лицо Даррена, однако ничего кроме спокойной сосредоточенности так и не усмотрела.

– Я не слышал вашего разговора, – успокоил он. – Не смог бы, даже если бы и хотел. Единственное, что я знаю – Артур перешел во вторую ипостась. Такой всплеск чувствуют все вампиры, если находятся поблизости. И я точно знаю, что вы испугались, миали. Сильно испугались.

– Какая догадливость, – я криво улыбнулась.

– Догадки ни при чем, – Даррен отрицательно качнул головой. – Просто вторая ипостась архивампира обладает аурой страха. Только мы можем выдерживать ее спокойно, на все остальные расы она влияет, гм, соответственно. Даже старый закоренелый воин не смог бы устоять, что уж говорить о вас.

После слов Высшего мне стало не по себе. Теперь-то понятно, почему в момент обращения Арта я буквально оцепенела от ужаса! Но… это что же, раз вампиршей не стать, я постоянно буду впадать в столбняк, едва завидев вторую ипостась?

– Нет, миали, – откликнулся Даррен: видимо, последнюю паническую мысль я произнесла вслух. – После церемонии бракосочетания алианта тоже перестает ощущать это воздействие, поскольку связь становится окончательной.

– То есть, если бы все произошло завтра вечером, то я так не испугалась бы?

– Именно, – подтвердил Высший. – Артур знал об этом, просто не сдержался. Он в последнее время вообще срывался довольно часто, к сожалению.

Я нервно прикусила губу, прекрасно понимая, насколько тяжело дался Арту этот месяц. А потом грустно вздохнула:

– Не повезло ему со мной, да, Даррен?

– Не мне судить о проявлениях божественной воли, – нейтрально пожал плечами тот. – Я лишь не хочу, чтобы Артур ушел, потому и завел этот разговор. Слишком хорошо помню, как уходил его отец. И, надеюсь, не доживу до того момента, когда то же самое случится с Артуром. Это слишком тяжело. Слишком больно для всех нас.

При мысли, что Арта может не стать, ладони мгновенно покрылись холодным потом. Разом вспомнились собственные обещания выдержать что угодно, лишь бы вампир остался жив, и страхи его потерять. А теперь? Что же я наделала!

– Даррен, – дрогнувшим голосом произнесла я. – Спасибо за рассказ, я запомню это. А сейчас, если ты не против, мне хотелось бы побыть одной.

– Разумеется, миали.

Светловолосый вампир едва заметно склонил голову и быстро вышел. Я же рванулась в спальню и, захлопнув дверь, быстро позвала:

– Арт!

Вампир появился сразу. Замкнутый, встревоженный.

– Если ты хочешь, я открою портал в Академию, – глухо сказал он. – Принуждать ни к чему не буду. Только прошу, чтобы сначала ты выслушала меня.

– Я…

– Пожалуйста, Тень, – попросил Арт, и я замолчала.

Арт медленно, глубоко вздохнул, словно собираясь с силами, а потом произнес:

– Я знаю, как ты боишься. И, поверь, ничего не желал бы сильнее, чем исправить эту свою ошибку, – он резко отвернулся к окну и с силой сжал пальцы, но продолжил: – Тень, я никогда не причиню тебе вреда, что бы ты ни сделала. Скорее сам умру, чем даже подумаю об этом. Я люблю тебя, и мне не важно, кто ты. Мне все равно, что ты – Антеро, мне не важно, что ты некромантка. И на то, что в тебе эльфийская кровь, мне тоже плевать. Слышишь? Ты нужна мне, такая, как есть. И я буду ждать столько, сколько необходимо, а если ты выберешь другого… никто из твоих друзей не пострадает. Я обещаю, что не стану мешать. Просто уйду, когда увижу, что стал тебе не нужен.

Из состояния растерянного изумления меня вывело только неожиданное ощущение боли. Я не просто поняла, я на самом деле почувствовала, насколько больно ему было давать такое обещание. Как Арт ненавидит себя за это, и что он действительно его выполнит.

– Совсем с ума сошел, такое говорить? – я прижалась к нему, инстинктивно пытаясь избавить от этой боли. – Никуда я не собираюсь, я тебя люблю, Арт. Да, я испугалась и наговорила глупостей, но мне очень жаль, что так получилось!

Боль. Тепло. Нежность. Никогда раньше я не чувствовала эмоции Арта настолько хорошо. Теперь я и представить не могла, как можно было думать об уходе! Как вообще можно было в нем усомниться?

Память услужливо подбросила собственные выкрики о самоубийстве, и я едва не застонала вслух. Стало горько и стыдно. Прав, прав был Алеорн, когда твердил, что мне необходимо учиться самоконтролю!

– Прости, – прошептала я.

Арт медленно, глубоко вздохнул, словно только теперь сбрасывая напряжение.

– Тебе не из-за чего извиняться, – успокаивая, произнес он. – Это я вспылил зря.

– Так что все-таки означает эта татуировка?

– Не важно, – прошептал Арт, склоняясь к моим губам. – Не сейчас.

* * *

Ночь окончательно вступила в свои права, погрузив Вайленбергский дворец в темноту. Впрочем, здешние обитатели никаких неудобств от этого не испытывали, так что жизнь в сумеречных коридорах не стихала ни на минуту. Вампиры вообще спят мало.

Поэтому, обнаружив Даррена не в выделенных тому покоях, а на пути к тренировочным залам, Арт ничуть не удивился.

– Рад видеть тебя вновь в хорошем настроении, – заметив архивампира, поприветствовал светловолосый.

– Как понимаю, в этом есть и твоя заслуга, – откликнулся, подходя ближе, Арт. – О чем вы говорили, Даррен?

– Просто объяснил твоей алианте причину страха, – Высший пожал плечами. – И рассказал кое-что из прошлого. За месяц нашего общения я заметил, что Тень при малейшей возможности чувствует себя виноватой. Это позволяет подталкивать ее к нужному решению.

– Верно, – на губах Арта проскользнула улыбка. – Ты много сделал для меня, Даррен, поэтому, если хочешь, верну твое слово о ее защите. В конце концов, сейчас прямой опасности для Тени нет.

– Благодарю, – тот, выражая признательность, чуть склонил голову. – Но я все же хотел бы пока остаться.

– Почему?

– В Академии у меня остались кое-какие… дела, – уклончиво ответил светловолосый.

Арт фыркнул.

– Развлекаешься, Даррен?

– Можно и так сказать, – Высший слегка улыбнулся. – Во всяком случае, мне точно не скучно.

– Ладно, – архивампир махнул рукой. – Оставайся в Леории, сколько пожелаешь. В конце концов, гарнизону тоже может понадобиться какая-то помощь. Только не светись особо, я не хочу потом выслушивать очередной поток жалоб от безутешных родственников. Виан последнее время их принципиально не разбирает, сразу пересылает мне.

– Жалоб не будет, – пообещал Даррен.

– И еще, – внезапно помрачнев, добавил архивампир. – Раз уж ты остаешься, я хочу знать, если Алеорн появится рядом с Тенью. Даже если она просто упомянет имя эльфа, сообщи мне об этом.

– Хорошо, – светловолосый Высший встревожено прищурился. – Могу я узнать о причине?

Арт на мгновение задумался, но потом все же неохотно, сжав зубы, процедил:

– На Тени метка Шиали.

Даррен вздрогнул.

– Теперь понимаю, почему ты не держался. Но, получается, она?..

– Нет. Тень клялась, что ничего к нему не чувствует. А это значит, проявил слабость Алеорн.

– И получил благословение своей богини, – протянул Высший.

– Именно, – хмуро подтвердил Арт, а глаза его гневно сверкнули ультрамарином. – Сам понимаешь, с богами трудно спорить. Не будь на Тени знаков Мораны, она браслет и снять бы не смогла.

– Да уж, приятного мало. Но тогда, может…

– Нельзя, – архивампир отрицательно качнул головой. – Чтобы Тень успокоилась, я обещал не трогать ее друзей. Поэтому, пока она считает таковым Алеорна, не могу его убить. Но это не значит, что я намерен терпеть эльфа рядом, – зло выдохнул он под конец.

– Разумеется, – Даррен согласно кивнул. – Я прослежу, Артур.

* * *

Утро началось с требовательного стука в дверь.

Я села на кровати и сонно потянулась. За окном только-только занимался рассвет. Арта рядом не было, что и не удивительно: вампир спал мало и, по давней привычке, уходя, никогда меня не будил.

Стук, тем временем, повторился. Учитывая, что заснула я поздно, вставать не хотелось напрочь. И кто еще там в такую рань пожаловал?

– Амелинда! – словно в ответ, раздался голос Изабеллы. – Я чувствую, что вы уже не спите! Будьте любезны подняться, у нас очень много дел!

– И какие там еще дела? – недовольно проворчала я себе под нос, посильнее кутаясь в одеяло.

– Привести себя в должный вид и приготовиться к встрече гостей, которые уже через пару часов начнут прибывать! – отчеканила вампирша.

Аргументы были весомые, поэтому с кровати пришлось сползти. Мысленно помянув недобрым словом тонкий слух всей этой расы, я оделась и вышла в будуар. Изабелла, бодрая и безупречно выглядящая, скользнула по мне быстрым оценивающим взглядом и как-то разом помрачнела.

Ну, да, знаю, что выгляжу не ахти. А что поделать? Мне для отдыха надо несколько больше времени, нежели жалкие три-четыре часа.

– Поздно легла, рано встала, – буркнула я в ответ на ее молчаливое неодобрение. – Я, все-таки, не вампир. И не Анхайлиг.

При упоминании архимага-некроманта Изабелла нервно кашлянула.

– Ничего, – с натянутой улыбкой произнесла она. – У нас еще достаточно времени, чтобы подготовиться.

О-о, как вампирша в этом утверждении оказалась оптимистична! Одну прическу приглашенные ей вампирши с маниакальной тщательностью делали больше часа. Я только раз попыталась уточнить, зачем мне такие сложности, но получив грозный и всеобъемлющий ответ Изабеллы: «Надо!», сразу стихла. Все время этой мучительной пытки оставалось только сидеть, кусать губы и мечтать о скорейшем возвращении в Академию. А уж когда клыкастые фурии добрались до моего лица… неужели Арт считает, что я могу к этому привыкнуть?!

В общем, по истечении этих двух часов меня едва успели упаковать в какое-то пышное платье с кучей завязочек и шнуровок. Даже об ожерелье вспомнили в последний момент, перед выходом.

Арт и Виан встретили нас с Изабеллой у лестницы.

– Замечательно выглядишь, – с явным удовольствием оглядев меня, сообщил Арт и подхватил под руку.

Краем глаза я заметила довольное подмигивание Изабеллы и благодарно улыбнулась в ответ. Да, без ее помощи мне пришлось бы туго.

Что ж, теперь главное – держать себя в руках и пережить эту церемонию.

Мы вошли в большой и шумный тронный зал, чем-то напоминавший обитель Грега Кровавого. Помнится, там тоже, несмотря на внушительные размеры, не было окон, и у дальней стены возвышался королевский трон. Правда, вместо дракона на дальней стене была выложена грозная иссиня-черная коронованная виверна, и, самое главное, отсутствовал бассейн.

При нашем появлении вампиры почтительно склонили головы и расступились, пропуская к тому самому трону. Заранее проинструктированная Изабеллой, я знала, что после свадьбы рядом с первым для меня поставят и второй. А пока мне необходимо было встать по левую руку от Арта. Справа расположились Изабелла и Виан.

И началась церемония.

Честно признаться, если бы я заранее знала, сколько времени предстоит стоять, улыбаться и приветствовать всех подряд – не знаю, когда смогла бы решиться на подобное! И ведь не сбежишь никуда, даже на минуточку!

При этом, все подходящие, как один, светились радушием и вежливостью. Сначала даже не верилось, что столько вампиров одновременно счастливы меня лицезреть. А потом я поняла, что если хоть кто-то из них проявит хотя бы минимальные отрицательные эмоции, то это будет и оскорбление Арту. А в этом случае Арт просто убьет. Поэтому неудивительно, что я ничего не чувствовала. Вампиры держали себя так, чтобы не почувствовал Арт, который куда больше в этом понимает.

Желающие высказать свое почтение шли нескончаемым потоком несколько часов кряду. Под конец я настолько устала, что просто нацепила на лицо несмываемую улыбку и монотонно кивала всем подряд, невидящим взором глядя куда-то вдаль.

Внезапно гул стих. В тронном зале наступила полная тишина, а все вампиры одновременно встали на одно колено. Удивленно вздрогнув, я заметила приближающихся к нам с Артом троих мужчин и совсем молодого, лет одиннадцати, паренька. Правда, при первом взгляде в их глаза стало ясно, что это не обычные вампиры. Даже не Высшие. Они были равны Арту. От мужчин и подростка исходила такая сила и тьма, что я невольно прижалась к Арту.

Архивампиры остановились неподалеку. Тьма их глазами оглядела меня, а потом мальчик неожиданно, прямо из воздуха достал ромашку.

– Тебе не нужно бояться, – протянув цветок, мягко и на удивление взрослым голосом произнес он. – Никто из нас не причинит тебе вреда.

– Спасибо, – дрогнувшей рукой я приняла подарок и улыбнулась, стараясь выглядеть не очень жалко.

Вместо ответа все четверо молча развернулись и направились к выходу. Достигнув конца зала, они исчезли в темных порталах. И только после этого стали подниматься вампиры, а я смогла нормально вздохнуть. Сердце гулко застучало, запоздало реагируя на столь необычное и жутковатое «знакомство».

– Ну, маленькая, – Арт погладил меня по голове. – Чего распереживалась? Что-то не припомню, чтобы при виде меня ты хоть раз так нервно реагировала.

– Ты другой, – буркнула я, безуспешно пытаясь успокоить себя примерно теми же мыслями.

– Абсолютно такой же, – фыркнув, не согласился он.

– Такой, но другой! – заупрямилась я. – И вообще… не спорь со мной. Вот.

Арт тихонько рассмеялся, а потом сочувственно спросил:

– Устала?

– Да, – искренне призналась я и покрутила ромашку в руках. – Надеюсь, теперь-то можно будет отдохнуть?

Ответить он не успел, так как в этот момент к нам подошла сухощавая вампирша в темных просторных одеждах со знаками Мораны и Грента. Женщина поклонилась и в ожидании посмотрела на Арта.

– Все готово, Ваше величество.

Готово? Что? Я с подозрением посмотрела на нее и быстро перевела встревоженный взгляд на Арта.

– Это Ламинель, жрица нашей семьи, – представил тот и мягко улыбнулся. – Тебе нужно пойти с ней, маленькая. Обещаю, это последнее важное дело.

Несмотря на столь оптимистичное обещание, идти с вампиршей никуда не хотелось. При одном взгляде на ее мрачный церемониальный наряд, мне становилось жутковато.

– Поверьте, я последняя, кто причинит вам вред, – заметив это, вежливо произнесла Ламинель.

– Если ты не хочешь, то можешь отказаться, – тихо, но твердо добавил Арт, не обращая на сердито вспыхнувшие глаза жрицы внимания. – Но это важно, Тень. Для всех нас важно.

И я видела, что это и впрямь так. А я своим глупым упрямством и страхом могу что-то испортить. В конце концов, Арт не стал бы подвергать меня опасности, значит, ничего страшного рядом с вампиршей не случится. Поэтому, мысленно обругав сама себя, я отдала ромашку Арту и вежливо улыбнулась Ламинель.

– Что от меня требуется?

– Просто следуйте за мной, миали, – с видимым облегчением сказала жрица, и мы направились к выходу из тронного зала.

Миновав несколько длинных коридоров, Ламинель подошла к, казалось бы, глухой стене в дальнем конце замка. Вампирша легко провела рукой по старым, шершавым камням, и те тотчас бесшумно отъехали в сторону, открывая моему взору узкую винтовую лестницу, уводившую куда-то вниз.

– Это один из проходов в подземную часть дворца, – спускаясь, одновременно поясняла Ламинель. – Мы идем к залу Сокрытых Церемоний и усыпальницам предков рода Вайленберг.

– Их хоронят прямо во дворце? – удивленно охнула я.

– Только прах архивампиров, – откликнулась жрица. – Часть их силы не покидает дворец даже после смерти, поэтому прах замуровывают в стенах усыпальницы. Остальных же, как и положено, хоронят в королевском склепе.

– Понятно, – я кивнула и, неожиданно сама для себя, попросила: – Расскажите об архивампирах, Ламинель. Если вам не сложно.

– Разумеется, – кажется, эта просьба вампиршу наоборот, обрадовала. – Изначально, как вы, наверное, знаете, архивампиров-родоначальников было двенадцать. Но со временем их становилось все меньше и, к сожалению, неизбежно наступит момент, когда архивампиров не останется совсем. Конечно, когда все они исчезнут, наша раса не погибнет окончательно, но очень сильно ослабнет. Мы, Высшие, не сможем объединиться так, как объединяют нас они. И в бою мы не дадим и сотой доли сил нашим воинам, как дает один из них. Все мы чувствуем уход архивампира. Все мы чувствовали, когда окончательно погиб Грег. Мы не можем обвинять алианту, и понимаем, что это просто судьба, но в гибели Грега виноваты был ваш род, Амелинда. А теперь, благодаря вам, проклятие Велиара добралось и до Вайленберга.

– Сколько их осталось? – тихо спросила я.

– Пятеро, – ответила Ламинель. – Те, кто приходил сегодня. Даклетианы – отец и сын, Левирон, который еще не нашел свою алианту, Саваон и Артур.

– Так мало… – я с силой сжала пальцы. – Но что я могу сделать? Думаете, я не мечтала бы хоть что-то изменить?! Я люблю его, понимаете? По-настоящему люблю! И если бы была хоть какая-то возможность заменить меня на вампиршу, я бы с радостью на это согласилась, лишь бы Арт больше не страдал!

– Ему не нужна другая, – останавливаясь около массивных кованых дверей, жрица печально качнула головой. – Артуру нужны только вы. Впрочем, это уже не имеет значения. Мы пришли.

С этими словами Ламинель толкнула створки и посторонилась, пропуская меня вперед. За дверьми оказался слабо освещенный зал. Его низкий покатый свод поддерживался рядом толстых, в три моих обхвата, колонн из серого мрамора, а стены скрывал полумрак. Лишь в дальнем конце светлела арка какого-то прохода.

Вдохнув прохладный, на удивление, не спертый воздух, я нерешительно шагнула внутрь. По залу тотчас прокатилось гулкое эхо, заставившее меня инстинктивно вздрогнуть.

– Не бойтесь, миали, – тотчас отреагировала жрица. – Здесь нет ничего, способного причинить вам вред. Вы даже не гостья, вы – хозяйка этого места.

Слова вампирши успокоили мало, слишком уж здесь было неуютно. Потолок давит, тишина и сумрак угнетают… резко мотнув головой, я посмотрела на Ламинель.

– Вы говорили о какой-то церемонии. Что мне нужно делать?

– Практически ничего, – ответила та, продвигаясь к центру зала. – Вся церемония, от начала и до конца имеет лишь один смысл: представить алианту всем, кто хоть как-то связан с нами. Вампирам вы уже представлены. Теперь необходимо призвать нашу покровительницу.

Покровительницу? Я, было, хотела уточнить, о ком идет речь, однако, в этот момент Ламинель завернула за одну из колонн. Последовав за темной жрицей, я внезапно оказалась перед небольшим альковом со статуей Мораны, и вопрос отпал сам собой. Впрочем, в следующее мгновение мысли о церемонии вообще вылетели у меня из головы: перед статуей, прямо на мраморном полу, лежал прикованный тяжелыми цепями человек.

Выглядел он ужасно. Лицо некогда молодого мужчины было искажено мукой. Пропитанная кровью и грязью одежда практически превратилась в лохмотья, а на худощавом теле виднелись следы пыток. Незнакомец едва дышал, даже на стоны у него, видимо, не хватало сил.

– К-кто это? – отшатнувшись обратно к колонне, с ужасом прошептала я.

– Жертва, – равнодушно откликнулась вампирша, зажигая свечи. – Многоликую нельзя призвать, ничего не предлагая взамен.

– Но… за что?!

– Видимо, есть причина, раз он здесь, – Ламинель пожала плечами, а потом, успокаивая, улыбнулась. – Миали, не стоит так переживать из-за пустяков. Этот человек все равно умрет, так давайте лучше сосредоточимся на церемонии. Хорошо?

Пустяки?! Лично я умирающего прямо на моих глазах человека пустяком не считала! Захотелось немедленно развернуться, найти Арта и как минимум потребовать объяснений, но в этот момент в зале ощутимо похолодало. Я испуганно застыла, а потом услышала первые, смутно знакомые слова воззвания:

Hemen-Etan! El Ati Titeip Hyn Ten Minosel Achadon Vay Eie A El Hau! Morana. Aie Saraye, Per Eloym, Archima, Bathas ruent Abcor Aberer Morana! Impero tibi per clavem Grenth et nomen magnum Gemhamphoras!

Голос Ламинель звучал все громче и громче, и с каждым словом вокруг жрицы скручивались новые потоки незримой, грозной силы. А я вдруг вспомнила, где уже слышала эти слова. На обряде Посвящения, призывая Многоликую, их произносил Анхайлиг.

Воздух вокруг подернулся знакомыми клочьями тумана.

Esteno Morana, te Esteno! – воскликнула вампирша и с последними словами вонзила кинжал в сердце мужчины.

Сразу вслед за этим тьма над статуей дрогнула, обретая знакомые очертания женской, закутанной в балахон полупрозрачной фигуры.

«Ты звала меня, Ламинель, жрица Вайленберга. Я пришла», – раздался знакомый невыразительный голос.

– Приветствую тебя, Морана Многоликая, – тотчас склонила голову вампирша. – Церемонию Представления провожу я, избранницу рода тебе явила.

«Я посмотрю. Поговорю. Ступай и жди», – произнесла Посланница, и жрица исчезла в клочьях тумана, оставив нас одних.

Многоликая повернулась, но при виде меня лицо ее тотчас болезненно исказилось.

«Ты, Тень?» – выдохнула она.

Я молча развела руками. Что тут скажешь?

«Он все-таки тебя выбрал, – печально прошелестела Многоликая. – А я не верила. До конца надеялась… какая ирония отца!»

– Так, может, можно как-то вернуть все обратно и лишить меня эльфийской крови? – с надеждой спросила я.

«Увы, – скрытая под черным капюшоном голова едва заметно качнулась. – Пока ты была светлой, Двайна постаралась, чтобы изменения оказались необратимы».

– Понятно, – я криво улыбнулась и опустила голову.

Последняя надежда на чудо испарилась. Если даже богине не под силу что-то изменить… что ж, тогда остается просто постараться пожить подольше. И, во всяком случае, меня хотя бы слушаются вампиры.

«Вампиры подчиняются тебе, Тень? – заинтересовалась Посланница, похоже, читающая мои мысли. – И как давно?»

– Ну-у, сразу после… – я замялась. – В общем, после того, как мы провели ночь вместе.

«Занятно, – Многоликая неожиданно оживилась. – В таком случае, кажется, для вас еще не все потеряно».

– В смысле? – уточнила я напряженно. – Я, что, могу иметь детей, не будучи вампиршей?

«Не совсем так, Тень. У тебя может быть только один ребенок: архивампир».

От этого ответа я оцепенела. Как? Как такое возможно?!

«Знаешь, первым всегда рождается архивампир, и больше не рождается ни разу, – сообщила Посланница. – Тебе интересно, почему? Так вот, алианта во время привязки получает сильнейший темный заряд – благословление Грента. Именно его впитывает первый ребенок. Но если заряд истрачен, шансов больше нет. Тьмы в тебе хватило, чтобы получить такой заряд. И пока ты носишь благословление Грента, шанс, пусть небольшой и условный, но все же есть. Удивительно, что ты вообще смогла его удержать, не будучи вампиром».

А я вдруг вспомнила, как это было. Требование Арта усилить мою кровь, кровавый бассейн… В тот момент я действительно ощущала себя почти вампиршей!

«Ах, вот как, – легко перехватив мои воспоминания, довольно протянула Многоликая. – Что ж, Артур все-таки на редкость удачливый мальчик».

– И что нужно сделать, чтобы… ну…?

«Проще сказать, чего делать нельзя, – перешла на деловой тон Посланница. – Тебе нельзя умирать, иначе, пусть тебя и воскресят, этот заряд рассеется. Я постаралась максимально приблизить твою энергетику к вампирской, так что теперь останется только ждать. Живи и надейся, что со временем твой организм сможет накопить в себе достаточно Тьмы для того, чтобы сравняться хотя бы со слабой низшей. И что ты не погибнешь к тому моменту».

– Спасибо, – прошептала я.

Даже такой призрачный шанс казался невероятным подарком!

«Не благодари, Тень, – усмехнулась Морана. – Лучше постарайся больше со мной не встречаться. Я уже потеряла по твоей вине Грега. Артура потерять не хочу».

И, сказав это, исчезла. А я все в том же в подземном зале, растерянная и, одновременно, счастливая.

– Как вы, миали? – с тревогой спросила Ламинель.

Я глубоко вздохнула. Признаться, или нет? С одной стороны, вампирша может что-то подсказать. А с другой… пусть Арт ей и доверяет, но верю ли я? Пока все считают, что наследников у Арта быть не может, никто не будет особо стремиться меня убивать. Зачем, если его род и так обречен? Конечно, вряд ли жрица желает мне зла, но и откровенничать с ней не хочется. К тому же, Многоликая признала, что вообще неизвестно, сработает ли это. Так что, лучше проявить осторожность и промолчать. «Признаться всегда успею», – решила я и слабо улыбнулась.

– Все в порядке. Я уже была представлена Посланнице полгода назад, так что не вызвала у нее особого интереса. Куда теперь идем?

Ламинель с видимым облегчением вздохнула и кивком указала на арку в дальнем конце зала. Стараясь не глядеть на покойника, я мысленно пообещала себе обязательно узнать об этом мужчине у Арта и направилась в указанном направлении.

Как оказалось, арка вела в небольшую круглую комнату с выбитыми на каменном полу символами и невысокой, примерно мне по пояс колонной в центре.

– Здесь алианта приветствует предков рода и проходит последний этап ритуала, – когда мы подошли ближе, пояснила жрица. – Но вы – не вампирша, миали, поэтому для вас это будет простой формальностью. Подойдите к колонне, царапните руку и приложите к ней. На этом церемония и закончится.

– Хорошо, – я облегченно кивнула и вошла в комнату.

Наконец-то весь этот суматошный день позади. Скоро можно будет отдохнуть, поесть по-человечески…

Мечтательно улыбнувшись, я сделала небольшой надрез на ладони, положила руку на колонну и внезапно почувствовала резко нарастающий вокруг холод. Быстро обернувшись, едва успела заметить пораженный взгляд жрицы, а потом массивная плита закрыла выход, отрезая комнату от остального мира. Я испуганно отшатнулась от колонны, но бесполезно.

Еще пара мгновений, и ко мне со всех сторон потянулись десятки призрачных рук. В ушах стоял непрерывный шепот: «живая, живая… наша…»

Не в силах удержаться на ногах от внезапно накатившей слабости, я тяжело осела на покрытый изморосью пол. Дыхание сбилось. Последнее, что я увидела сквозь застилающий глаза туман: брызнувшие во все стороны осколки каменной плиты и рванувшуюся ко мне тьму.

И потеряла сознание.

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [2 Голоса]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 1

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники