ЯРОСТЬ ТЬМЫ. 5 ГЛАВА

5.

Ланатиэль лежала на холодном полу тренировочного зала и невидящим взором смотрела куда-то в потолок. Девушка пребывала в глубоких раздумьях. Прошла уже целая неделя! И за это время ей так и не удалось поговорить с Алеорном. Все это время дейморец предпочитал делать вид, что полуэльфийки в его доме просто не существует.

Если так пойдет и дальше, то уже через несколько дней состоится торжественное возвращение блудной принцессы, которая светлому венценосному семейству как бельмо на глазу, ко двору. И сразу же вслед за этим выдворение оной в Карминию, в качестве гаранта дружеских отношений между государствами. А там золотая клетка и куча пересудов за спиной, ибо об увлечениях принца Аларика женщинами не слышал только глухой.

От осознания будущих перспектив Лану передернуло. Нет, такой жизни она не выдержит. Лучше уж найти способ быстро и навсегда...

– Пол протираешь?

Внезапно раздавшийся над ней голос заставил девушку молниеносно взметнуться с пола и отпрыгнуть от "опасности". Но когда звук наложился на картинку, кудрявая облегченно выдохнула:

– Заикой сделаешь.

Алеорн изогнул бровь в немом вопросе, и, глядя на него, Ланатиэль внезапно поняла, что едва дышит. Она неделю искала встречи с этим эльфом! А теперь, когда увидела, и слова не может выговорить от переизбытка чувств и смущения.

– Я... думала... – тихо выдавила из себя девушка.

– Неожиданно, – иронично фыркнул Алеорн и обвел взглядом пустой зал для тренировок. – О чем же?

– Как поймать ашер-тен для разговора, если он тебя упорно избегает. Но вопрос уже не актуален, – неуверенно улыбнулась девушка.

– Со мной связался Ульрих и, пока еще вежливо, но настойчиво потребовал твоей выдачи, – сообщил эльф, наблюдая, как кудрявая мгновенно меняется в лице.

«Вот оно, кошмар сбывается!» – пронеслось в голове Ланы, а сердце быстро застучало от страха.

– Он знает, что ты приезжала ко мне, но прямых доказательств, что ты здесь сейчас, у Ульриха нет, – чуть помолчав, все же успокоил девушку Алеорн и усмехнулся. – Не переживай, от своего слова я отказываться не намерен. У тебя есть еще неделя, но когда соберешься дальше бежать, будь осторожна. Кое-кого из пятого Дома уже видели неподалеку. И если попадешься родственничкам, рассчитывать на теплый прием в Вельске бессмысленно, сама понимаешь. Твой отец крайне недоволен этим побегом.

От упоминания негодующего отца Ланатиэль сердито прищурилась.

– Вот ведь светлый зануда! – прошипела она, с силой сжав пальцы. – Недоволен! Конечно, глупая дочурка вставляет палки в колеса его интриг. Ведь плевать он на меня хотел! Папочку больше беспокоит, что его планы породниться с Карминией опять откладываются на неопределённый срок! И снова рассказать мне, что быть королевой престижно и статусно, а любовницей темного эльфа – прихоть, которая принцессе по положению не подходит, не получается!

Услышав последние слова, Алеорн резко изменился в лице. Ирония, с которой он смотрел на беснующуюся принцессу, сменилась напряженной сосредоточенностью.

– Любовницей? – эльф недобро прищурился. – А вот отсюда поподробнее. Что он тебе еще сказал?

Опешившая от такого требования Лана хлопнула глазами. Чего-чего, а подобного развития разговора она не ожидала.

– Много чего, – осторожно ответила девушка. – Сразу, как блок с памяти сняли, Ульрих хотел отправить меня в Карминию, но я послала лесом все обязательства перед короной и Алариком. О-о, как он убеждал! В красках расписывал, что темным эльфам плевать на титулы, и главное – двойная кровь. Мол, полукровка вроде меня не сможет родить достойных наследников, а, значит, моя участь – быть "милой сердцу игрушкой", пока не надоем. А это никак не достойно Вельской принцессы! Поначалу я, конечно, посчитала, что отец просто драматизирует. Но потом Ульрих задал вопрос, на который ответить я не смогла. – Лана болезненно скривилась, но все же продолжила. – Он спросил: любишь ли ты меня? Делал ли признание… и потом предложил проверить. Мол, если ты сделаешь предложение при первой встрече, тогда он не будет против нашего брака. Ведь никаких препятствий больше для такого шага не было, все в здравом уме и доброй памяти, но… ты отказал, – кудрявая опустила голову и грустно улыбнулась. – В общем, прости, что тогда вспылила. Я ведь обещала отпустить, когда ты захочешь уйти. А сама не смогла.

Алеорн тихо скрипнул зубами. Сейчас Ланатиэль явно не врала, а вот Ульрих умело обвел всех вокруг пальца.

– Занятно, – процедил дейморец. – А вот меня он просил об обратном.

– Что ты имеешь в виду? – Ланатиэль непроизвольно напряглась и насторожилась.

Эльф неожиданно усмехнулся. С грустью и какой-то досадой.

В голове его проносились события восьмилетней давности, когда Ульрих настойчиво просил повременить с предложением его дочери хотя бы полгода. Все-таки отказ Карминии в выполнении давних договоренностей о династическом браке мог плохо сказаться не только на репутации принцессы, но и на всем Вельске. А Ульриху крайне не хотелось терять сильного союзника, и уж тем более превращать его во врага. Да и проверить искренность чувств Ланатиэль тоже стоило. Ведь девушка всегда отличалась вздорным характером, и желание выскочить замуж за Алеорна могло оказаться простой блажью, стремлением доказать, что она ничуть не хуже чистокровных.

Последний довод Ульриха дейморца всерьез зацепил, и на проверку он согласился. Тем более, в Ланатиэль Алеорн тогда был уверен – слишком уж изменила ее временная потеря памяти. Подождать всего лишь полгода и избежать конфликтов с Вельском и Карминией, казалось самым лучшим вариантом. Вот только Ланатиэль, к его изумлению, ждать наотрез оказалась.

Отказ мужчины ей не понравился настолько, что пылающая от непонятной обиды и злости Лана выдала Алеорну все, что думает о чистокровных зазнайках, которые полукровок ни во что не ставят. И вид беснующейся принцессы расставил для Алеорна все по своим местам. От той девушки, которую он полюбил, не осталось ничего. Все это время Ланатиэль играла с одной целью: достигнуть желаемого статуса и признания, только и всего.

В тот день Алеорн, едва сдерживая боль и гнев на самого себя, молча развернулся и ушел. Ушел, чтобы никогда не возвращаться и не видеть женщину, которую, несмотря ни на что любил.

Вот только Лана пришла сама. Пришла, бросив все, несмотря на восемь прошедших лет. Восемь лет, которые провела убегая и прячась. И, несмотря на вину когда-то поверившего интригану Ульриху Алеорна, стояла и с надеждой смотрела на него.

– Я имею в виду, что больше убегать тебе не придется, – наконец, глухо ответил Алеорн.

На лице Ланатиэль вспыхнула робкая, недоверчивая улыбка.

– Так ты… не сердишься?

И он не выдержал.

– Нет, – прижимая девушку к себе, прошептал Алеорн. – Я тебя люблю.

* * *

Ничто не предвещало беды. Лекции проходили спокойно, даже Анхайлиг, рассказывая о кладбищах, не припоминал мою весеннюю самодеятельность в Кровеле. В общем, я расслабленно конспектировала, мыслями витая где-то между Вайленбергом и Землями кочевников, там, куда сейчас направлялся Арт.

Однако едва прозвучало заветное: «свободны», и мы засобирались на обед, в аудиторию, сияя широчайшей улыбкой, вошел магистр Савелий. Приветственно кивнув архимагу, он остановил взор на мне и произнес:

– Тень, а тебя я попрошу остаться.

Созерцая довольный вид Савелия, я поняла: скоро будет плохо. Причем, исключительно мне. А после того, как Анхайлиг уточнил:

– Что, уже доставили тушу, что ли?

И получил утвердительный кивок в ответ, едва не застонала вслух. Только не медведь! Ну, пожалуйста!

Боги к воззванию оказались глухи, а Савелий уже подхватывал меня под руку.

– Посмотри на это с другой стороны, – оптимистично говорил он. – Потренируешься, сразу все пропуски закроешь, опять же. И, кстати, если программу зомбирования составишь правильно, обещаю досрочный зачет по предмету. Разве плохо?

– Ы-ы! – печально провыла я.

По мне, так лучше получить зачет на мелких моховых тушканах! Пусть и не досрочно.

– Кажется, ей твоя забота не особо понравилась, – хмыкнул Анхайлиг.

– Нет, что ты! Это у нее от избытка благодарности! – заверил Савелий и потянул меня в сторону «зомбиразделочной».

Вот почему именно сейчас?

– Есть хочется-а, – попробовала надавить я на жалость.

– Ничего, это временно, это скоро пройдет, – тотчас «заботливо» успокоил некромант.

– Ы-ы-ы! – завыла я еще несчастней.

– Чего ноешь? О тебе ведь беспокоюсь! – открывая запечатанный магией замок одной рукой, и по-прежнему цепко удерживая меня второй, укорил Савелий. – Это Анхайлиг при вскрытии пирожки жевать может, а ты – девушка впечатлительная, со слабым желудком. Все равно с твоего обеда никакого толку не будет, только время зря потеряешь.

– Ум-меете вы подбодрить, – сглотнув подкативший к горлу после слов куратора комок тошноты, мрачно выдохнула я.

– А то как же, – подтвердил некромант. – Вы ж мои подопечные… любимые, мать его, – он выдохнул сквозь зубы и почти втолкнул меня в аудиторию. – В общем, располагайся, приступай к работе. Загляну часика через два.

Сразу же после этих слов дверь захлопнулась. Нет, ну надо же, а?! Еще и одну оставил!

Оценив размеры лежащей на столе туши и масштабы предстоящей работы, я с чувством ругнулась. Потом вслух пожелала вчерашним излишне деятельным первокурсникам столь же «приятного» времяпрепровождения и потянулась за скальпелем. А что еще оставалось?

Правда, сделав пару надрезов, я вновь остановилась и задумчиво посмотрела на медведя. Вот на что рассчитывал Савелий, оставляя меня один на один с этим огроменным куском мяса? Каким образом мне его поднимать? Или хотя бы перевернуть? Я ж человек, а не какая-нибудь вампирша!

Кста-ати! Уловив, наконец, ход мыслей своего куратора, я мрачно улыбнулась и позвала:

– Даррен!

– Да, миали? – тот заглянул в аудиторию и мгновенно поморщился.

Памятуя о тонком вампирском нюхе, Высшему можно было только посочувствовать. Если уж простое «благоухание» моего балахона изрядно его раздражало, то что уж говорить о концентрированном «аромате», витавшем в аудитории?

– Согласна, запах мерзкий, – вздохнула я. – Но придется потерпеть, ибо без твоей помощи мне, похоже, не обойтись.

– И какой же?

– Той, которая грубая мужская, – я задумчиво оглядела медвежью тушу, а потом указала рукой на грудину. – Аккуратно вскрыть сможешь? У меня сил не хватает, а иначе до внутренностей этой зверюги не добраться.

Кивнув, Даррен быстро выполнил просьбу.

– Здорово! – обрадовалась я. – Теперь приподними его… чуть повыше… вот так! И держи!

Работать в паре с вампиром и впрямь оказалось намного удобнее и быстрее. Несмотря на откровенное отвращение к происходящему, отказать мне в помощи Высший даже не пытался. Только когда дело дошло до обработки шерсти, старался дышать через раз и шипел сквозь зубы какие-то ругательства.

– Ну почему вы не выбрали факультет элементалистики, миали? – увидев, что я начала вскрывать третий вонючий флакон, не удержался от стона Даррен. – Или ведьмовства, хотя бы?

– К элементалистам очередь на несколько лет вперед была, – борясь с пробкой, мрачно сообщила я. – А к ведьмакам регистратор при поступлении не пустил, сказал, таланта нет.

– А перевестись? – продолжал настаивать вампир.

Пробка отлетела, но я сломала ноготь и простонала:

– Слушай, не дави на психику, а? Не смогла я перевестись, сглупила! А теперь, после посвящения, уже поздно. Так что лучше держи эту демонову тушу! Надо побыстрее закончить с обработкой, и потом мне его еще, по требованию Савелия, зомбировать.

– Я вашего куратора, миали, самого бы с удовольствием зомбир-ровал! – прорычал Даррен.

– Эх-х, мечты, – вздохнула я. – Кстати, вроде у вас, вампиров, опыт общения с нежитью большой должен быть.

– Опыт! – скривился Высший. – Неужели вы считаете, что от подобной работы мы получаем удовольствие? Да и не нужна лично мне никакая нежить. Проще самому убить, если что.

Я вздрогнула, вспомнив, что точно такую же фразу говорил Арт. Эх. Интересно, как он там?

* * *

Едва ступив на землю, Арт глубоко вдохнул пропитанный пылью, знойный степной воздух и с любопытством огляделся. Кочевье Азиза со времени прошлого визита архивампира увеличилось почти вдвое, а ведь и года не прошло.

– Неплохо, – довольно пробормотал Арт. – Совсем неплохо. Татр времени зря не терял.

Вампир вновь порадовался, что когда-то остановил выбор именно на этом кочевнике. Человек полностью оправдал его ожидания. Арт улыбнулся своим мыслям и направился к спешащему навстречу Азизу.

Татр Азиз Самар был весьма рослым мужчиной, даже по меркам вампиров. Глава крупнейшего в южных землях клана кочевников всем своим видом буквально излучал силу. Его мощное, смуглое от загара тело бугрилось мышцами, едва скрытыми кожаной безрукавкой. Даже в бою, насколько припоминал Арт, Азиз предпочитал мечу секиру, и размахивал ей точно пушинкой. Убивать кочевник умел и любил.

Словно подтверждая это, на гладко выбритой голове кочевника красовалась татуировка в виде оскаленной пасти грайара – самого опасного из степных хищников, стремительного и непредсказуемого.

– Безмерно счастлив лицезреть дорогого гостя в своем доме! – приблизившись, зычно провозгласил Азиз. – Проходи, Артур! Сначала отдых, потом разговоры!

По давней привычке, Арт вошел в шатер главы кочевников один, оставив сопровождающих вампиров у входа. Опасаться ему было нечего. Слишком многое их связывало, включая и клятву верности, которую Азизу пришлось дать несколько лет назад. Впрочем, вряд ли кочевник об этом жалел: всего за несколько лет клан Азиза, при незримой поддержке вампиров, стал одним из сильнейших среди кочевых племен. А теперь, после выполнения и последнего этапа заключенной когда-то сделки, весь юг будет в его власти. Так что Азиз – один из немногих людей, который встречам с архивампиром по-настоящему радовался.

Внутри огромный шатер был устлан коврами. Мебели кочевник не держал, только вдоль стен виднелись кованые сундуки. Даже спальное ложе главы состояло из ковров и шкур. Вокруг низкого стола на изогнутых ножках грудилось множество расшитых золотом и бисером подушек. Усевшись и скрестив ноги, Азиз дважды нетерпеливо хлопнул в ладоши, и в шатер проскользнули три юные девушки в полупрозрачных одеждах с подносами в руках. Быстро расставив блюда с разнообразной едой, высокие кувшины и бокалы, девушки склонили головы и замерли.

– Новенькие, – кочевник довольно прищурился. – Двух наложниц Жахрам с севера подарил, а вон ту, рыжую, буквально вчера из Карминии привезли.

– Поздравляю, – в свою очередь, располагаясь на подушках, вежливо отозвался Арт и взял один из бокалов.

– Что, совсем не нравятся? – уязвленный столь слабой реакцией, помрачнел Азиз.

– Не обижайся, – Арт слегка улыбнулся. – Но нет. Впрочем, это не их вина. Девушки красивые.

– Тогда, может, вызвать тех, что были в прошлый раз?

– Я вполне обойдусь и кровью, – снова отказался вампир.

Во взгляде кочевника вспыхнуло понимание.

– Значит, тебя можно поздравить? – уточнил он, взмахом отсылая наложниц прочь.

– Вполне, – Арт слегка прищурился. – Но давай отметим сей факт чуть позже. Сначала хотелось бы до конца разобраться с Карминией. Где там твои карты?

* * *

Не прошло и получаса, как мы с Дарреном уделались в вонючем и липком растворе от пяток до макушки. И, проявив редкое единодушие, уже вместе вслух костерили Савелия на чем свет стоит. Злая, голодная и страдающая тошнотой, я с каждой минутой все больше ждала обещанного возвращения куратора. О-о, я ему все скажу! Все, что накипело!

Когда, наконец, скрипнула дверь, я едва не подпрыгнула от радости, однако на пороге вместо Савелия неожиданно оказался улыбающийся Род.

– Как успехи? – спросил он, с любопытством оглядывая нас.

– З-замечательно, – поцедила я. – А где мой обожаемый куратор? Я как раз хотела сообщить ему, гм, об успехах лич-чно!

– Савелий занят, – Род развел руками. – Вот и попросил меня зайти вместо себя. Хотя… кажется, я понимаю, почему он на самом деле это сделал.

– Почуял, гад, – с досадой выдохнула я, а Даррен в который уже раз выразительно ругнулся.

– Что, так плохо? – сочувственно уточнил некромант.

– А то сам не видишь, – я выразительно обвела взглядом свою одежду. – Со шкурой мы, конечно, почти закончили, но для этой махины теперь еще программу зомбирования составлять!

– Ладно, иди уж, сам закончу, – хмыкнув, неожиданно сжалился Род.

– Правда? – счастливо пискнула я. – Но… Савелий потом ругаться не будет?

– Не будет, – успокоил некромант. – А если вдруг что-то скажет, вали все на меня. Мол, я тебя из аудитории выставил, тем более что это правда.

– Спасибо! – я расцвела в улыбке и, бросив опостылевшие, пропитанные раствором кисти, выбежала в коридор.

* * *

Обсуждение дальнейшей тактики поведения кочевников на Карминских границах много времени не заняло. Азиза вполне устроило предложение перейти лишь к мелким точечным набегам на караванные пути, взамен на обещанную перспективу приоритетного найма воинов его клана. Так что, уладив все бумажные формальности, Арт, наконец, расслабился и удовлетворенно откинулся на подушки. Все шло по плану. Впрочем, как и всегда…

Внезапно что-то изменилось. Магический фон дрогнул и пошел рябью, словно вокруг шатра разом появилось множество сильных магов. Очень сильных. Над тем, каким образом это произошло, Арт задумался лишь на мгновение. Разом вспомнив о контракте Алеорна и его рассказе о повышающем магию зелье, Арт вскочил с места. Он понимал: если светлые решились напасть на архивампира, значит, сил у них более чем достаточно. Да и, судя по всплескам вокруг, это было действительно так.

Первой мыслью Арта было переместиться в Вайленберг. Однако в тот же момент разорвалась нить, соединяющая его и маяк, а шатер охватило слепящее пламя ужасающей мощи. Татр Азиз Самар вспыхнул мгновенно. Защита Арта сработала, но лишь на секунды могла отсрочить неизбежное.

Тень!

Едва сдерживая безумный натиск, Арт открыл портал, но какое-то искажение переместило его лишь на несколько шагов, к перекошенной от ярости рыжеволосой наложнице Азиза. Последнее, что бросилось Арту в глаза – обычная расческа с резной деревянной ручкой в ее руках.

А потом архивампира поглотило слепящее пламя.

* * *

Взлетев по лестнице, я отпустила Даррена приводить себя в порядок, а сама быстро забралась в ванную. После чего с наслаждением облилась нейтрализатором и медленно, со вкусом, принялась драить себя мочалкой. Мимоходом заметив, что Алеорнова татуировка почти исчезла, я довольно улыбнулась…

Внезапно в душе моей что-то оборвалось. От резко нахлынувшего чувства гулкой, всепоглощающей пустоты я пошатнулась, судорожно хватаясь за стену. Казалось, будто меня лишили чего-то важного, самого важного в жизни.

«Если бы он был мертв, ты узнала бы об этом первой», – молнией вспыхнули давние слова инквизитора, и от страшной догадки меня затрясло. Только не Арт! Нет!

– Нет!

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 75% [3 Голоса]
Очень хорошо Очень хорошо 25% [1 Голос]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 1

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники