ЯРОСТЬ ТЬМЫ. 8 ГЛАВА.

8.

Знакомый сумеречный зал, где Ари не так давно проходил церемонию принятия в первый Дом, сегодня был пуст. Эльфы бережно положили Алеорна на памятный мне алтарь и отошли, в ожидании глядя на Шалию.

Мать Дома Айанор глубоко вздохнула и, подойдя ближе, с напряженной хрипотцой произнесла:

– Тиардэн, выясни, кто заказчик. Если и впрямь третий Дом, я хочу знать это точно.

– Разумеется.

Мужчина, который констатировал смерть Алеорна, коротко поклонился и вышел, а я вновь перевела взгляд на алтарь. В тонком луче бившего с потолка света лицо дейморца приобрело пепельно-серый оттенок, окончательно потеряв всякое сходство с живым. Рядом раздался судорожный всхлип: Ланатиэль вновь не смогла сдержать слез.

Шалия глубоко вздохнула. Потом достала из складок одежды церемониальный кинжал и, закатав рукав, резко полоснула себя по запястью. Эльфийка что-то прошептала, и с первыми багровыми каплями рядом с ней вновь появился огромный белесый паук. Мать Дома Айанор протянула руку, кровавой дорожкой указывая колдовскому насекомому путь. Дважды просить паука не пришлось. Шустро вскарабкавшись по алтарю, тот пристроился на груди Алеорна и резко потемнел. Одновременно, от напряжения на лбу Шалии выступили капельки пота.

Из-за блокирующего магию ошейника темное зрение мне было недоступно, но и без него я понимала: на ритуал мать первого Дома тратит огромное количество сил. Признаться честно, сейчас я даже рада была, что этого не вижу. Не хотелось запомнить гордого дейморца, с ног до головы оплетенным призрачной паутиной.

Наконец, Шалия устало опустила руку и отошла от алтаря. Выглядела темная эльфийка неважно: под глазами залегли темные круги, черты лица заострились, разом прибавив женщине возраста.

– Все. Теперь нам остается только ждать, – оглядев присутствующих, произнесла она. – И будьте внимательны. Пока вся сила тотема направлена на сохранение души Алеорна, наш Дом уязвим. Стоит только кому-то об этом узнать, и можно в любой момент ожидать нападения.

– Возможно, следует объявить общий сбор? – предложил высокий худощавый эльф.

– Да, Маридор, – Шалия согласно кивнула. – Вампир, конечно, скоро прибудет, но на всякий случай лучше нам пока находиться вместе. Опечатайте зал, никто без моего ведома не должен сюда войти. И, разумеется, храните абсолютное молчание.

Эльфы мгновенно склонили головы и быстро покинули зал.

– Вас двоих это тоже касается, – бросила мать Дома Айанор в нашу с Ланатиэль сторону и пробормотала: – Полукровки. Что мой сын в вас обеих нашел? Не понимаю…

Резкие слова я восприняла равнодушно, ибо в чистокровные эльфийки никогда и не стремилась. Лана же, отчетливо скрипнув зубами, развернулась и в привычной для себя манере исчезла под маскировкой. Гм, а мне-то что до прибытия Даррена делать?

Я растерянно огляделась.

– Тебе выделят комнату для ожидания, – заметив это, сухо сказала Шалия. – Но как только все закончится, я бы хотела, чтобы ты как можно быстрее покинула этот Дом.

Что ж, странно было бы надеяться на другую реакцию. Я и так ей не нравилась, а теперь еще и Алеорн пострадал из-за меня. Но мне сейчас ее отношение было безразлично. Лишь бы Даррену по прибытии удалось вернуть Алеорна!

– Спасибо, – нейтрально поблагодарила я. – Не беспокойтесь, в мои планы тоже не входит задерживаться здесь надолго.

Шалия поджала губы и смерила меня долгим задумчивым взглядом.

– Не понимаю, почему мой сын так рисковал, – наконец, произнесла она. – Ты ведь ему никто.

– Для меня это такая же загадка, – я пожала плечами. – Но, возможно, Алеорн посчитал, что пока связанная с его браслетом татуировка не исчезла до конца, он по-прежнему несет за меня какую-то ответственность.

– Какая татуировка? – в глазах матери Дома Айанор полыхнуло рубиновое пламя. – Покажи! – приказала она тоном, противиться которому у меня и мысли не возникло.

Закатав рукав рубашки, я обнажила плечо и продемонстрировала едва заметный уже рисунок. В ответ послышался судорожный вздох. Шалия схватила меня за руку, буквально впиваясь взглядом в злосчастный узор, и воскликнула:

– Ты ведь алианта! Как ты могла в него влюбиться?!

– С чего вы это решили? – изумленно уставилась на нее я. – Алеорн мне не более чем друг!

– Но… Не может быть, – выдавила темная эльфийка. – Неужели мой сын выбрал тебя? Не верю!

Сначала Арт, а теперь и эта туда же! Во мне вспыхнуло раздражение. Какого демона, спрашивается?

– Да объясните, наконец, внятно, что означает эта татуировка! – не сдержавшись, резко потребовала я.

Впрочем, мать Дома Айанор была слишком удручена, а потому на грубость внимания не обратила.

– Это благословление богини на союз, – медленно, словно не желая верить собственным словам, произнесла она. – Метка показывает, что Шиали признала и одобрила помолвку. И не будь ты посвящена Многоликой, браслет с твоей руки сняли бы уже только после смерти.

– Э-э? – я ошарашено смотрела на эльфийку, понимая теперь почему Алеорн просил не показывать ее, а Арт так взбеленился.

Вот только что-то здесь не сходилось. Все время, вплоть до последнего дня, что я провела с браслетом Алеорна, я от него ничего похожего на любовь не заметила. Да, эльф под конец стал мягче, да, спасая меня, он заботился, но… Забота – это не любовь. Поэтому я отрицательно качнула головой.

– Вы ошибаетесь. Возможно, Алеорн под воздействием браслета какую-то привязанность и ощутил, но точно в меня не влюблялся. Иначе я бы это почувствовала сразу.

– Хм, – мать Дома Айанор задумчиво поджала губы, – Но почему тогда богиня дала согласие на ваш союз? Хотя… ты носишь знаки Мораны, да к тому же и алианта ее архивампира. Пожалуй, этого довольно для того, чтобы Шиали захотелось сделать гадость давней сопернице.

В божественных ссорах и разногласиях я не разбиралась совершенно, поэтому только плечами пожала. Замуж за Алеорна меня никакие благословления и татуировки выйти не заставят. Видимо, поняла это и Шалия, так как заметно успокоилась и кивком указала на дверь.

– Пойдем, – сказала она. – Покажу, где ты сможешь привести себя в порядок. Метка почти сошла, и, надеюсь, больше ее никто не увидит.

* * *

Шалия Айанор оставила меня в одной из гостевых комнат замка на втором этаже, посоветовав никуда не выходить до прибытия посланцев из Академии. Памятуя об отсутствии защиты на территории первого Дома, против я ничего не имела. Чем меньше народа знает, где я нахожусь, тем безопасней. Ох, скорей бы появился Даррен!

Не зная, как отвлечься от напряженного ожидания, я принялась нетерпеливо расхаживать по просторной комнате. Все это время из головы не выходили мысли о том, что сказал Алеорн по поводу медальона Арта и моей крови. Такая связь и впрямь должна быть очень сильной, и если бы не ошейник «Отвращения», можно было бы попробовать поискать даже сейчас. Но что дальше? Как потом сделать портал?

Я нервно закусила губу и потеребила браслет. Конечно, если не учитывать огромного количества силы, необходимой для его использования, структура портала довольно проста. Она представляет собой обычную спираль, которая при активации заклинания буквально выталкивает человека в нужное место. Гораздо большую сложность вызывает расчет места прибытия. В амулетах такого не предусмотришь, поэтому в портал встраивают легкое поисковое заклинание, которое ищет ближайший темный, или светлый маяк силы. И, уловив, перебрасывает к нему.

Другое дело, если необходимо попасть в какое-то конкретное место. Тогда конечная точка рассчитывается архимагом, и это настолько сложная задача, что мне с ней не справится. Но, к счастью, по утверждению Алеорна, подобное и не потребуется. Значит, осталась малость: сообразить, где взять столько сил? На перемещение их необходимо чудовищно много!

Такое количество можно было бы получить, будь у меня усиливающее магию зелье. Даже несмотря на побочный эффект – полное исчезновение магии на длительный срок, а, возможно, и навсегда, я бы, не задумываясь, на это решилась. Но… вот оно – «но». Травники привезли в Академию весь свой запас, и весь он был похищен. А делается это зелье несколько месяцев, так что даже если они уже начали готовить новую партию, то все равно не успеют за оставшиеся несколько дней. И как теперь быть? Что еще может дать мне столько силы?

Лихорадочно соображая, я огляделась и скользнула взглядом по стене, завешанной оружием. Узорчатые шпаги, мечи, кинжалы, ножи…

«А ведь некроманты для получения сил используют силу крови, – мелькнула неожиданная мысль. – Да и Грегов бассейн кровью наполняли, и вон как меня тогда накачало! Да и Велиар свой посмертный ритуал по сбору сил на крови построил…»

В довершение всего вспомнился давний рассказ Рэй о массовом убийстве в обители Братства Света. Арт ведь тоже там восстанавливал силу. Но для того, чтобы открыть портал такой слабой магичке, как я, понадобятся десятки жертв!

Смогу ли я на это пойти? Даже если предположить, что вампиры найдут столько людей, сама-то я способна обречь их всех на смерть? Вряд ли. Решиться на подобное даже теперь было слишком сложно. Ну, ничего, скоро прибудет Даррен, воскресит Алеорна, и мы вместе подумаем, как можно это осуществить.

Как утомительно ожидание! Когда, наконец, заглянул слуга и сообщил, что приземлился дракон-экспресс из Леорской Академии, я была готова его расцеловать от облегчения.

Не теряя ни минуты, я рванулась из комнаты вниз, навстречу. Сбежав по лестнице, стрелой вылетела в просторный холл, а в следующее мгновение была подхвачена Родом и стиснута в объятиях.

– Тень! – выдохнул он. – Живая? Что за дрянь на тебе поискам мешает?

– Ошейник «Отвращения», – пожаловалась я, демонстрируя шею. – Магию блокирует. И снять его может только…

Я осеклась, так и не сказав слова «архимаг», поскольку в этот момент под руками некроманта артефакт тихо щелкнул и раскрылся. А меня ошеломило потоком вернувшейся силы.

– Потерпи, сейчас полегчает, – заботливо поддержал меня Род.

Благодарно кивнув, я глубоко вздохнула и, наконец, обратила внимание на остальных. Приветствующие мать первого Дома Даррен и Ари меня не удивили. Зато, едва заметив следующую гостью, я не сдержала радостного вскрика:

– Этери! – я вырвалась из рук некроманта и, подскочив к подруге, порывисто ее обняла. – Ты жива! Я думала, этот маньяк тебя убил!

– Со мной все в порядке, миали, – успокоила та.

– Хвала Двайне… – я вдруг осеклась и уставилась на нее. – Погоди. Как ты меня назвала? Ты…

– Вампирша она, – мрачно подтвердил Род. – Слышала б ты, как Анхайлиг ругался, у-у!

– Значит, он тебя все-таки убил, – печально прошептала я.

Этери пожала плечами и улыбнулась, однако сказать ничего больше не успела, так как рядом раздался голос Ланатиэль:

– Может, начнем решать текущие проблемы? Даррен, нам нужна ваша помощь! – А следом в холле проявилась и она сама.

– В чем же, леди Ланатиэль? – с легким приветственным поклоном откликнулся тот.

Видимо, вампир был знаком с кудрявой полуэльфийкой и раньше.

– Нам необходимо воскресить Алеорна! – на одном дыхании выпалила девушка.

Высший задумчиво приподнял бровь, но тут вмешалась и я, добавив:

– Даррен, Алеорна убили из-за того, что он спас меня. Его необходимо вернуть.

– Как пожелаете, миали, – тотчас отозвался вампир.

– Пойдемте за мной, – предложила мать Дома Айанор и повела Даррена к залу церемоний.

Ну, вот и все. Еще пара минут, и хотя бы об Алеорне можно будет не волноваться. Я с облегчением вздохнула и вновь перевела взгляд на Этери, внимательно ее разглядывая.

– Не переживайте за меня, – мгновенно отреагировала та. – Мне не плохо, совсем наоборот. Я теперь столько всего могу, столько чувствую! Даже сердцебиение ваше слышу. А еще вижу силу повелителя, связанную с вами, и знаки Мораны, и…

– Не переоценивай свои силы, – хмыкнул Ари. – Ты все же еще молодая вампирша.

Этери в ответ только фыркнула и отмахнулась, мол, не учи. Жест вышел раздраженным и чуточку надменным. Н-да, все-таки она изменилась. Неуловимо, в едва заметных мелочах, но Этери уже не была той веселой отзывчивой ведьмочкой, какой поступала год назад в Академию. С неожиданной тоской я поняла, что с этой Этери уже не поболтаешь просто так, «за жизнь». Ее вежливо-почтительное «миали» до сих пор стояло в ушах, заставляя меня ненавидеть собственный статус. Ведь по-другому Этери уже никогда не сможет ко мне обратиться…

– Так что с тобой случилось? – отвлекая от грустных мыслей, спросил Ари. – Ланатиэль сказала о том, что тебя держали у эльфов. Как я понимаю, ты была в третьем Доме?

– Да, – я невольно вздрогнула: слишком свежи были воспоминания. – Познакомилась с Ларданен. Она устроила мне небольшую экскурсию в твою любимую комнату.

Лицо Ари тотчас болезненно исказилось. В глазах эльфа я впервые в жизни увидела неприкрытый страх.

– Тень, я не… – хрипло начал он, но замолчал.

Кажется, не знал, что сказать. А, в самом деле, что тут скажешь? Что жаль? Это и так понятно. Извиняться за своих бывших родственников? Еще более бессмысленно.

– Не важно, – я скривилась. – В конце концов, Алеорн меня вытащил оттуда. И вспоминать об этом больше не хочется.

– Гхм, – донеслось легкое покашливание, а потом вкрадчивый голос Рода уточнил: – Тень, я правильно понял, что тебя пытали?

– Ну-у, можно и так сказать, – я обернулась, собираясь объяснить ему разницу между пыткой и избиением до смерти, и осеклась.

В антрацитовых глазах некроманта полыхала такая ярость, что, кажется, будь Ларданен рядом, он не удержался бы от убийства. И, похоже, так решила не только я.

– Род, я полностью на твоей стороне, но ты – магистр Академии. Официальное лицо, – встревожено напомнил Ари.

– Это легко исправить, – спокойно сообщил некромант и улыбнулся.

Холодно, жутко, так, что меня дрожь пробрала. Неужели я столько значу для Рода, что он готов ради мести покинуть Академию? Почему?

Озвучить вопрос не успела, поскольку в этот момент в холле показались Даррен и Шалия. Лицо матери первого Дома застыло безжизненной маской, и мое сердце сжалось от страшного предчувствия.

– А где… Алеорн? – дрогнувшим голосом уточнила Ланатиэль.

Шалия молча отрицательно качнула головой, а Высший, извиняясь, развел руками.

– Мне жаль, но прошло слишком много времени, – сказал он. – Даже, несмотря на то, что душа привязана к телу, в самом эльфе уже не осталось жизненных сил. Необходимо восстанавливать их, а это магия другого порядка. Артур бы смог, я – нет.

И, вспомнив, в каком состоянии был Арт, когда делал это для меня, я поняла, что Даррен прав. Если уж Арту тогда было тяжело, то что говорить о простом Высшем?

Но, получается, у Алеорна нет шансов?

– Он не может умереть! Не может! – Ланатиэль разрыдалась.

Я же, обхватив себя руками, стояла и отказывалась верить в происходящее. Арт, Алеорн, а вскоре и Ари… рядом не останется никого из них? Алеорн сказал, нельзя терять надежду. Но на что надеяться теперь?!

– Насколько сильно упадет Дом Айанор? – тихо спросил в это время Даррен у Шалии.

– На пятые-шестые позиции, – глухо откликнулась та. – Мы многое потеряем. Очень многое.

– Да как вы можете думать о своем положении в это время?! – тотчас взвилась Ланатиэль. – Дом Даэрон заказал Алеорна! Им необходимо отомстить!

– Девочка, они остались без защитников, – отстраненно произнесла Шалия, не обратив внимания на грубый тон. – А, значит, и так окажутся на самом дне. Но мы так рисковать не можем. Если открыто объявить войну, то конфликт выйдет за пределы наших Домов. Второй Дом не упустит возможности уничтожить нас окончательно. Без поддержки мы не справимся, а, узнав о смерти Алеорна, никто из эльфов не встанет на нашу сторону. Поверь, Ланатиэль, я жажду мести не меньше. Но не могу ставить под удар весь род Айанор.

Ланатиэль застонала, а потом внезапно набросилась на меня.

– Ты! Это ты во всем виновата!

При такой скорости успел среагировать только Даррен, удержав полуэльфийку в последний момент.

– Пусти! – кричала та, пытаясь вырваться. – Ты ведь тоже ее ненавидишь, пусти! Из-за нее погиб Арт, а теперь и Алеорн! Она заслуживает смерти!

И со словами обезумевшей от горя принцессы во мне что-то переломилось. Собственная боль и чувство вины оказались настолько сильны, что в одно мгновение выжгли все остальные эмоции, оставив только одно желание: отомстить.

«Какая из тебя темная? … Ни рассудительности, ни расчетливости, ничего. Даже мстительности в тебе нет. Хотя чего удивляться, растили-то тебя как скотину, на убой. … Сама ты ни на что не годишься».

Я стиснула зубы.

Они убили всех, кто мне дорог.

Они пытали и почти убили меня.

Что значат их жизни по сравнению с жизнями Алеорна и Арта?

Ничего.

– Даррен, – бесцветно позвала я.

– Да, миали? – откликнулся тот.

– Свяжись с Вайленбергом. Мне нужны вампиры.

После этого в холле на пару мгновений воцарилась тишина. Даже Ланатиэль стихла и перестала сопротивляться светловолосому Высшему.

– Миали? – Даррен напряженно посмотрел на меня. – Вы понимаете, что это внутренние проблемы темных эльфов? Мы не можем мстить за смерть одного из них. Учитывая, что ваш непосредственный похититель убит, такое необоснованное вмешательство может привести к войне.

– Мне плевать, – сказала я тихо.

– Что?

– Мне плевать! – крикнув, я, в свою очередь, уставилась на него. – Я требую, чтобы вы разнесли этот третий Дом ко всем демонам! Слышишь? Я. Так. Хочу!

Высшего передернуло. Серебристые глаза сверкнули гневом, однако не подчиниться Даррен не мог.

– Как пожелаете, миали, – склонив голову, проскрежетал он.

Я удовлетворенно кивнула и, обернувшись к Шалии, пообещала:

– Поддержка у вас будет. Такая, какая потребуется.

Впервые за все время нашего знакомства в ответном взгляде матери первого Дома проскользнуло одобрение. Темная эльфийка мрачно улыбнулась, и я поняла: Шалия Айанор сделает все, чтобы о роде Даэнор не осталось даже памяти.

Что ж, меня это устраивает.

– Тень, – осторожно позвал Ари. – Может, ты все-таки…

– Оставь ее, – тут же вмешался Род. – Наконец-то от упырей появилась хоть какая-то польза.

– Польза? – взвился эльф. – Они войну развяжут!

– И что с того? – некромант скривился. – Как защищающиеся, твои драгоценные собратья смогут рассчитывать на любую помощь. При таком раскладе вампиры без Артура долго все равно не продержатся. А сдохнут – туда им и дорога, – резюмировал Род и посмотрел на меня. – Пошли, я хочу видеть комнату, где тебя поселили.

* * *

Едва оказавшись в гостевой, Род сразу же установил защиту и дополнительно проверил на прочность окна. После чего настрого запретил покидать комнату без сопровождения, пригрозив в противном случае использовать на мне подчиняющее заклинание. Или банально сковать цепью. Причем, судя по все еще наполненным тьмой глазам, некромант обещал это на полном серьезе.

Оставалось только подчиниться. Когда Род ушел, я некоторое время бесцельно металась из угла в угол, как загнанный в клетку зверь. Хотелось прямо сейчас самой рвануться к владениям третьего Дома и разрушить все до основания, выместив гнев и злость.

Однако, чуть погодя, разум все же пробился сквозь бушевавшую ярость, и я все же смогла успокоиться. Месть никуда не денется, а рисковать собой, бросаясь к убийцам в логово – бессмысленно и глупо. Даже когда прибудут вампиры и Шалия соберет своих соклановцев, с ними идти не стоит. Слишком опасно, да и пользы от меня никакой. Так что лучше взять себя в руки и постараться, наконец, последовать совету Алеорна.

Придя к этой мысли, я, наконец, остановилась и села на расшитый лиловыми узорами диван. Несколько раз глубоко вздохнув и сосредоточившись, для начала попыталась вновь настроиться на Арта. По-прежнему, бесполезно: вместо ответа лишь холод и пустота.

Нет, так ничего не добиться. Алеорн был прав, нужно искать собственную кровь. Попытаться переложить те ощущения, которые я использовала для связи с Артом, на медальон.

Сняв со стены один из небольших кинжалов, я вновь вернулась к дивану, уселась поудобнее и царапнула руку. Заклинание, которое мне предстояло использовать, являлось обычной «Кровавой меткой». Такую некромант оставляет на подчиненном объекте, чтобы держать его под контролем. Кровавые ритуалы нам на первом курсе преподавал лично Анхайлиг, так что все действия были отточены долгими тренировками.

Coniuro sanguinem. Сurabit nos, – еле слышно прошептала я и сосредоточилась на скользнувших по запястью алых каплях.

Окружающая действительность изогнулась, сминаясь, будто бумажный лист. Исчезли стены комнаты, да и сама реальность, казалось, канула в небытие. В странном сумраке осталась лишь частичка моего сознания, окруженная багровой пульсирующей аурой.

И где-то вдалеке, на самой границе, ей откликался слабый маячок.

Резко вздохнув, я пришла в себя.

«Получилось? – мелькнула недоверчивая мысль, и тотчас сменилась радостной: – Нашла!»

За окном уже стемнело. Онемевшие от долгого сидения в одной позе мышцы после первого же движения стало покалывать. Но внимания на такие мелочи я не обращала. Главное – мне удалось! Пусть я не знаю, где находится амулет, но я его чувствую. И этого должно хватить для установки конечной точки перемещения!

Надежда, уже, почти покинувшая меня, разгорелась с новой силой. Судьба все-таки сжалилась и предоставила единственный шанс, упустить который я не имею права. Если для того, чтобы вернуть Арта, необходима кровь, что ж, эльфы третьего Дома вполне подойдут. И ни малейшей жалости при этой мысли не возникло – ей просто не осталось места среди переполнявшей меня ненависти. Ничего, я подожду. Осталось совсем немного. Здешние эльфы легки на подъем, да и вампиры, думаю, прибудут уже завтра.

Заглянувший через некоторое время Даррен только подтвердил эту догадку.

– Я связался с Вайленбергом, как вы хотели, миали, – сухо сообщил он. – Сюда отправляют одну из боевых терций.

– Терция? Это сколько? – уточнила я, стараясь не обращать внимания на тон Высшего.

– Триста воинов, – ответил Даррен. – Стандартное подразделение. Более чем достаточно для ваших нужд, учитывая поддержку первого Дома и внезапность нападения.

В ведении боевых действий я абсолютно ничего не смыслила, а потому поверила на слово.

– Хорошо, – нейтрально кивнула я и собралась вернуться в комнату.

Однако следующие слова Даррена меня остановили.

– Высшие были очень недовольны, когда узнали о вашем требовании, – сказал он. – Виан Вайленбергский в том числе.

– И что? Он может помешать? – уточнила я, обеспокоенно поджав губы.

Если у брата Арта хватит влияния отменить мои приказы, то может возникнуть проблема.

– На данный момент нет, – с легко уловимой досадой ответил Даррен. – Но ситуация может измениться в любую минуту, и тогда на вашей стороне не окажется никого. Миали, выбор Артура и так никого не обрадовал, однако при живом правителе это скрывали. А сейчас вампиры начинают роптать. Вместо поисков Артура вы стравливаете нас с темными эльфами. А ведь одной стычкой здесь дело не обойдется. Будут последствия…

– Мне все равно, – резко оборвала я.

Светловолосый Высший глубоко вздохнул, а потом добавил:

– Кроме того, многие считают, что это план наследника Велиара и Анхайлига по уничтожению нашей расы. И что гибель Артура подстроили вы.

После такого обвинения меня бросило в жар от злости, а пальцы сами собой сжались. Огромных усилий стоило сдержаться и не сорваться на крик. Не время. Главное – не выдать своего плана раньше времени, иначе его запросто могут сорвать. В отсутствии наблюдения за этой комнатой я уверена не была, как и в лояльности темных эльфов. Мало ли что может прийти им в голову? Не все ведь настолько жаждут вернуть Алеорна, как Шалия. А рисковать потерей единственной возможности добраться до Арта я не могу.

Поэтому, лучше молчать. Если все получится, вампиры подавятся своими обвинениями, а если нет… если нет, тогда мне уже будет не важно.

– Пусть думают, что хотят, – произнесла я, скрипнув зубами. – Даррен, я своего решения не изменю.

И, не желая больше продолжать неприятный разговор, быстро захлопнула дверь.

* * *

Утро и весь следующий день в первом Доме царила напряженная атмосфера. Правда, я по-прежнему оставалась в гостевой комнате, на которую Род подвесил заклинание «Ста замков». Но из выходившего на внутренний двор окна могла следить за подготовкой темных эльфов, по зову Шалии все прибывавших и прибывавших.

Сосредоточенно, без малейшей суматохи, они тщательно проверяли и начищали перед предстоящим сражением оружие. Эльфы готовились к тому, что умели едва ли не с рождения – убивать. Где-то среди них находился и Ари. В этом я была уверена, хотя не видела брата с момента вчерашнего разговора. Так же, как и была уверена в том, что он меня избегал. Слишком хорошо помнила страх и вину в янтарных глазах.

А к вечеру появились вампиры. Сообщив об этом, Даррен взялся сопровождать меня к ним навстречу, и по пути вновь попытался отговорить от участия. Впрочем, как и в прошлый раз, безуспешно.

– Миали, – мрачно процедил он. – Связь между нами слабеет. Вы хоть осознаете, что как только Артур погибнет, ваша власть над вампирами исчезнет? А тогда выстроится очередь из желающих порвать вам горло.

– В самом деле? – я скривилась. – И ты, как я понимаю, будешь в первых рядах? Не волнуйся, по старой дружбе предоставлю тебе эту возможность сделать лично.

– Тень! – прорычал Даррен и совсем не этично схватил меня за плечи. – Я все понимаю! Но не смогу им помешать!

– Спасибо, – я грустно улыбнулась и выскользнула из его рук. – Ты мне тоже дорог, но больше так не делай. Арту бы не понравилось.

В ответ Высший не произнес ни слова, только сжал зубы так, что желваки на скулах заходили. А я поняла, что если даже Даррен сорвался и не удержал дистанции, значит, времени действительно осталось очень мало. Сердце тревожно дрогнуло, и я, невольно ускорив шаг, почти выбежала на крыльцо.

Три сотни вышколенных воинов Вайленберга ровными рядами выстроились перед входом. В кроваво-красных лучах заходящего солнца они представляли собой грозное и, одновременно, величественное зрелище. Мрачные и молчаливые, вампиры взирали на меня с едва прикрытой враждебностью, однако головы в почтительном приветствии все же склонили.

После этого вперед выступил Высший с жесткими, орлиными чертами лица и коротко по-военному представился:

– Кастор Латридес, командующий пятой терцией Вайленберга. Мы… готовы получить ваши указания, миали.

– Что ж, – произнесла я, не подав вида, что обратила на заминку внимания. – Я хочу, чтобы от третьего Дома темных эльфов не осталось камня на камне. И, кроме того, всех, кого возможно, вы должны доставить сюда живыми.

– Миали, – Кастор скривился. – Это клан профессиональных убийц. Вы понимаете, насколько сложно будет выполнить такую просьбу?

– Это не просьба, – жестко отрезала я. – А приказ.

И Высший не выдержал. С лица вампира слетели все показные остатки вежливости.

– Паршивая человеческая девчонка, – ощерившись, рыкнул Кастор. – Мало тебе было уничтожить Артура! Теперь ты очерняешь его имя, используя для того, чтобы отомстить за своего эльфа!

Как я не сорвалась в ответ, не знаю. В висках запульсировала кровь. Пришлось на мгновение чуть прикрыть глаза и глубоко вздохнуть, сдерживая вскипающее бешенство.

– Все высказал? А теперь слушай, – прошипела я. – Тебя, упырь, моя личная жизнь не касается. Так что выполняй приказ, и мне плевать, как ты это сделаешь. Но чтобы утром пленники были здесь. Тебе ясно?!

Кастор сплюнул, но ослушаться не посмел. Пока. Надеюсь, моего влияния хватит хотя бы на эту ночь.

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [3 Голоса]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 2

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники