ВЫПУСК 10-2013

Фэнтези Прода Выпуск 10-2013

Мне кажется, или сегодня у нас что-то особенное?

Тихое безмолвие ночи бархатным сиянием ослепительного дня опустилось на огромный северный город, освободив из - под гнёта тёмно - фиолетовых туч красавицу-луну. – «Ну окей, а времени-то сколько?..»

Разводами желтизны сыра она осветила всё вокруг божественным сиянием. – слава божественному сыру и макаронному монстру!

Заискрились бриллиантовые звёзды, расбросанные по всему небосводу. точно крохотные светящиеся плевочки ярких жемчужин, дарящих радостное перецветие и снегу, который блестел розоватым сиянием. – закат расползался по небу сияющим пятном, будто бы кого-то стошнило на небосвод томатным супом.

Не было слышно и крылатой бури, которая укутала ёлочные игрушки причудливых домиков сладким сереневым пухом и заставила деревья замереть в порыве заиндевевшего тумана и покрыла их белёсой дымкой инея. – пурга заносила город все новыми и новыми литературными приемами.

Кружевные ветви отяжелели от покрывшего их снега и напоминали плачущих дев, облачённых в подвенечные платья, согнувшиеся в порыве молитвенных слёз по усопшему возлюбленному. – над убитым смокингом уже кружила черная моль.

Колючий мороз уже успел пробраться и на кладбище, что расположилось безгласным и мрачным городом на самом краю города настоящего, среди монументальных сосновых корневищ, – циклопических пней, колоссальных шишек, – припорошенных застывшим холодом. – холодцом, может?

Множество крестов и надгробий выделялись траурной лентой скорби, вечной памяти и бесконечной любви к давно ушедшим, чьи фотографии и опознавательные надписи уже давно стёрлись, оставив голые камни промерзать. – камни дрожали, стучали зубами и в бесплодных попытках согреться покрывались граффити.

Между ними ширела серая кладбищенская дорога, по которой ещё недавно шествовала похоронная процессия, окропив медовой солью слёз притоптанный снег. – медовую соль делают пчелы безысходности.

Дорога упиралась в исполинских размеров памятник - красивый ангел из металла хранил на кладбище покой. Он возвышался над миром скорби своей отрешённостью, что просачивалась во всём его существе и сквозь него. – у вас отрешенность убежала, снимите с надгробной плиты.

Голову украсил венец из звёзд, мерцавший в темноте золотистыми отблесками, после чего волосы, выпрямлённые пресными водами, каскадом богоподобной Ниагары, ниспадали в самый низ. – прямо в дьяволоподобную Марианскую впадину?

Гладкие, как лёд руки скрестились ладонями вверх, на которые родственники погибшего возложили букет алых роз с чётным количеством цветов... Ещё свежих, только - только покрывшихся тонким слоем сахарной пудры. – а, так это кладбище Конфетного Королевства.

На лице в один миг застыло плачущее выражение вселенской грусти и такой невиданной красоты небесных черт, что казалось, будто чудесная человеко - птица вот - вот распахнёт невиданных размеров клюв крылья... Улетит в невиданные дали, оставив этот мир бесконечных опасностей и тревог. – невиданных, естественно.

Крылья её поражали своей своей невесомой изящностью и полупрозрачной лёгкостью, облачены были в полупрозрачную дымку воздуха. – все остальное же покрывал вакуум.

Но она стояла неизменно одна, на таком же высоком постаменте, как и она сама из очень дорогого белого мрамора, где раскидистыми чернилами старательно была выведена надпись "Археоникс Феникс", дата рождения и год смерти – "примерно 65 млн лет до н. э.", фото окаменелости с черной ленточкой прилагается. Кстати, денег на мрамор еще хватило, а на гравировку - увы.

А под этим пъедисталом девственную белизну снега ломала груда искорёженного рваного тряпья, – гнутых в бараний рог носков – следы крови и отчаянной, но незаконченной схватки, исод которой не был ясен никому. – кровью было написано «Продолжение следует».

И вдруг протяжный вздох привёл эту черноту в движение, из - под надвинутого на лицо капюшона повалил синеватый пар, означая, что тепло ещё не покинуло эту сущность, оставаясь внутри неё. – человек-чайник с неоновой подсветкой.

Существо, сокрытое в эбеновых тканях уселось на хрустальный снег и стало медленно вертеть головой, сидя спиной к статуе и не замечая её. Но собравшись с силами оно смогло встать на дрожащие ноги, сделать разворот и врезаться взглядом в постамент. – заработав синяк.

Большие кофейные глаза были прикованы к каменному изваянию – вам на десерт какие глаза, кофейные или ванильные?

В этот момент кислотное выражение набросилось на его лицо. – и разъело его.

Если ты читаешь это письмо, то знай, что меня уже нет в живых. Прости, что не мог попрощаться с тобой как следует, но в этом нет моей вины, ибо смерть нагрянула очень неожиданно, впрочем как и всегда. – я вот прямо сейчас предвижу свою очередную неожиданную смерть.

Если медальон будет разговаривать и странно себя вести, то не переживай. Это ведёт беседу бессмертный дух, что живёт в недрах прекрасного рубина. – это вовсе не семейная шизофрения, которая, к слову, у тебя тоже есть, но ты не путай.

А вампиры, известное дело, существа тёмные...Любящие ночь и холод. И может быть именно поэтому лютый мороз обошёл его стороной, а старуха с белыми косами постучалась в другую дверь... – Синдел, ты?!

Он вспомнил, как Археоникс Феникс обнажал острейшие клыки в непринуждённой приветливо - дружественной улыбке. Вспомнил, как дед расправлял чудовищные по размерам каштановые крылья и нырял с крутого обрыва в кучевые облака. – как гонялся за трицератопсами, как конкурировал за самок...

Максимус долго не мог вспомнить, есть ли в этом городе хоть одно существо, способное помочь ему в этой ситуации, но на ум ничего не приходило. Оставалось только одно - единственное - обратиться в полицию к детективу Бомарше. – и его напарнику, любителю сигар и пончиков сержанту Вольтеру.

Хотя была одна надежда на то, что ему хотя бы есть, где жить. Но было одно препятствие - на его замок претендовали почти все его кровные родственники (это несмотря на завещание).
(...)
Максимус знал одно - отвоевать родовое гнездо будет ох как не просто, но он был стастлив, что его род был знаменит на весь мир... Знаменит своим благородством - ибо он - потомок знаменитого вампирьего рода Феникс, и это главное его воспоминание... – благородство благородством, но я отсужу гребаный замок у этих ублюдков.

Прямой выскобленный стол, стоявший напротив окна представлял собой изобилие прогнивших огрызков и разбитых вдребезги тарелок. – Бомж-Ikea: собери мебель из собственных отбросов.

Рядом с Максимусом разливалось дыхание огромнойго угольно - чёрного пса породы сенбернара, того самого, который так напугал его прошлой ночью. Вампир нежно поглаживал его волосатый хребет, ощущая исодящее от него тепло. – в ответ пес повилял косматым копчиком.

Но вскоре морозное утро полностью вошло в свои права, покрыв белоснежной туманностью всё вокруг – утро не задалось: солнце рвануло сверхновой.

- Цезарь, - юноша уже успел дать питомцу новое имя, так подходившее преданной собачьей натуре. - Пойдём, пойдём, дорогой. – Цезарь: человек, преданный Риму и Брутом.

Парочка вышла, щурясь от апельсиново - солнечного света, чью яркость так умело использовала луна, отражая солнечный свет в ночи. – молодец какая, а. В цирке бы показывать.

Как ни странно, но он довольно быстро отыскал красивое трёхэтажное здание своеобразной архитектуры, где красовалась горящая надпись "Полицейский участок". – рядом со светящимся изображением полуголого копа, призывно помахивающего дубинкой.

После чего он вместе с собакой протиснулся в приоткрытую дверь. Напртив неё стоял гладко выбритый письменный стол красного дерева. – он пришел подавать заявление. «Вы не поверите, что за мной пишут!», – сказал стол дежурному полицейскому. – За нём восседал зеленоглазый альв и что - то муторно записывал. – аж смотреть тошно было.

- Боюсь, что это невозможно, - кратко ответствовал альв. - Детектив Бомарше сейчас очень занят и сможет вас принять в приёмный день. Это будет в четвёртый по счёту отрезок времени на этой неделе, с девяти часов утра. – сразу после выпадения кратковременных осадков.

- Постойте... - наблюдательные глаза детектива сразу же заприметили кровавую рану с правой стороны лица, касающуюся его брови. - Что с вашим лицом? – сразу виден взгляд профессионала.
- Вот именно об этом я и хотел поговорить, - ответил Феникс. - Вы позволите?
- Да, конечно, присаживайтесь... - взволнованно сказал детектив, позволив Фениксу сесть на один из жёстких стульев. - Я вас внимательно слушаю... – так началось знаменитое дело о загадочном хуке справа.

Так же тенью проскользнула наблюдательность, присущая большинству детективов. Казалось, от него не не ускользнёт ни одна мелочь, ни один кусочек мозаики, которую он с лёгкостью разгадывал. Его любознательность многие его коллеги воспринимали как дурную привычку совать нос не в свои дела. – нет чтобы молча пончики жрать, как все. – Но это помогало ему с лёгкостью разгадывать самые сложные и запутанные преступления. Ну и ко всему прочему его внимание было на очень высоком уровне. – еще он никогда не повторялся и никогда не отвлека... у, пончик!

Но иногда в нём проступала нервозность, которая выражалась в привычке долго и сосредоточённо грызть кончики карандашей, лихорадочно о чём - то думая. Его довольно легко можно было довести до белого коления, но так же легко он успокаивался. Потом долго обижался на того, кто это сделал и по долгу ни с кем не разговаривал. – читайте книгу "Бомарше, пятилетний детектив"

Он протяннул напряжённому Бомарше согнутый в три погибели лист вместе со своей драгоценностью. – Бомарше, зачем ты выбивал из листа показания, можно же просто прочитать?..

- Из неё я узнал своё имя и фамилию, - продолжал Феникс, заворожённо глядя, как детектив Бомарше водит глазами по листку. - он предпочитал предельно близкий контакт с текстом - Так же я узнал свою расу и принадлежность к знаменитому роду Феникса. – сэр, это может шокировать, но я монголоид.

К сожалению, продолжения приключений Максимуса в сети не нашлось. Зато хватает паладина Юрия.

Ульрих, штабс – сержант армии короля Ллория, был изрядно на нервах, и тому была причина. Холодный, не по осеннему, воздух, своими порывами резал закаленное в боях, обветренное лицо. Глаза много чего повидавшие не отрываясь, смотрели на стену замка. Жилистая рука лежала у праваго бока своими пальцами сильно сжав меч. – расчленение - отличная причина быть на нервах.

В минуты напряженного ожидания, когда казалось, что решается твоя судьба, некоторые из нас прибегают к алкоголю, стимуляторам или наркотикам и сексу. – ждал важного звонка, неожиданно для себя устроил оргию. – Но некоторые (именно из таких был штабс - сержант), продолжают верить Богу, однажды вручивши ему свою судьбу и душу. Таких действительно меньшинство, но если семя не умрет в земле, то и колосс не взойдет. – а бюсты Ленина в этом году не уродились.

Ульрих выпил почти пол-литра воды и через несколько минут понял, что втягивает в себя воздух – влага внутри меха закончилась. – еще через полчаса он понял, что проглотил мех целиком.

Кто – то стоял, выпрямившись во весь рост у самого края городской стены Люнадо – форта крепости герцога Норасса. Потом этот кто – то исчез.
Ульрих, доставший кинжал, облегченно (мысленно) вытер пот со лба.
Что за свистопляска? - он терпеть не мог, когда что-либо происходило.

Жесткие ветви осоки, подмерзшей от ноябрьских морозов, кололи небритое лицо и стремились залезть в глаза. Ульрих бережливо отвел от своего каменного лица веточку речного растения – и уселся под развесистой клюквой.

Небольшой костерок заструился от его правой ладони. Огонь стал постепенно прожаривать замерзшую веревку и подниматься вверх по пеньковым волокнам. Юрий заметив кошку высоко над головой, понял, что упади ему на голову это трехлапое творение кузнеца, его голова треснет как переваренное яйцо. – металлическое изваяние трехногой кошки - естественный враг паладина.

Стальная кошка начала падать вниз. Прямо на голову Юрия.
Паладин быстро сделал оборот через правое плечо, потом еще один и еще, отступая от гибельного места. Кошка упала, не причинив ему никакого физического вреда. – но его переваренному яйцу была нанесена ужасная психическая травма.

Может быть, в этом мире существуют и русалки, думал землянин, смотря на отпечаток мужского сапога на песке пляжа. Все может быть. – ...и Русалочка побежала к своему принцу, шлепая по песку кирзачами сорок пятого размера и смоля папиросу. Принц со слезами убегал.

Мертвый стражник, с носом, вбитым в череп, медленно отплывал уносимый течение от города Люнадо и от событий здесь происходивших. - его капитан стоял на вбитом носу и смотрел вдаль - Казалось, что его подхватили воды мифической реки Стикс из египетской мифологии. – помню-помню, она еще впадала в Титикаку, что в Атлантиде.

Кто – то приносил ему то ли завтрак, то ли обед – сейчас на столе стояла порция риса с мясом и одутловатый бокал кваса с краюхой ржаного хлеба. – обрюзгшего сального хлеба.

Все тело ломило так, как будто он только что внернулся из бани. Бани в которой вместо березовых веников его лупили поленом. Он еще раз осмотрелся, надеясь увидеть что – то значимое в окружавщей его обстановке. Но попытки были чтетны. – после того полена вся жизнь казалась серой и бессмысленной.

Дух паладина требовал найти какое – нибудь оружие. Просто так на крайний случай. Оборона дело нехитрое, один два убитых воага и можно смело отправляться в валгалу. – война дело простое, помер за родину и свободен. – Или как уних здесь называется ад?
Капитан выдрал из стены успевший проржаветь гвоздь, и хитро спрятал его в полусапожек. Только тогда он сел за стол. – и хитро умер от столбняка.

Стоявший слева мужчина что – то сказал своему напарнику, наклонившись к его уху. На правом бедре отчетливо проступили изваняния палицы. – это у тебя в кармане палица смрада +3 или ты просто рад меня видеть?..

Короче, Юрий всеми силами избегал смотреть паладину (а этот как, и другой были паладины) в глаза, но тем не менее контролировал все движение вплоть до микромимике боковым зрение. - только грамматике он контролировал левой пятке.

Аркрон докатился прямо до самых пяток толпы из петидясяти подростков, дружно избивавшей одиночку Симха. – до конца очереди докатился? – Тот пока держался, но силы его оставили. – он, в принципе, был жив, но уже помер.

А говоря проще никакого боя и не было. Сломав пару десятков челюстей ладонями и отбив причинные места прямым ударом ступни еще двум десяткам, – челюсти налево, промежности направо. Построились в две очереди, не толкаемся, всем хватит, – Аркрон заметил, что оставшееся люди как то переминились в своих намериниях избивать мальчишку и, стали потихоньку уходить с монастырского двора, инфильтруясь в здание общежития. – они еще никогда не были так близки к провалу.

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [2 Голоса]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 3

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники