ГЛАВА 7

7.

Прислонившись к одной из колонн, я смотрела, как из зала выносят погибших некромантов. В душе было пусто, тело сковала усталость. Да еще где-то глубоко билась слабая надежда на то, что все это просто кошмарный сон.
Неподалеку стоял Анхайлиг с каменным лицом. После того как вспышка ярости, которая так меня испугала, угасла, взгляд архимага стал прежним, утратив всякое сходство с Велиаром. Надеюсь, больше я подобного не увижу…
Оставшиеся в зале магистры, видимо, думали примерно так же. Во всяком случае, от Анхайлига они держались в стороне, о чем-то между собой перешептываясь.
Откуда-то появились магистр Савелий и Род. Быстро оглядев зал, они подошли ко мне.
– Как себя чувствуешь? – тихо спросил Савелий.
Сам-то он как думает?
Я открыла, было, рот для жалобы, но, передумав, мотнула головой.
– Анхайлигу хуже.
– Ну, ему я сейчас помочь не могу, а вот тебе вполне.
– Не нужно, – отказалась я. – Это усталость. Просто усталость. Тут такое было…
– Знаем, – магистр кивнул, а Род скривился, но, так и не сказав ни слова, направился к Анхайлигу.
– Что с ним? – уже догадываясь, все же рискнула спросить я.
– Узнал, кто ты, – лишил меня последней надежды магистр.
– Ясно, – я окончательно расстроилась.
– Род разумный парень, он поймет.
– Хотелось бы верить, – я снова вздохнула, с грустью наблюдая за Родом.
А некромант, тем временем, подошел к архимагу и что-то спросил. На лице Анхайлига проскользнула слабая улыбка, а потом он отрицательно мотнул головой.
– Развлекаетесь, мальчики? – в зал быстрым шагом вошла магистр Литиция. – Никак ларчик вскрыли? А ведь я предупреждала тебя, Анхайлиг. Говорила я тебе – нечего спешить, найдется умник, который завершит твой обряд.
– Поздно предупредила, – буркнул архимаг.
– Просто кое-кто ничего не хотел слышать, – отрезала ведьма. – Сам-то артефакт цел?
– Что с ним станется, – Анхайлиг махнул рукой. – Хочешь взглянуть?
– Хочу, – та оживилась. – Там безопасно?
– Теперь да.
– Вот и славно, – Литиция полезла через пробитый проход в схрон.
– О каком артефакте речь, Анхайлиг? – спросил магистр Ясон.
Архимаг едва заметно прищурился.
– Об артефакте Милуоса Пресветлого.
Его слова обрушились на окружающих как гром среди ясного неба. Пару мгновений еще стояла тишина, а потом зал взорвался множеством голосов, недоверчивых, возмущенных, вопрошающих. И только после рыка магистра Зевса, призвавшего всех к спокойствию, в зале воцарилось некое подобие порядка.
– Так здесь действительно находится Ее Скрижаль? – с напряжением озвучила Амалика общий вопрос. – Это не шутка?
Анхайлиг мрачно воззрился на нее.
– Я сейчас не в том настроении, чтобы шутить, – сообщил он. – И более того, должен предупредить: светлых при попытке приблизиться к артефакту я буду убивать, кем бы они ни оказались.
– Мы понимаем, – пробасил Зевс. – Если это действительно Скрижаль…
– Раз понимаете, то я попросил бы всех вас покинуть этот зал, – оборвал Анхайлиг. – Во избежание.
Спорить с архимагом никто не решился, и вскоре в зале остались лишь несколько темных. Возможно, мне тоже стоило уйти, но для этого необходимо было еще собраться с силами. Никто меня не гнал, а потому я просто с апатией наблюдала за Анхайлигом. А тот без дела не стоял. Выйдя на середину зала, архимаг быстро расчертил магический круг, а потом снял с пояса церемониальный кинжал и с силой вогнал его в центр, так, что от лезвия в стороны брызнула мраморная крошка.
– Morana innes Tremen Aster! – рыкнул некромант, и линии круга на мгновение стали угольно-черными.
Что-то напоминал мне этот круг… и я вспомнила, что, когда появился первый темный портал. Такой же маяк, только светлый, использовал исцелитель, который поймал меня в избе отшельника.
Порталы открывались один за другим, и вскоре рядом с Анхайлигом, хмуро переглядываясь, стояли семь фигур в черных одеждах. Я со смешанным чувством страха и любопытства смотрела на них: четыре седовласых старца, высокий крупный бородач, мрачная темноволосая женщина средних лет и коренастый мужик с багровым уродливым шрамом на правой щеке. Темные архимаги. Темный Круг.
– Темный Круг, – подтверждая догадку, тихо сказал Савелий. – Но их восемь, а не девять. У них не хватит сил, чтобы закрыть Скрижаль обратно.
– И где вы найдете девятого архимага? – полюбопытствовала в это же время Литиция, вылезая из схрона.
Похоже, эта женщина пусть по силе и уступала архимагам, но в силу возраста и знаний имела среди них большой вес. Иного объяснения столь вольного общения со стороны пожилой ведьмы мне на ум не приходило.
– Есть у меня идея, – Анхайлиг потер виски и неожиданно посмотрел на меня. – Тень, мне нужно срочно связаться с Артуром. Архивампир по силе вполне заменит Дамиана и, думаю, несмотря на все наши разногласия, он поймет важность ситуации. Ты можешь это устроить?
– Не могу, – я опустила взгляд.
– Сейчас не до глупого упрямства. Темный Круг неполон, и только Артур способен заменить… – Анхайлиг оборвал сам себя и помрачнел. – Что с ним?
– Я не знаю, – тихо ответила я. – Арт, спасая меня, остался с нападавшими. А поскольку Визула мы видели живым… – я не договорила.
Да, слова Инквизитора дали мне надежду на то, что Арт все-таки выжил. Но после того как Визул, живой и здоровый, появился в Академии, эта надежда все больше казалась несбыточной.
– Вот, значит, как, – медленно произнес Анхайлиг, на лбу его пролегли тонкие морщинки усталости. – Поумнел, да, поумнел ты с нашей последней встречи, Визул, – пробормотал он.
– Иди отдыхать, Анхайлиг, – предложила Литиция. – Ты и так сделал больше, чем кто-либо.
– Именно, – пробасил бородач-архимаг. – Замену Дамиану мы рано или поздно найдем, а прорваться к Скрижали через нас не так и просто. Честно говоря, я и представить не могу, каким образом. Появление Визула здесь – чистейшее самоубийство.
– Может, и так, Базиль, – Анхайлиг пожал плечами. – А может, и нет. Однако вы правы, отдых мне необходим.
Коротко простившись со всеми, он направился к единственному оставшемуся выходу из зала: теперь из факультета целителей в другие здания Академии можно было попасть только через внутренний двор. Род и Савелий, не сговариваясь, двинулись за Анхайлигом. Оставаться здесь одной смысла не было, а потому я собралась с силами и последовала за некромантами.
– Ты защищал культ Велиара? – едва приблизившись, услышала я шипение Рода на Анхайлига. – Ты? Совсем умом двинулся на старости лет?
Разговаривать с архимагом в таком тоне безнаказанно не мог никто. Но Анхайлиг почему-то не разозлился, только рукой махнул.
– Ты еще покритикуй, – проворчал он. – После своих-то выходок. Карминию тебе припомнить?
– Не надо, – мгновенно стушевался Род. – Но понять тебя я все равно не могу.
– И хвала Гренту, что не можешь.
Мы вышли на улицу. Уже стемнело, и черное небо мерцало россыпью ярких звезд. Зрение привычно перестроилось, выхватывая из сумрака силуэты некромантов и ссутуленную фигуру Анхайлига. Вновь вернулись сомнения, а он ли сейчас с нами? Или…
– О чем задумалась? – поравнявшись со мной, тихо полюбопытствовал Савелий.
– Да я… – я растеряно посмотрела на него, не зная, стоит ли рассказывать о том, что увидела.
Потом набралась смелости и на одном дыхании выпалила все свои опасения. И о слиянии памяти, и о Велиаровом взгляде. Выслушав сбивчивый рассказ, Савелий покачал головой.
– Нет, Тень, Анхайлиг не Велиар, и никогда им не станет, – успокоил магистр. – Но память и сила Велиара не могли на нем не отразиться. Странно, что тебя это удивило. Уж после того, что случилось с твоими волосами от родства с эльфом, могла бы и сама сообразить.
– Э… понятно, – я пристыжено кивнула.
И впрямь, догадка была простой, а я вместо этого навоображала себе всяких ужасов. Хотя после перспективы быть распыленной неуправляемым вихрем тысячелетних заклинаний, ничего, кроме ужасов, в голову и не придет. При всем этом артефакт по-прежнему остается рядом, и неизвестно, какой пакости от него еще ожидать. Перенести бы Скрижаль куда-нибудь отсюда подальше!
Эту мысль я немедля высказала вслух.
– Куда? – шедший впереди Анхайлиг обернулся и задумчиво посмотрел на меня. – Это мощнейший артефакт, Визул везде его почует. К тому же, тащить придется здоровый тяжелый ларец, ведь взять саму Скрижаль в руки может только светлый. А ни одного светлого мы к ней не подпустим.
– Почему? – решилась уточнить я. – Что в этой Скрижали такого особенного? Говорят, ей можно уничтожить всех темных, но каким образом?
Анхайлиг вздохнул, помолчал, а потом равнодушно махнул рукой, мол, куда уж деваться.
– Когда-то очень давно тьма была разрознена, – начал рассказ он. – Каждый темный маг, который обладал хоть какой-то силой, жил сам по себе, по своим законам, не подчиняясь никому. Такая жизнь прельщала многих, и Проявленных темных становилось все больше. Понятное дело, простым людям, да и правителям это не нравилось, но единственные, кто мог помешать темным – это светлые маги. Однако они в большинстве своем были целителями, а не бойцами, потому противостояние складывалось не в их пользу. К тому же, почувствовав угрозу своему существованию, темные объявили на этих магов открытую охоту, и через несколько лет гонений практически никого из них не осталось. А поскольку только светлые могли исцелять, лечить людей стало некому. То тут, то там вспыхивали эпидемии. Темных магов это не волновало, а смертей становилось все больше. Наше Вельское королевство в то время оказалось на грани вымирания. И тогда один из немногих оставшихся светлых архимагов, Милуос Пресветлый, взмолился своей покровительнице, богине жизни Двайне, о помощи. И молитва его была услышана. По легенде, Двайна пришла к Гренту вместе со своей сестрой Мораной и по указу бога подземного мира Морана написала на хрустальной Скрижали Слово. Это было Слово отказа, обещания того, что обладателя Скрижали она не заберет. Проще говоря, тот, кто владел Скрижалью, становился бессмертным. И обладать им мог только светлый маг. В общем, вручила Двайна Скрижаль Мораны Милуосу, и наступил переломный момент в истории.
С этим артефактом Милуос был непобедим. Отныне ему не надо было заботиться о своей защите, всю силу архимаг направлял только на уничтожение темных, а те не могли ничего ему противопоставить. Милуос Пресветлый сплотил оставшихся магов, основав Братство Света, и за пару лет полностью изменил ситуацию в королевстве. Все, даже самые слабые темные маги уничтожались, и теперь уже на грани исчезновения оказались они.
– Жуть какая, – в красках представив описанную картину, я невольно поежилась. – Не хотела бы я жить в то время.
– Так как его победили, если смерть отказывалась его брать? – полюбопытствовал Род.
– А никак.
– В смысле? Милуос ведь как-то помер!
– Помер, – подтвердил Анхайлиг и, видя наши растерянные лица, усмехнулся. – Отказался от артефакта и помер. Своей смертью. И в этом отказе, заключается его самый большой подвиг. Милуос был истинным светлым, он был целителем, и с каждым днем его душа все больше мучилась от такого количества смертей. В конце концов, он сделал выбор. Собрав своих соратников, Милуос во всеуслышание объявил, что не может спасать жизнь, отнимая ее. Архимаг дал слово, что откажется от Скрижали Мораны, если тьма поклянется жить в мире со светом и обычными людьми. Узнав об этом, немногочисленные темные маги, наконец, осознали, что другого выбора нет, и необходимо учиться сотрудничать друг с другом и с окружающими. В этом смысле Милуос оказал услугу и нам, и вскоре договор о перемирии был подписан.
Уничтожить Скрижаль было невозможно, и чтобы артефакт больше никто не использовал, Милуос разработал обряд Закрытия. Девять темных архимагов объединили свои силы в Круг, создав схрон, отрицающий любую магию, и он столетиями надежно защищал артефакт. До сегодняшнего дня.
Анхайлиг замолчал, и я медленно вернулась в реальность. Мы давно стояли у дверей факультета некромантии, но, зачарованные рассказом архимага, и не думали расходиться.
– Если он так надежно спрятан, как же его вытащили-то? – ворчливо спросил Савелий, и Анхайлиг мгновенно помрачнел.
– Такую возможность оставили на случай, если вновь появятся безумные темные с жаждой уничтожения всех подряд, – пояснил он. – К примеру, Грег... Начинать обряд извлечения Скрижали должны темные маги, а продолжить светлые. Ну и самое главное, завершить обряд должна была смерть Проявленного темного. По доброй воле и осознавая, что он делает, этот маг должен был умереть, чтобы открыть доступ к артефакту. Н-да, – некромант печально качнул головой. – Этот обряд знали единицы.
– И среди этих единиц оказался Визул? – с недоверием взглянул на архимага Род. – Каким образом? И откуда у него взялись темные маги для начала обряда?
– Большая часть обряда была проведена, около ста лет назад, – неохотно ответил Анхайлиг. – Это было сделано на случай, если вампиры не согласятся закончить войну. После «Кровавой сечи» слишком много людей, да и не только людей погибло, и с каждым годом количество смертей только увеличивалось. Иного выхода остановить Грега Кровавого и его сторонников, кроме как извлечь Скрижаль, мы не видели. Мы… я почти все подготовил, и если бы вампиры не согласились на перемирие, я отдал бы Скрижаль Виттору. Визул тогда был помощником Виттора, и тот, видимо, посвятил его в детали этого обряда. А сегодня Визул просто завершил то, что я когда-то начал. Не знаю, откуда он нашел столь безумного темного, который по доброй воле решил погибнуть за идею, но… все-таки нашел.
Он посмотрел куда-то вдаль, а потом вдруг ссутулился.
– В общем, это теперь не важно, – сказал Анхайлиг. – Ступайте отдыхать, завтра у нас тяжелый день. Намного тяжелее сегодняшнего, – тихо добавил он и, не прощаясь, быстрым шагом направился куда-то вглубь факультета некромантии.
– Спокойной ночи, Сай, – попрощался Род и ушел следом, по-прежнему не желая меня замечать.
Что ж, винить его я не могла.
– Не расстраивайся, – снова посоветовал Савелий. – Просто у Рода такой характер.
– Знаю, – я вздохнула и потерла закрывающиеся от усталости глаза. – И я уже стала привыкать к такой реакции.
– Тебе нужно поспать, Тень, – сочувственно посмотрел на меня магистр. – Слишком многое сегодня произошло.
Я с благодарностью кивнула и поплелась к себе.
В комнате было темно, но темнота не мешала. Не зажигая света, я сбросила одежду и упала на кровать. Мне нужен хороший отдых. К демонам эту Скрижаль и светлых архимагов, к демонам их всех… лики смерти... как я была благодарна Анхайлигу за то, что он закрыл мои эмоции!
Я резко перевернулась на другой бок и посильней закуталась в одеяло. Хватит воспоминаний, надо уже засыпать.
– Тень? – позвал голос, и на другом конце комнаты вспыхнул маленький магический шар.
Забыла я о Рэй. Что ж, видно, в ближайшем будущем поспать не получится.
– А?
– Ты что, действительно из этого культа?
Ожидаемый вопрос.
– Нет, – я вздохнула, понимая, что сказать придется. – Хуже. Я – Антеро.
Элементалистка судорожно кашлянула и смолкла.
– Можешь не молчать, – буркнула я. – Я уже привыкла, что светлые считают наш род предателями.
– В таком случае, мне придется пересмотреть свои взгляды на жизнь, – неожиданно сказала она.
– Что? – я изумленно посмотрела на девушку.
– Я немало общалась с тобой все это время, и назвать предателем не могу. А после того, что сегодня адепты культа ценой своих жизней спасли столько народа, глупо было бы обвинять вас в чем-то. Скорее, благодарными надо быть.
Лица. Чувства. Мысли тех, кто погибал в том зале. Те, что прошли через меня. Воспоминания нахлынули в мгновение, и так же быстро отступили.
– Спасибо, – я почувствовала, как в горле встал комок. – Но адептами культа Велиара были только первые трое. Остальные некроманты просто увидели, как могут помочь. И помогли.
– Странно, – помолчав, медленно произнесла Рэй. – Столько народа находилось в зале, а шли на смерть только некроманты…
– Возможно, потому, что каждый из нас был когда-то представлен Посланнице, – я задумчиво посмотрела в темное окно. – После такого невольно станешь готов к самопожертвованию. Мы не боимся смерти, мы служим ей. Так уж вышло. Слушай, давай не будем о грустном? – понимая, что с такими мыслями заснуть точно не удастся, предложила я. – Лучше скажи, как твоя практика? Ты говорила, тебя с болот каких-то сорвали?
– Ага, – с видимым облегчением кивнула Рэй, но тут же сделала несчастное лицо. – Ух, и намучилась я там! Сначала я того упыря мелкого просто на живца изловить пыталась, но он уж очень вертким оказался. Пока я заклинание читаю, этот гад хвать приманку, и драпать. Трех курей извела, а поймать все никак не получалось. На меня в поселке недобро коситься начали, да ворчать, что от меня убытку больше, чем от той нежити. А я что? Ну не учили нас упырей-болотников замедлять! Не было такого! – элементалистка расстроено вздохнула. – В общем, мне не оставалось ничего иного, как найти логово этого упыря и забить его там. Полезла я по болотам. Три дня искала, и все-таки нашла этого упыря под какими-то кочками. Ну, я его и это… того… – Рэй неожиданно осеклась и смущенно потупилась.
– Чего? – удивилась я. – Неужто не справилась?
– Справилась, – неохотно сказала она.
– Тогда что такое?
– Да там, на болоте этом газы какие-то, – буркнула Рэй.
– Газы?
– Да, газы! – повторила элементалистка с возмущением. – Едва я файерболом в кочку с нежитью запустила, там та-ак жахнуло! Грязью с ног до головы обдало, а сполоснуться негде! Пока в поселок возвращалась, грязь вся ссохлась, – жалобно завершила она рассказ.
– Н-да, – я покачала головой. – Это сколько ж надо по болотам бродить, чтоб забыть об элементарной осторожности?
– Забыть? Я, в отличие от тебя, городской житель! – раздраженно напомнила Рэй. – Откуда мне вообще знать такие вещи? И вообще, давай уже спать, а?

* * *

Наутро были похороны.
Лошади неспешной вереницей шли по узким улицам Леории, тягая телеги с гробами. Горожане жались к стенам домов, пропуская траурную процессию, смотрели вслед, а некоторые и присоединялись, шепотом выспрашивая, что случилось. Все ж столько похорон для маленького приграничного городка, где при наличии факультета целителей умирали очень редко, являлись событием более чем значительным. А уж похороны архимага и вовсе уникальным.
По небу, подгоняемые резкими порывами ветра, быстро бежали облака, и даже яркое весеннее солнце не грело. Я зябко поежилась и посильнее закуталась в балахон. Хотелось прибавить шаг, но нельзя. Не обгонять же лошадей?
Несмотря на большое скопление людей, я шла одна. Род держался в стороне, Рэй затерялась среди элементалистов, а больше никого знакомого среди сопровождающих у меня не было.
Слухи летели впереди нас, и когда процессия подошла к западным воротам, сопровождающих стало намного больше. Среди толпы замелькали богатые купеческие одежды, а у кладбища к процессии присоединился и уже однажды виденный мной начальник городской стражи Валадорн.
На Леорском кладбище я оказалась впервые. Небольшое и тихое, все в весенней зелени, оно совсем не походило на кладбище Кровеля, и, одновременно, очень походило на него своей тишиной. И каким-то не от мира сего спокойствием.
Издалека я увидела и Анхайлига. Архимаг был собран, в нем не осталось и следа вчерашней усталости, но разве возможно так быстро восстановить силы? На мгновение мне показалось, что он держится только за счет своей выдержки, хотя… кто их знает, этих архимагов.
Громким, но бесцветным голосом Анхайлиг произнес короткую прощальную речь, и тела одно за другим стали опускать в могилы. Где-то среди них – Миранда и магистр Димитрион, тот самый, который должен был курировать наш второй курс. В душе было пусто, словно я смотрела чей-то чужой сон. И только когда на комья рыхлой черной земли упали прощальные желтые ирисы, вернулись чувства. По щекам потекли слезы.
Люди стали расходиться, а я все никак не могла оторвать взгляда от могил. Опять кладбище, опять потери. Никогда я не смогу относиться к этому месту как подобает некроманту.
– Не плачь, – раздался рядом знакомый голос. – Смерть – не конец, тебе ли об этом не знать?
– Угу, – я попыталась стереть вновь набегающие слезы. – Я знаю, Джад, но так, как они погибли… так не должно было быть.
– Но так есть, и это их выбор. Пойдем, здесь больше делать нечего, – некромант взял меня под руку, и потянул к городским воротам.
– Спасибо тебе, – глубоко вздохнув, поблагодарила я. – Хорошо, что ты тут. Только… разве ты не должен сейчас зарабатывать себе мантию магистра?
– Этим я и занимался, – подтвердил некромант. – Пока Зов Анхайлига не почувствовал. Он по пустякам звать не станет, вот я и прилетел утренним дракон-экспрессом. И, как вижу, не только я, даже Родрик тут появился.
– Он раньше появился, – тихо сказала я. – Мне помогал.
– Понятно, – протянул Джад,а потом тоскливо посмотрел куда-то вдаль. – Эх, надеюсь, скоро все образуется, и можно будет вернуться к работе. Второго срыва предмагистерской практики я не переживу.
– Извини, – я потупилась. – Я ведь, правда, не специально. Я…
– Да знаю, знаю, – некромант махнул рукой. – Забудь, не стоит по этому поводу переживать. Да и по другим тоже, – хмыкнул Джад и добавил: – Слушай, мне тут по делам кое-куда сбегать надо, а вот тебе бы лучше отдохнуть. Полежать, успокоиться, тогда и придешь в норму.
Совет был дельным: полежать и успокоиться мне действительно сейчас хотелось больше всего. Потому, простившись с Джадом, я медленно направилась по дороге к Академии.
Здесь, на западной окраине города, дома были неухоженными и ветхими. Видимо, по большей части их использовали под склады – жить рядом с кладбищем не хотелось никому. Что ж, в этом Леория и Кровель оказались похожи.
Внезапно мое внимание привлекла знакомая фигура в потертом черном балахоне, и сердце невольно застучало быстрее. Род? Что он делает тут один? Тоже о чем-то размышляет?
Желание поговорить с ним, которое не покидало меня вторые сутки, накатило с новой силой. А почему бы и нет?
Глубоко вздохнув, я набралась смелости и позвала:
– Род!
Ноль внимания.
– Род! – крикнула я громче.
Некромант продолжал неспешно идти по дороге, начисто меня игнорируя.
Да сколько можно-то? Уж лучше пусть накричит или прямо скажет, что думает, чем терпеть от друга такое молчаливое презрение!
Утвердившись в этой мысли, я быстро догнала некроманта и схватила за руку.
– Что? – нехотя обернулся тот.
– Почему ты стал так относиться ко мне? – спросила я, пока оставалась хоть какая-то решимость. – Хотя бы в двух словах можешь объяснить?
– В двух словах? – Род в упор посмотрел на меня и внезапно скривился. – Проще простого. Ты – Антеро!
– По-твоему, было бы лучше, если б я ей не была, и нас вместе с этим городом с лица земли стерло? – зло выплюнула я. – Теперь я понимаю, почему Анхайлиг от тебя отказался, ты совершенно не способен испытывать благодарность!
Глаза некроманта сузились, в них полыхала едва сдерживаемая ярость.
– Советую тебе следить за словами, – прошипел Род.
– А то что? Проклянешь меня? Давай! – воскликнула я. – Все только и жаждут моей смерти, и…
В этот момент Род резко дернул меня к себе, а спустя мгновение с неба обрушился огненный дождь. Я взвизгнула, но некромант уже накрыл нас щитом Тьмы, спасая от неизбежных ожогов. Земля вокруг покрылась черными пятнами.
– Боевые драконы! – с искренним изумлением воскликнул Род. – Задери меня демон, это ведь боевые драконы!
Я быстро подняла голову и открыла рот: по небу над городом бесшумно скользили огромные размытые тени. Магическая маскировка скрывала их истинный вид, но, судя по размерам, это действительно были драконы.
– Не может быть, – окончательно растерялась я. – Они ведь они мирные!
– Кто это тебе сказал? Думаешь, драконы только из города в город способны курсировать?
– Но зачем им нападать на нас?! – я, не веря своим глазам, смотрела, как один из драконов разворачивается на новый заход.
– Спроси меня об этом потом, – рыкнул Род. – Сейчас не время, тебе не кажется? Шевели ногами!
Он схватил меня за руку и побежал к ближайшей постройке, на ходу каким-то заклятием сбивая с дверей замок. Едва мы ворвались в неосвещенный амбар, с улицы дыхнуло жарким пламенем. Сразу же вслед за этим раздался пронзительный клекот, такой, что я присела и схватилась за голову, понимая, что сейчас оглохну… но в этот момент все прекратилось. Пару секунд я еще недоверчиво вслушивалась в звенящую тишину, а потом с надеждой посмотрела на Рода.
– Все? – мой голос был хриплым.
В воздухе стоял сильный запах гари, от которого запершило горло, и я закашлялась.
– Сомневаюсь, – качнув головой, Род направился к почти полностью выгоревшим дверям.
Некромант с осторожностью переступил обугленный порог и присвистнул. Я последовала за ним и едва вышла на покрытую копотью мостовую, поняла почему: в небе пылала магическая сеть. Один из драконов, рискнувший спикировать на нее, мгновенно вспыхнул. Остальные опасливо кружили за границами города.
Неслабая защита.
– Кто-то из архимагов поставил, – подтвердил Род мою мысль.
– Да что происходит-то?
– Хотел бы я знать, – буркнул некромант. – И узнаю. Анхайлиг-то точно в курсе.
– Его сейчас еще и не найдешь.
Род на мгновение прикрыл глаза, нахмурился, а потом уверенно двинулся вперед.
– В магистрат направляется, – на ходу бросил он.
Я очнулась и побежала за некромантом. Чутье подсказывало: находясь рядом с Родом, я наверняка буду в безопасности. Пусть он и ненавидел Антеро, однако спас ведь меня? Спас, и не единожды, а значит не все потеряно.
В городе царил хаос. Дымили черной копотью пожары. Мы со всей возможной скоростью пробирались по заполненным встревоженными людьми улицам. В общем гвалте слышался, в основном, один главный вопрос – кто напал? Пару раз пытались остановить для расспросов и Рода, однако ледяной взгляд некроманта пресекал эти попытки практически сразу.
Здание магистрата было напрочь лишено всякой помпезности, присущей памятному Кровелю. Обычный трехэтажный дом, сложенный из уныло-серых камней, внешне ничем не отличался от соседних. Лишь небольшая, начищенная до блеска бронзовая вывеска «магистрат Леории», да два невозмутимых стражника в латах у дверей выделяли его среди остальных домов.
Сегодня желающих попасть в магистрат было предостаточно. Народ, преимущественно обеспокоенные купцы, толпился у входа, однако, соблюдая строгую очередность. Правда, при этом в магистрат пропускали лишь единиц.
Едва мы подошли, стражники преградили путь и нам.
– Глава Гестальт сегодня не принимает, – сухо сказал один из них.
– Не нужен мне Глава, мне архимаг нужен, – сказал Род. – Он только что сюда зашел. И, поверьте, ничего против разговора со мной он иметь не будет.
– Хм, – страж недоверчиво прищурился. – И кто вы?
– Родрик Террано.
– Э… – тот запнулся и переменился в лице. – А вы, случайно, не…
– Я, – отрезал Род. – Не случайно. Может, уже покажете, куда идти?
– Да, конечно, – растерянно кивнул стражник. – На второй этаж прямо по коридору до конца.
По лестнице я поднималась мучимая любопытством, едва удерживаясь от расспросов. Почему глашатай так отреагировал на имя Рода? Некромант, конечно, в свое время прославился в Академии, но неужто и за ее пределами тоже? Да так, что его без проблем в магистрат пропускают?
От размышлений и догадок меня отвлек громкий бас, доносившийся из-за двери, к которой мы приближались:
– Что происходит, Анхайлиг?
– На город напали, – ответил знакомый равнодушный голос.
– Это я уже понял! Кто напал?
– Еще не знаем.
– У вас целый факультет прорицателей, и вы не знаете?!
– Гестальт, в каждом нормальном войске есть маги, способные обеспечить его скрытность на марше. Какая разница, сколько у меня прорицателей? Дела это не меняет.
Род повернулся ко мне.
– Тебе не обязательно было со мной идти, – поворчал он. – В Академии безопасно, да и в городе пока тоже.
– Надо было раньше об этом сказать, – буркнула я, мысленно показывая некроманту выразительную фигу.
Род недовольно фыркнул, и мы вошли в приемную Главы магистрата.
Яркий солнечный свет заливал просторную комнату и ее аскетичную обстановку: большой стол из темного дерева с аккуратными стопками бумаг, да несколько жестких стульев с прямыми спинками. С правой стороны от нас растянулся огромный, до потолка, стеллаж с книгами, а противоположную стену закрывала подробная карта Леории и ее окрестностей.
В приемной находились двое – Анхайлиг и мужчина средних лет с военной выправкой, цепким взглядом и легкой сединой на висках. Видимо, это и был Глава магистрата Гестальт.
– Что-то медленно ты шел, – едва завидев Рода, проворчал Анхайлиг и, прежде чем его собеседник успел что-либо спросить, представил: – Гес, это Родрик, весьма неплохой боевой маг. И Тень… тоже маг. Н-да.
Поймав укоризненный взгляд, я виновато улыбнулась и постаралась стать как можно незаметнее. Я уж и сама поняла, что среди этих обличенных властью людей оказалась лишней, да только теперь ничего не изменишь. В этот момент в коридоре раздались тяжелые шаги, и в приемную зашел начальник городской стражи.
– Валадорн! Ну хоть ты мне скажи, что происходит? – Гестальт тотчас переключил внимание на него, потеряв к нам всякий интерес.
– Город осажден наемниками, – невозмутимо доложил тот. – Войско численностью около десяти тысяч под прикрытием боевых магов полностью блокировало оба тракта и драконье поле.
– Наемники? – Глава Леории помрачнел. – Каким образом здесь появилось такое войско, а мы и понятия об этом не имели, пока они не начали жечь город?
– Наемники родом с северных степей, – начальник городской стражи развел руками. – Они собрались где-то на кочевье и шли маршем по Северному тракту. Знали, что там практически никого нет – все купцы прибывают с юга, или на дракон-экспрессах. Так чего там сложного-то в незаметности: вырезать несколько деревень по дороге, чтобы селяне не проболтались. Наемники всегда так поступают.
– Плюс маги, – терпеливо повторил Анхайлиг.
– Маги! – вновь вспыхнул Гестальт и со злостью ударил кулаком по массивному столу. – Анхайлиг, ты старый вояка, ты боевой маг, в конце концов! Скажи мне, разве такое возможно? Демон с тем, что само войско не увидели, но угрозу-то они должны были почувствовать? Хотя бы размытую, но угрозу городу! Должны?!
– Должны, – медленно произнес некромант.
– И?
– Не готов я тебе сейчас на такой вопрос ответить, Гес. Могу только пообещать, что обязательно разберусь с этим, когда будет время. А сейчас давай решать насущные проблемы.
– Хорошо, – Гестальт глубоко вздохнул и снова посмотрел на Валадорна. – Чего они хотят?
– Чтобы мы сдались и открыли ворота, – пожал плечами тот. – Ничего неожиданного.
– Помощь у Вельска запросили?
– Разумеется. Гвардии Вельского королевства необходимы сутки на сборы, а потом они двинутся к нам. В общем, с таким раскладом помощь придет через неделю.
– Ха! – выдохнул Гестальт с облегчением и прошелся по комнате. – Леория выстоит и больше недели. Магов у нас в городе тоже предостаточно. Анхайлиг, ведь вы обеспечите магическую поддержку?
– Разумеется, – кивнул тот.
– Есть одна проблема, – кашлянул Валадорн. – Наемников прикрывают маги Братства Света. Насколько я знаю, в Академии тоже есть светлые Братства.
– Магистр Амалика уверяла меня, что эта организация условна, и от ее членов никто ничего не требует, кроме дани памяти Милуосу, – успокоил Анхайлиг. – И, зная их долгое время, я склонен ей верить.
– Возможно и так. Но можем ли мы доверять всем им настолько, чтобы выпустить на стены города в защиту от своих собратьев?
– Выбора нет. Проявленных темных у нас не так и много, причем большинство из них на практике, и уже никто не сможет вернуться – полеты к Леории заблокированы до окончания осады. Но не беспокойтесь, мы распределим их так, чтобы держали светлых под присмотром, а кто-то из Темного Круга постоянно будет дежурить в качестве поддержки.
Таким образом, охрана артефакта еще уменьшилась. Даже я понимала, что Визул специально рассеивает силы архимагов, но другого выхода не было.
На том мрачные Гестальт, Анхайлиг и Валадорн распрощались, а через час меня отправили на городские стены. Здесь я, как и остальные Проявленные, должна была следить за возможными изменениями магического фона и, если что, подать тревожный сигнал одному из двух архимагов – Анхайлигу, или бородачу Базилю.
Потянулись долгие часы ожидания. Сначала я напряженно наблюдала за осаждающим нас войском, ожидая, что те вот-вот бросятся на штурм города. Однако время шло, а наемники вели себя вполне мирно: отвели лошадей подальше от войска и подняли походные шатры, наскоро оградив их неровным частоколом.
Оставшуюся же часть дня наемники посвятили сборке больших деревянных щитов. Лишь изредка, прячась по несколько человек под магическим пологом, лучники подходили ближе к городу и стреляли наугад с такой силой, что стрелы пролетали над стеной. Смысла в этом я не видела: попасть в кого-то подобным образом было почти невозможно, а защиту врага наши маги сбивали быстро. Хотя одна из стрел все же чиркнула по каменной кладке недалеко от нас. Подбежав, чтобы ее подобрать, я краем глаза заметила быстро шмыгнувшую к казарме крысу и поморщилась. Только крыс мне и не хватало для полного счастья. Нет уж, в следующий раз пусть кто-нибудь другой стрелы собирает.
Иногда особо крикливые из захватчиков подъезжали к стенам с руганью. И на что, спрашивается, надеялись? Что стражники не выдержат оскорблений и, распахнув ворота, выбегут к ним навстречу? Да больно надо. Горластых, как оказалось, в нашем гарнизоне тоже хватало, и матерных слов они знали не меньше. Во всяком случае, у меня от крепких выражений защитников начинали гореть щеки.
К вечеру наемники стали сгонять с окрестных деревень стада. Освещаемые пламенем больших костров, они сдирали шкуры с быков и коров и прибивали к изготовленным днем щитам мясом вверх. Глядя на это действо, я не смогла сдержать тошноты, причины такой жестокости мне были непонятны. Хотя когда наемники, прячась под этими щитами, стали неторопливо забрасывать городской ров с водой большими вязанками хвороста и трупами освежеванных коров, пришлось признать их эффективность против стрел, включая и огненные.
В общем, дежурство проходило спокойно, и на практике единственной пользой от меня оказались принесенные для дозорных несколько вражеских стрел, да фляга воды.
Готовясь к штурму, войско простояло под городскими стенами два дня.
А на третью ночь пришла чума.
 

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [1 Голос]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 1

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники