ПРОКЛЯТИЕ НЕКРОМАНТА ГЛАВА 4

4.

Утром я совершенно не выспалась и приползла на завтрак с измученным видом. Троица уже была тут. Серж постоянно зевал, а Талон, не моргая, смотрел в одну точку, казалось, он просто спал с открытыми глазами. Ари выглядел нормально, только более хмурым, чем обычно, да ярко-оранжевый взгляд потускнел. Остальные некроманты бросали на ребят редкие недоуменные взгляды, но вопросов не задавали.
В столовой царило нервное оживление – адепты гудели, что-то обсуждая, но до нашего стола никаких разговоров не доходило. Да мы и не интересовались, засыпая над тарелками.
Савелий ждал нас у входа в подземелье и сразу повел в десятую аудиторию, дверь которой была мне очень хорошо знакома. Мы с эльфом напряженно переглянулись.
– Вот и тренировочная, – сказал Магистр, отпирая дверь и снимая охранное заклинание. – Склад скелетов и материалов для отработки зомбирования. Вообще-то раньше мы дверь не закрывали, но после одного неприятного случая пришлось.
– Какого? – Поинтересовался Визор.
– Пару лет назад светлые адепты-первокурсники совершили сюда набег с целью похитить кости и захоронить, а заодно и освятить «бесовское место». Очень принципиальные оказались и к делу серьезно подошли. Мы потом еле выяснили, куда они кости прикопали, да еще пришлось Благос с комнаты рассеивать, иначе тут ни один скелет поднять нельзя было. Вон там, в углу, – Савелий махнул в сторону туши саблезубого медведя, – сторожевой зомби. Пришлось создавать, мало ли кто дверь вскроет… выглядит он устрашающе, задержать нарушителей тоже может. А при снятии сторожевого заклинания упокаивается.
Пока мы рассматривали аудиторию, неожиданно зашел Анхайлиг. Весь вид Магистра выражал крайнее недовольство. Савелий вопросительно посмотрел на руководителя, а у меня в душе все сжалось от нехорошего предчувствия.
– Сами признаетесь, кто над куриными останками ночью глумился? – Спросил Анхайлиг. – Или мне допрос с пристрастием устроить?
Серж с тяжелым вздохом поднял руку. Потом мы с эльфом и Талоном.
– Н-да, – Анхайлиг укоризненно оглядел нас. – Вот от тебя, Тень, точно не ожидал.
– Да что такого страшного-то? – Буркнул Серж.
– Действительно, чего? – Магистр посмотрел на адепта. – Ночью меня разбудили перепуганные повара с криками, что из-под земли рядом с мусорной кучей стали проклевываться куриные головы. К тому моменту, как я добрался до кухни, оказалось, что в огромном котле ожили остатки куриного супа и, весьма отвратительно подпрыгивая, стремились покинуть его пределы. Не очень приятное, скажу я вам, зрелище было. Пару раз суп замирал, но потом все начиналось снова. Окончательно испортил всем и особенно мне настроение появившийся потом вместо костей в бульоне прах. Почему мне? Потому что даже дурак после этого смог бы понять, что постарались активисты моего факультета. Пришлось вызывать Амалику, Магистра Благ, чтобы она очистила помещение, иначе повара отказывались там работать. Все еще считаете, что ничего особенного от вашей выходки не случилось, вредители?
Мы вчетвером стояли, потупив взгляды в пол, а Савелий и адепты изумленно смотрели на нас. Я чувствовала, что покраснела до кончиков волос.
– Обалдеть, – только и смог выдохнуть за всех Серж.
– Не то слово, – согласился Анхайлиг. – Так что обеда и ужина я вас лишаю, а после занятий в наказание весь вечер проведете на отработке в морге. Все равно, появись вы сегодня в столовой, вас повара вместо тех куриц сварят.
Анхайлиг повернулся к выходу, но уже в дверях спросил:
– Кстати, кто кости уничтожил?
– Я, – призналась я печально.
– Ну, молодец, что сказать, – похвалил Магистр. – Но в морг все равно пойдешь, ибо магия вне аудиторий запрещена.
Анхайлиг вышел. Савелий укоризненно смотрел на нас.
– Вы что, до утра подождать не могли? Ну, фиг с ним, не могли, так неужели до аудитории дойти трудно было, и здесь потренироваться? Это же не запрещено…
Мы глупо переглянулись.
– Правда? – Жалобно переспросил Талон.
– Ну, да, – Взгляд Савелия стал удивленным, а потом он фыркнул. – Вы что, Архимага плохо слушали? Ведь он ясно сказал – магия запрещена только вне аудиторий. Ладно, давайте вернемся к нашим скелетам. И, надеюсь, вы мне покажете хорошие результаты, после такой-то тренировки, – Магистр снова хихикнул.
Я открыла учебник и уставилась на надоевшее заклинание. Кажется, после вчерашних куриц я помнила его наизусть. Или не кажется? Пока я размышляла, попробовать ли обойтись без книги, и не обернется ли моя самоуверенность чем плохим, Серж уже по памяти декламировал заклинание над выбранными костями.
На этот раз занятие прошло спокойно. Память не подводила, зато усталость не давала нормально сосредоточиться. Скелет я, в конце концов, подняла, но получился он каким-то вялым, особенно по сравнению со скелетом Сита, которого адепт заставил танцевать посреди аудитории.
Наконец Савелий решил, что с нас достаточно, и отпустил. Наши более дисциплинированные сокурсники пошли обедать, а мы четверо, бросая недовольные взгляды друг на друга, поплелись куда глаза глядят.
До занятия Анхайлига оставался час.
Настроение было отвратительным. И зачем я только согласилась вчера на эту глупость с курицами? Теперь ходи голодной весь день из-за этих экспериментаторов. Живот недовольно забурчал, полностью согласный с моими размышлениями.
– Оранжерея! – Вдруг воскликнул Ари.
– Чего? – Мы дружно уставились на эльфа.
– Оранжерея элементалистов! Они там земляную магию тренируют. А в ней – яблони, я точно помню.
– Так чего стоим-то? – В момент оживился Серж. – Пошли быстрей, пока обед не кончился!
– Плохая идея, – попыталась возразить я.
– Хочешь голодать сутки? – Уставился на меня Талон.
– Не…
– Ари, веди.
Эльф, не теряя времени, двинулся вперед.
На территорию факультета Элементалистики мы пошли не через центральный корпус, а «огородами». Точнее, через небольшой двор ведьмаков, ибо Ари заявил, что светиться у элементалистов нечего, а тут есть проход. Проход оказался обычной дыркой в заборе, небольшой и наполовину заросшей вьюнком, в которую эльф и я пролезли без особого труда, а вот Серж и Талон еле протиснулись.
Внутренний двор факультета Элементалистики был, пожалуй, самым большим в Академии. Одна его часть была равномерно засыпана песком и, видимо, служила для тренировок на открытом воздухе всяких молний или фаерболов. Или еще чего подобного. Мы же удачно вылезли с другой стороны, совсем рядом с большой оранжереей, вокруг которой был посажен низенький кустарник. Оставалось только пересечь его, что мы и сделали, остановившись перед закрытой дверью. Ари склонился над замком, а я вдруг приметила с другой стороны от оранжереи статую молодой девушки из желтоватого мрамора, покрытого от времени паутинкой трещин. Печальный взгляд статуи был устремлен вдаль и выглядел настолько живым, что я невольно засмотрелась на нее.
– Пошли, Тень, – дернул меня Ари, и странное очарование рассеялось.
Едва мы зашли, он тотчас захлопнул дверь. Внутри было тепло. Стройные ряды деревьев возвышались над нами, уходя вдаль.
– Стены обычные, потолок магический, как я понимаю, – сделал вывод Серж после быстрого осмотра, и, больше не задумываясь над устройством оранжереи, двинулся к ближайшей яблоне.
– Давайте быстро наберем жратвы и свалим, – внес предложение Талон. – Чего-то мне тут не нравится.
Словно в подтверждение его слов, из травы показался толстый корень и попытался обвить ногу Сержа.
– Вот сволочь! – довольно резво для своей комплекции отпрыгнул Серж.
– Под ноги смотри, – посоветовал эльф, срывая яблоко.
– Блин, чего они так высоко растут? – Я подпрыгнула, еле достав до ветки.
– Это не они высоко, а ты мелкая, – съехидничал Ари, все же нагибая ветку пониже.
– М-м-м, – не согласилась я, вгрызаясь в яблоко.
– Угу, – эльф кивнул. – Я так и подумал.
– Счастье есть, – провозгласил в это время Серж. – И я его ем.
– Смотри-ка, а эти, кажется, повкуснее будут, – Талон потянулся к соседнему дереву с большими красными плодами.
– А вот их лучше не есть, – посоветовала ему я, едва взглянув на дерево.
– Чего так?
– Забыл, что мы в месте, где магии полно?
– Э…
– Посмотри энергетическую структуру, как на ядах учили.
– Тьфу, – Талон поспешно отдернул руку. – На кой демон они такую дрянь выращивают? Зачем над растениями издеваться? Ненормальные…
– Только ненормальные, которые мечтают о героических подвигах, могут пойти учиться на элементалиста, – ответил, жуя, Серж. – Из тех, которые верят, что вырастут великими Архимагами и будут взмахом руки повергать армии в пепел. Вот только войны у нас – большая редкость, да и Архизлодеи не спешат появляться. Плюс, вся эта толпа адептов не учитывает того, что Архимагом не стать сразу, даже если у тебя есть достаточно силы. Это долгие и долгие годы тренировок плетения сложнейших узоров заклинаний, и такое умение от силы не зависит. А вот перспектива сидеть и многие годы что-то там тренировать никого не устраивает, – он отбросил огрызок и сорвал еще одно безопасное яблоко. – Так вот. Всего и сразу адептам не дают, залетных злодеев отлавливает Инквизиция, а потому на практике все эти элементалисты оказываются на болотах, или в какой другой глуши, и зарабатывают на жизнь истреблением случайных кикимор и лягушек-упырей.
– Я живу на болоте, – сказала я. – И мне бы там не помешали способности элементалиста. Как видишь, я не о подвигах мечтаю, а просто хочу жить в своем доме спокойно.
– Да ладно тебе, создашь пару зомби, они тебе всю пакость переловят, – ободрил Талон. – А кто не осознает, что хулиганить рядом с некромантом – это плохо, того проклянешь и всего делов. Поверь, некромантом быть гораздо практичнее.
– Ну… если смотреть с этой стороны… пожалуй, вы и правы, – согласилась я.
Кажется, ребята говорили дельные вещи. И, кажется, мне начинала нравиться профессия некроманта.
Времени оставалось мало. Набрав яблок на вечер, мы поспешно двинулись из оранжереи и едва успели до начала занятия заныкать «трофеи» у ребят в комнате.
Анхайлига мы нашли в небольшой подвальной аудитории, одной из немногих, где были окна. Правда, вид из них открывался скучный: кусочек серого неба, да макушки редких деревьев со двора.
Увидев наши довольные лица, Магистр подозрительно сощурился, но промолчал и подошел к шкафу.
– Перед тем, как мы начнем, я хотел бы дать вам кое-что, – сказал Анхайлиг, открывая шкаф и отходя в сторону.
На полках рядами лежали ножи, кинжалы и стилеты разных размеров и видов. Мы недоуменно переглянулись.
– Это – ритуальные кинжалы, лезвия которых покрыты чистым серебром, – пояснил Магистр. – Кинжалы предназначены только для определенных магических действий, поэтому, если узнаю, что кто-то ковыряет ими еду или строгает деревяшки, буду принимать очень жесткие меры.
Он сурово оглядел нас, чтобы до всех этот факт уж точно дошел.
– Далее. Во всей Академии кинжалы носят только некроманты. Потому постарайтесь сделать так, чтобы на вас не поступало жалоб, мол, вы кому-то угрожали. Усвоили? Тогда подходите, выбирайте.
Я подошла к шкафу, кинжалов в котором было гораздо больше, чем нас. В ножах я мало что понимала, потому просто медленно разглядывала их, размышляя, на каком бы остановиться. Ари, остальные ребята, да и Миранда, похоже, разбирались в холодном оружии куда лучше, так как к выбору кинжалов подошли основательно.
Ладно, какая разница, чем руку резать? Я наугад взяла небольшой кинжал и вытащила его из ножен. Простая рукоять, переплетенная черной кожей, удобно легла в ладонь. На серебристом лезвии были выгравированы какие-то символы, а в крестовине алел небольшой камень. Не так и плохо на вид. Удовлетворенная своим выбором, я кое-как приладила ножны к поясу и села дожидаться остальных.
Второй отошла от шкафа Миранда. В отличие от меня, она выбрала себе кинжал приличных размеров и теперь размахивала им в воздухе с весьма воинственным видом. Похоже, неразговорчивая некромантка любила оружие и ножи в частности. Постепенно делали свой выбор и остальные, последним неохотно оставил полки с ножами эльф.
– Ари? – Я недоуменно посмотрела на него.
– Тоска заела по оружию, – признался эльф, с грустью наблюдая, как Магистр закрывает шкаф и оплетает сторожевыми заклинаниями. – У меня такие мечи были…
– Все с твоими мечами в порядке, – откликнулся Анхайлиг, не прекращая, впрочем, своего занятия. – Лежат они у меня в кабинете. Как из Академии выйдешь, так и отдам.
– Угу, – Ари вздохнул. – Тень, ты-то что взяла?
– Ну… вот, – я показала кинжал. – Маленький, удобный вроде…
– Неплохо, – эльф одобрительно хмыкнул. – Для тебя в самый раз.
– Интересно, часто нам придется его использовать? – Пробормотал Серж.
В руках он неуверенно вертел тонкий длинный стилет с вычурной рукоятью в виде головы дракона.
– Нет, – Анхайлиг, наконец, закончил со шкафом и повернулся к нам. – Пока – нет. Проливать кровь адептов литрами не входит в мои планы. Но знать, как и когда применяются кровавые ритуалы, вы должны. Сейчас из морга доставят тело, и начнем.
Когда вкатили тележку, я на мгновение оцепенела: на ней лежал труп одного из тех светлых, что напали на меня несколько дней назад. Правда, одет он был теперь не в белоснежную хламиду, а какие-то грязные лохмотья.
– Знакомьтесь, – сказал Магистр. – Неопознанный труп, который вы будете пытаться разговорить. Наша цель – узнать, как он умер. Ариабет, есть предположения?
– О? – Ари быстро осмотрел тело. – Судя по следам от оружия, это эльфийские клинки… не мои, но очень похожи. Любопытно…
– Мне тоже стало любопытно, – подтвердил Анхайлиг, – потому я и выбрал именно этот труп для нашего занятия.
Я с нехорошим чувством смотрела тело, про себя проклиная излишнее любопытство Магистра.
– Ты чего так на него уставилась? – тихо спросил Ари. – Труп как труп, даже не самый и плохой…
– Ари, этот тип напал на меня по дороге в Академию, – шепотом ответила я, не отрывая взгляда от тела. – И я прекрасно знаю, кто его убил.
– Кто?
– Вампир.
– Тебя спас вампир? – Удивился эльф. – Вампир, бегающий с нашим оружием? Да быть такого не может. Особенностям боя на коротких эльфийских мечах мало кого эльфы учат, и уж точно не вампиров. Я знаю только одного ненормального вампира, который ходит с нашим оружием, но…
– Тишины, пожалуйста, – оборвал нас Анхайлиг. – Что-то вы расслабились совсем, а до конца занятия еще полно времени.
– Извините, – пискнула я и вновь обратила взор на труп.
Магистр удовлетворенно кивнул и начал занятие:
– Для начала рисуется круг призыва вокруг себя и трупа, – он слегка нахмурился, и на земляном полу стали проявляться круг и символика.
– Круг нужен для того, чтобы направить силу и пробудить воспоминания мертвеца, его память, которой он должен поделиться с нами, – объяснял Анхайлиг. – В конце призыва, последнюю печать на круге вы скрепляете кровью.
Магистр легко коснулся ритуальным кинжалом руки и окропил кровью указанный символ.
– Все. Теперь читается заклинание призыва. Читается до тех пор, пока не получится. Ну, или пока вам не надоест. Тень, иди сюда.
Я с тревогой посмотрела на труп и неуверенно подошла. А ну как сейчас он оживет и на меня пальцем покажет?
– Не тяни, читай уже воззвание, – раздраженно потребовал Магистр, и я открыла книжку.
Заклинание не требовало никакого плетения – только слова. Все остальное зависело от правильности построения круга и Мораны, к которой, собственно, и взывали.
– Enu shub Am gig Absu Morana Kish egigga Gar shag da sesie amarada ja Dingir ud kalama siniku! Dingir Morana! Ninab gajy nehrraniku Ga ja shu shagmuku ty! – Прочитала я.
Нет результата. Я вздохнула и начала сначала. Анхайлиг смотрел на меня с каким-то ожиданием, видимо надеясь, что сейчас Оно получится… нет. Почему он возлагал на меня такие надежды, я понятия не имела, но факт оставался фактом – труп со мной общаться отказывался. Круг создал и поддерживал в рабочем состоянии Магистр, потому в нем сомневаться не приходилось. Заклинание я читала верно. Никаких запретных знаков на теле не было, как уже успел проверить Анхайлиг, но… увы.
– Ничего не понимаю, – ворчал он. – Почему, имея знаки Мораны, ты не способна к простейшему общению с мертвыми? Ты просто обязана… попытайся еще раз!
Я попыталась. И еще попыталась. И еще. Мертвое тело лежало куском мяса. К моему, надо признаться, облегчению.
– Безнадежно, – Магистр тяжело вздохнул. – Это выше моего понимания. Ариабет, давай теперь ты.
Ари занял мое место около трупа и начал воззвание. Мы со скукой наблюдали за ним, но едва эльф начал второй круг, как резко похолодало.
– Здес-с-сь, – раздался тихий шепот.
Я вздрогнула и уставилась на мертвеца. Это он? Судя по выражениям лиц остальных адептов, воззвание Ари действительно удалось. Эльф же, ничем не выказывая удивления, продолжил работу, как описывалось в книге.
– Как твое имя? – Спросил он.
– Малкф-ф-ф, – невнятно ответил труп. Но ответил!
– Кто убил тебя?
– Неш-ш-шить, – прошипел труп, потом вдруг чуть повернулся. – Дура ты, – четко сказал он и окончательно стих.
– Ну, тоже ничего, – решил Магистр.
– Я дура? – Оскорбленный эльф хмуро смотрел на труп.
На напряженном лице его читалась усталость – все-таки даже такое короткое воззвание, притом, что круг держал Магистр, отнимало очень много сил.
– Да они часто ругаются, – отмахнулся Анхайлиг. – Привыкай, еще и не так назовут.
– Чего ж еще от светлого в наш адрес ожидать, – буркнула я.
– Светлого? – Нахмурился Магистр. – Хм… да, ты права, Тень, это действительно Проявленный светлый. Странно… и хотел бы я знать…
Анхайлиг склонился над трупом и что-то зашептал. Ну все. Меня охватила настоящая паника, мысленно я кляла свой язык. Зачем, зачем я ляпнула про светлого?
– Успокойся, – шепнул Ари. – Вряд ли он узнает о тебе от трупа, а вот по выражению твоего лица вполне может и догадаться.
Я нервно кивнула и постаралась взять себя в руки.
– О как, – Анхайлиг внезапно выпрямился, заставив меня вздрогнуть.
Горячая рука эльфа, успокаивая, легла на плечо. Я глубоко вздохнула, тем более что Магистр не особо обращал на нас внимания, размышляя вслух.
– Надо бы Виттору его отдать, видимо этот светлый как-то был связан с ним, – сказал он. – Во всяком случае, остаточные следы заклинания, наложенного Архимагом на теле, присутствуют. Жаль, он не сказал толком, кто его убил. Виттор теперь весь город перевернет, чтобы найти этого типа.
– Может, его повторно допросить? – Предложил Сит.
– Нереально, – с досадой покачал головой Магистр. – Первичное-то воззвание проходит с трудом, а на повторное практически никогда никто не приходит. Тем более, светлый к некромантам. Ладно. С этим подождем, давайте лучше продолжим занятие.
Нервировавший меня труп, наконец, увезли, сменив другим, совершено мне незнакомым. На этот раз круг досталось чертить Сержу. Анхайлиг снова заставил меня читать заклинание, но через девять кругов воззваний успехов я так и не добилась. Окончательно махнув на меня рукой, Магистр переключился на других, более успешных адептов. Остаток занятия прошел спокойно, если не считать сильно рассадившего руку Визора – слишком старательно он делал круг. Пару слов трупы сказали каждому из взывавших, и даже, в отличие от первого, не ругательных.

* * *

После занятия мы сидели в комнате у ребят, доедали остатки оранжерейных яблок и собирались с силами на поход в морг. Точнее, собиралась я, а ребята обсуждали, чего там можно делать, и гадали, какая от нас может быть в морге польза.
– Может, скальпель подержать, труп какой препарировать там… – выдвигал версии Серж, с аппетитом дожевывая огрызок.
– Скорее, мы просто тупо будем мыть там полы, – уныло буркнул Талон. – Ничего более серьезного нам не доверят.
– Ха! – Выдохнул Серж и принялся доказывать Талону свою исключительную важность в работе с покойниками.
Я посмотрела на молчаливого Ари. После неожиданной поддержки на занятии, он ни о чем так и не спросил, а снова стал замкнутым, хмурым, темным эльфом. Но у меня вопросы еще оставались.
– Ари, а что ты там говорил о вампирах? – Уточнила я. – Почему они не могут с вашим оружием ходить?
– Тень, что ты вообще знаешь о вампирах?
– Ну… они давным-давно были людьми, но потом некоторые из них, Высшие, получили способность с помощью крови возвращать мертвецов с того света, но возвращаемый становился вампиром. Не Высшим, конечно, иначе все бы уже давно в вампиров превратились. А среди Высших изредка попадаются Архивампиры, сила которых покруче многих Архимагов. Потом еще знаю про Грега Кровавого… не больше других. Вот, – я пожала плечами.
– Слушай тогда, – начал Ари. – Давным-давно одному человеку был дан особый дар. Уж не знаю, каким образом он его заслужил, говорят, тогда боги были ближе и милостивей, и на мольбы его они откликнулись. Дар этот позволял спасти человека от гибели. Но человек в таком случае становился несколько другим. Сильнее, быстрее, живучей… но эта живучесть зависела от крови, хотя он мог распоряжаться живой силой и других существ. Только оживленный обязан был подчиняться тому, кто оживил его. Прямые потомки этого человека по началу были людьми благородными, они спасали героев, любимых… Но со временем гордыня охватила их, они захотели править, править остальными вечно. Многие, обладавшие этим даром, стали убивать, а потом возвращать к жизни тех, кто был им нужен для захвата власти. Так изначально божественный дар превратился в дар проклятый.
– Интересная легенда, а эльфы то причем? – Уточнила я, отметив, что Серж и Талон стихли и тоже внимательно слушают.
– Во-первых, притом, что вампиром может стать только человек. У других кровь не позволяет. В том числе, и у нас, эльфов. И когда Грег захотел захватить нас, ему пришлось действовать только силой. Мы – куда лучшие воины, чем большинство вампиров, и они не могли перетянуть нас на свою сторону. Но их было больше, плюс вампиры – маги на крови, которая дает им силу и бешеную регенерацию. Так что битва была не из приятных, и если бы Архимаг Велиар не остановил Грега, Верта знает, чем бы все закончилось. Конечно, после окончания войны вампиры успокоились, но это не значит, что они ушли совсем. Высших вампиров осталось очень мало, однако до сих пор, если они Взывают к данному древними богами дару, Смерть не смеет отказать им. Понятное дело, повторения войны никто не хочет, и уж тем более, давать преимущество вроде обучения вампиров эльфийскому бою.
– Понятно, – протянула я. – Но как же тогда тот вампир? Ты сказал, что одного-то у вас обучили…
– Это особый случай, – Ари прищурился. – Тот вампир спас одного из наших правителей, и когда тот спросил, чем его отблагодарить, вампир, не будь дурак, попросил разрешения обучаться в Дэйморской закрытой школе.
– Однако-о, а откуда ты так хорошо все знаешь?
– Да я... не важно. Давайте лучше двигаться, нам в морг пора.
Эльф вскочил с кровати и направился к выходу из комнаты, обрывая дальнейшие расспросы.

* * *

Из дверей морга тянуло прохладой. Прямо при входе у регистрационного стола скучал розовощекий адепт в черном балахоне.
– Здрасте, – начал Серж, как самый общительный. – Нам бы дежурного…
– Я это, – равнодушно посмотрел на нас некромант. – Чего хотите?
– Нас направили сюда наказание отрабатывать.
– О? – Некромант немного оживился. – Всех? Что-то вы быстро.
– Угу, – кивнул Талон.
– Ничего, бывает. Ладно, пойдемте, покажу, что надо делать. Меня Джад зовут.
Мы с Ари быстро переглянулись – его имя было знакомым. Некромант, тем временем, поднялся со стула и направился вперед по едва освещенному редкими магическими шарами коридору.
Морг оказался небольшим.
– Вот тут у нас приемное отделение – Джад махнул на первую дверь слева. – Всех покойников доставляют на первичный осмотр и регистрацию туда. Потом мы складируем их вон там и там, – Джад показал на две двери справа. – Это специальные комнаты с охлаждающим заклинанием, там трупы неплохо сохраняются до момента похорон. Если необходимо провести вскрытие, или допросить покойника – отправляемся вон в ту дальнюю комнату. Вот, собственно, и весь наш морг, – закончил небольшую экскурсию некромант.
– А ты тут чем занимаешься? – Полюбопытствовал Серж.
– Допрашиваю, кто и как умер в мою смену, – ответил Джад. – Заодно и практика в зачет идет. Хотя работы здесь мало.
– Так что требуется от нас? – Уточнила я.
– Хм… сейчас дам вам номера покойников, которых надо перетащить из приемного в холодильные, – Джад толкнул левую дверь.
Приемное отделение было просторной комнатой с каталками и дощатыми полками, на которых лежали несколько тел.
– Тень, ты давай туда, – некромант указал на стол в противоположном конце комнаты. – Поможешь мне похоронные бумаги оформить, а вы трое перетаскивайте тела.
Управились мы быстро. Больше Джад нам дел не нашел, а потому просто предложил потренироваться в воззвании или еще каких заклинаниях
Взывать к покойникам мне не хотелось. Что толку, если они сами отказываются говорить? Пока ребята обсуждали, как лучше начертить круг, я от скуки листала учебник и вдруг наткнулась на интересный раздел. Призраки. А что, если попробовать? Вдруг хоть они со мной общаться согласятся? Какая, собственно, разница, каким образом информацию достать? Плетение простое, даже странно, что раздел не в самом начале учебника…
– Kontar mi aj! E todo para tu, – прочитала я. – Ir Eshu Oro aj komplim’ento todo!
Коротенькое заклинание необходимо было повторить трижды, что я и сделала, чувствуя, как слова сплетаются в бледную белесую сеть, которая становилась все плотнее. Когда я закончила чтение, то сначала даже не поняла, что это такое белеется у меня перед глазами. Только когда оно простонало протяжное «У-у-у», осознала, что это что-то живое.
– У-у-убью-у-у, – более внятно провыл призрак почти мне в ухо.
Взвизгнув, я отскочила к ребятам, которые только-только завершили круг.
– Ты чего? – Джад, на которого я налетела, удивленно обернулся и еще более удивленно уставился на творение рук моих. – О, неупокоенный. Как он…
И тут призрак завизжал. От пронзительного визга потемнело в глазах, и заныли зубы. Я зажала уши руками и зажмурилась, понимая – еще немного, и слуха я лишусь навсегда. Казалось, голова готова расколоться на тысячи мелких кусочков, но в этот момент стало тихо. Я нерешительно приоткрыла один глаз. Бледные лица Талона и Сержа, мрачный, полуоглохший Ари… призрака не было. Зато был Джад, который, сощурившись и сжав побелевшие губы, в упор смотрел на меня.
– Я… случайно…
– Мля, экспериментаторша! – Он все-таки сорвался на крик. – Когда я предлагал поупражняться, то не имел в виду, что можно наугад читать все заклинания подряд! Кто ж призраков без запретного круга вызывает? Они ведь неуправляемые! Их контролировать целое дело!
– Но… тут же нет ничего про круг, – стала оправдываться я. – Если бы хоть предупреждение… а тут вот, только картинка и заклинание…
– Картинка! – Выдохнул Джад уже немного спокойнее. – Эх, теперь я, кажется, понимаю, за что вас в морг упекли.
– Не, ты еще не понял. Поймешь, когда в столовую сходишь, – пообещал хмурый эльф.
– В столовую? А что вы там натворили?
Серж и Талон, перебивая друг друга, расписали оживление куриц и нашествие их на поварскую. Слушая подробности о подпрыгивающем бульоне, Джад ругался и хохотал одновременно.
– Вредители, на святое покусились! На кухню! Голодать вам теперь до-олго, – сделал вывод он.
– Да мы уж поняли, – кивнул Серж. – Ты лучше скажи, как ты убил привидение?
– Знак отрицания, но вам еще рановато это учить. В смысле, мне не жалко показать, да и в учебнике все понятно написано, просто у вас сил не хватит. Ладно, – Джад покосился на темное окошко. – Время позднее, так что можете идти, а отработку я вам запишу. Если что – в мою смену можете заходить, тренироваться. Поверьте, тут, под моим присмотром, это будет куда безопаснее.
Некромант гаденько хихикнул и уселся за регистрационный стол.
Усталость и прошлая ночь давали о себе знать. Мы дружно решили, что тренировок с нас пока достаточно, и направились по комнатам на отдых.
Привычно проигнорировав соседок, я быстро разделась и нырнула в кровать, с твердым намерением вот именно сейчас и сразу заснуть. Я погружалась в сладкую полудрему, лишь краем уха слыша тихое бурчание рядом – Этери читала какую-то книгу.
– Отмерить десять с половиной капель… половина капли, ерунда какая… да фиг с ним, десять накапаю…
– Не стоит, – сказала я сонно. – Дозировка должна быть точной.
– Да кому нужны эти плюс-минус пол капли?
– Вот, помню, я думала так же, когда бабушка заставляла меня зелья делать.
– И чего?
– Ничего, – я все-таки открыла глаза и увидела, что Этери изучает «Практику Ядодела». – Если учесть то, что я все их пробовала на себе, с ее стороны было довольно щадящим решением приготовить мне противоядие всего спустя полдня желудочных колик.
– Фига себе, – вытаращилась на меня Этери, и даже Рэй изумленно посмотрела. – Добрая у тебя бабушка.
– Угу. Но не уверена, что у Литиции будут такие же нежные чувства к нам.
– Думаешь, заставит попробовать?
– Ты ведь была на занятии. Конечно, заставит.
Этери тяжело вздохнула.
– Что у вас за преподаватели такие? – сочувственно посмотрела на нее Рэй. – Вот у нас все отзывчивые, всегда помогут, подскажут… наоборот оградят от случайных травм…
– Это только Литиция, – сказала Этери. – Остальные-то у нас хорошие, светлые…
Да, а у нас, похоже, лучше Литиции и не предвидится. Ну и ладно, переживу.
Девушки перешли на обсуждение своих Магистров, а я снова закрыла глаза. Воспоминания о Литиции, бабушке и безумных курицах замельтешили в голове с сумасшедшей скоростью, а потом я провалилась в черную яму сна.
 

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [1 Голос]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 1

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники