ПРОКЛЯТИЕ НЕКРОМАНТА ГЛАВА 15

15.

Я резко обернулась и застыла. Передо мной стояла невысокая молодая женщина, а за ней… от стройного ряда скелетов у меня глаза на лоб полезли. Потянуло сырой землей и гнилью. С испугом я вгляделась в толпу умертвий: сильные, куда сильнее обычных скелетов, сразу видно, с ними работал профессионал. И все они были связаны чужой волей. Волей той, что стояла сейчас передо мной. Так вот значит маг-некромант, которого мы искали? Взгляд вернулся к незнакомке.
Она была красива. Длинные темные волосы оттеняли бледную кожу женщины, а пронзительные серые глаза ее светились надменностью. Некромантка с видимым удовольствием наблюдала за моей растерянностью.
– Боишься? – Произнесла она. – Правильно. Тебе нужно меня бояться.
– Кто ты? – Наконец решилась спросить я.
– Я – твой страшный сон, – спокойно ответила та. – Мне нужна ты, и сейчас ты пойдешь со мной.
– А если нет?
Некромантка нахмурилась, и скелеты сделали шаг вперед. Я с опаской покосилась на нежить.
– Это не ваши кости ходячие, – заметила мой взгляд женщина. – И могут они куда больше. Так что, либо ты идешь сама, либо тебя упаковывают и несут они.
Я вздрогнула. Перспектива оказаться в лапах этих… меня совсем не радовала. Да кто же она такая?
– Чего тебе нужно? – Я лихорадочно пыталась придумать хоть какой-нибудь выход. – Убить меня?
– Мне твоя смерть не нужна, – некромантка отрицательно мотнула головой. – Точнее, нужна, но не здесь и не сейчас.
Она улыбнулась, и я вдруг заметила клыки.
– Вампирша? – у меня екнуло сердце.
– Высшая вампирша, – поправила она и улыбнулась шире. – Как понимаешь, сопротивляться нет смысла. Я намного сильнее тебя.
Охотно верю. Но откуда она обо мне знает? Откуда? Вампирша стояла передо мной, даже не накинув щита Тьмы, полностью уверенная в своих силах. Казалось, она наслаждается своим превосходством. От этого надменного лица меня взяла злость.
– Считаешь, что ты лучшая? – Я хмуро уставилась на нее.
Вампирша рассмеялась.
– Нет, я не лучшая! Я просто чертовски мила.
Руки бессильно сжались. Что я могу, кроме бесполезного против вампира танатоса?
Была бы на моем месте Рэй, она бы треснула ее файерболом, но мне такого заклинания не… озарение, вспышка ясности, словно подсказанное кем-то решение, и судорожная попытка переложить темную силу в нечто боевое.
Узор сплелся практически сразу. Во взгляде вампирши промелькнуло запоздалое изумление, а потом беззвучно ударила черная молния, и та мгновенно осыпалась серым пеплом.
Резко навалилась усталость, в глазах поплыли красные круги. Силы, восстановленные за ночь, ушли почти все, разом – заклинание оказалось слишком энергоемким.
Кажется, я только что повторила подвиг Федеота… но едва я успела это осознать, как бесконтрольные теперь умертвия с подвываниями рванулись ко мне. Взвизгнув, я зажмурилась, ожидая неизбежной гибели, но вдруг ощутила невероятный всплеск силы.
Наступила тишина.
– Тень? – Позвал знакомый голос.
Я нерешительно открыла один глаз. Скелеты стояли вокруг меня, замерев в самых нелепых позах.
– Те-ень, слышишь меня? Живая?
– Да, Магистр! – Я вышла из ступора и рванулась к Савелию.
– Что у тебя тут опять творится? И на минуту одну оставить нельзя!
– Они… все на меня… Там была вампирша… я ее уби-и-ила-а… – больше сил сдерживать слезы не было, и я, всхлипывая, уткнулась в балахон Магистра.
– Только не реви! Не реви, говорю!
– Я не реву-у-у!
– Да чтоб тебя, – проворчал Савелий. – Все уже позади. Успокойся, мать твою! Тьму не позорь, хотя какая ты, к демонам, темная…
– Угу, – я была готова согласиться на что угодно, мелко дрожа от усталости и нервов.
Савелий вздохнул, а потом обнял меня за плечи. Тепло его руки, успокаивая, прошло волной, и стало немного легче.
– Что происходит? – Внезапно раздался требовательный голос Арта, и я вздрогнула от неожиданности.
О возвращении вампира и Ари я как-то не думала, и теперь запоздало пыталась скрыть слезливую физиономию за Савелием. Не получилось. Не знаю, как насчет Тьмы, но себе репутацию в глазах Арта я явно подпортила.
Впрочем, едва скользнув по мне, холодный взгляд вампира уперся в Магистра.
– Теперь уже ничего, – с истинным темным равнодушием ответил тот. – Эта компания умертвий на данный момент под моим контролем. Если они, конечно, Вашему величеству не нужны…
– Не нужны, – Арт мотнул головой. – Мне нужен тот, кто все это затеял. Живым, желательно.
– Живым не получится, – сказала я, кое-как взяв себя в руки. – Вон, горсточка лежит…
Арт промолчал. Он все понял и без объяснений.
Я внимательно наблюдала за вампиром, но лицо Арта оставалось абсолютно непроницаемым. Неужели он знал?
– Почему? – тихо спросила я. Было очень обидно и больно. – Зачем вы…
– Тень! – Оборвал Арт в упор посмотрел на меня. – Я без понятия, кто и за что за тобой охотится! И не знаю, что это была за вампирша!
– Не знаешь? С твоим-то положением?
– И что с того? Дома я бываю редко. И что ты думаешь, каждый вампир будет мне докладывать о своих планах на каждый день-вечер? Я могу потребовать с них это, но пока такого приказа нет, никто не станет этого делать. Да и как ты себе это представляешь? Я первый с ума сойду от такого приказа! Скорее всего, она просто узнала, что ты ей мешаешь, и решила от тебя избавиться.
Арт, вроде, не врал, но все же в его словах что-то было не так. Вампирша не хотела меня убивать, и она знала мое имя. Хотя не похоже, что об этом знает Арт…
– Какова бы ни была причина, факт остается фактом – вы задумали что-то на этом кладбище, – процедил Савелий. – И уж не повтора ли «подвига» Грега с захватом города?
– Считаешь, на обычное вторжение у меня не хватило бы воинов? – Арт прищурился. – На кой демон мне такие методы?
– Не вам, так кому-то еще из вашей братии, – стоял на своем Магистр.
– Кто-то еще – не я. Ко мне какие претензии?
– Никаких. Пока… Как только возникнут, вы узнаете об этом первым.
Савелий и вампир смотрели друг на друга почти с нескрываемой ненавистью, а мы с Ари молча наблюдали за этой пикировкой, не решаясь вмешиваться.
– Вы еще Охотника позовите, – со злобой процедил Арт.
– Вызовем, если надо будет, – резко ответил Магистр. – Анхайлиг не откажется.
– Еще бы он отказался, – лицо Арта снова стало замкнутым. – Ладно, если ко мне вопросов пока нет, я пойду. А вы бы убрали тут все… это.
– Помочь не хотите? – Съехидничал Магистр.
– Что, сам не справишься? – Огрызнулся Арт.
– Справлюсь. Но времени это займет несколько больше. К тому же, эту нежить не мы вызывали, а одна из вас.
Арт резко выдохнул и, развернувшись, пошел в сторону города. А вокруг нас оседало на землю облако серой пыли – все, что осталось от толпы скелетов.
Я охнула.
– Такой сильный некромант?
– А ты что думала? – Савелий скривился. – Высшим потомкам королевских кровей сам Грент велел магию смерти изучать. Так что в управлении нежитью Артур нас всех делает, как хочет.
От его слов мне стало не по себе. Вспомнилось, как Арт снисходительно наблюдал за мной во время работы на кладбище. Теперь стала понятна эта его усмешка, он-то в этом деле уже давно профессионалом стал, а я… я медленно, но верно погружалась в депрессию.
– Савелий, – позвал в это время Ари.
– Что?
– Почему Арт назвал Анхайлига Охотником? – Эльф вопросительно посмотрел на Магистра. – Они знакомы?
– Многие темные маги были на одной стороне с теми, кто воевал против Грега Кровавого, – ответил Магистр. – Анхайлиг, например. Задачей его, как некроманта, было сдерживать нежить. В частности, убивать вампиров. И делал он это настолько эффективно, что заочно, считай, все вампиры с ним знакомы.
– А что некромант может против них? – Заинтересовалась уже и я.
– О, Магистр боевой некромантии может очень много. Не считая приемов прямого воздействия, не забывай, мы владеем и воздействием опосредованным, которое гораздо эффективнее. Проклятия некроманта – это то, что делает его действительно страшным противником. Например, наложить проклятье на посевы, навести мор на живность, призвать неудачи их оружию и воинам – это только малая часть того, что мы можем. Вампиры, конечно, тоже проделывали подобное. Но их магия все-таки ограничена. Удел вампиров – регенерация и нежить, так что обычный маг-некромант посильнее будет. Снять их проклятия мы могли, а вот с нашими им приходилось изрядно повозиться.
– Значит, и от нас есть польза, – порадовалась я. – А не только от элементалистов.
– Ты что, Тень, нас хоть и мало, но даже один из нас куда опаснее нескольких элементалистов, – Савелий усмехнулся. – Наведи на них слабость, прокляни, отними удачу, и у них ни сил на заклятья не будет, ни способности что-либо сделать. А если все же и попытаются колдовать, то не факт, что заклинание удастся. Вот потому, я уверен, наш эльф пришел подучиться некромантии как некоторому козырю для своего воинского искусства.
– Пф-ф, – раздраженно фыркнул Ари.
И это раздражение больше любых слов показало мне, что Савелий прав.
Мы медленно направились к городским воротам. Фигура Арта уже скрылась из вида.
– Больше всего опасны проклятья необратимого действия, – продолжал тем временем Магистр. – Самые сильные, те, которые рождаются не от боли и мести, а от жертвоприношения, причем не кого-то, а себя самого. Проклятия некроманта, который отдал свою жизнь ради требуемого, невозможно избежать. Никак. Даже Архимаг может лишь ослабить его, но и только. Например, Велиар. В одиночку он не смог бы убить Грега, но вот заточить его в камне на демоны знают, сколько лет, таким образом, вполне смог. Кстати, о вампирах, – Савелий неожиданно прищурился. – Не помню, чтобы я учил тебя сражаться с ними. Так как ты эту убила? Не танатосом ведь…
Я отрицательно покачала головой и мысленно сплела узор.
– Вот этим.
– Черная молния? – В голосе Магистра проскользнуло удивление. – Сама додумалась?
– Очень жить хотелось, – смутилась я. – Хотя… не знаю. Просто я вспомнила о Рэй, о ее файерболе и молнии, а потом вдруг поняла, что знаю ее плетение. Странно так…
– Ничего странного, – тихо сказал Ари. – Велиар-то на факультете Элементалистики в свое время лучшим учеником был.
– Ари! – Я испуганно посмотрела на него, а потом на кольцо. – Но ведь сейчас кольцо спит!
– Сейчас спит, – подтвердил Савелий. – Однако Ари прав.
– Но каким образом он тогда это сделал?!
– А кто сказал, что это сделал он? Молния была твоей.
– Моей? – Я с недоверием взглянула на свои руки.
Мне все всегда давалось с трудом, и я к этому уже привыкла. А тут вдруг с первого раза и получилось?
– Зевс был прав, из тебя бы вышел хороший боевой элементалист. Видимо, у вас это, гхм, семейное, – Савелий покачал головой. – Зря ты не согласилась на перевод, когда Анхайлиг предлагал. Сейчас бы и горя не знала.
– Вот тут ты не прав, – не согласился Ари.
– Почему?
– На тот момент Тень уже была темной, а значит, в любом случае повторяла его путь, – пояснил Савелию эльф. – Элементалисты во время турнира от нас довольно далеко стояли, и не уверен, что успел бы к ней вперед Всеслава. Так что, прими Тень тогда предложение Зевса, она была бы уже давно мертва.
– Хм, да. Наверное, ты прав.
Я слушала их разговор, все меньше и меньше понимая, о чем речь. Какой путь? Зачем они сравнивали меня с Велиаром?
– Вы о чем? – Я требовательно уставилась на Ари. – Какая разница, кем там был Велиар?
– Теперь никакой, – ответил за эльфа Савелий. – Для меня пока ясно только одно – завтра первым же драконом я отправляю вас в Академию, и пусть Анхайлиг со всем разбирается. Мне тут и так дел с чисткой кладбища хватит, чтобы еще о твоей безопасности беспокоиться.
Я вздохнула, но спорить не решилась – поджатые губы и колючий взгляд Магистра предупреждали о том, что сейчас его лучше не трогать. Ари по привычке замкнулся в себе, так что остаток пути мы прошли в молчании, а вскоре перед нами показалась знакомая вывеска «Золотого Индюка». Магистр и Ари отконвоировали меня до самой комнаты, строго-настрого запретив ее покидать.
– И чего мне делать столько времени? – Буркнула я.
– Вещи собирай, – посоветовал, уходя, Савелий.
А чего их собирать-то? У меня ничего с собой практически и нет.
Я упаковала в дорожную сумку полотенце и балахон, и уселась на кровать, задумчиво оглядывая комнату. Да, недолго я тут пробыла. Хотя с того момента как хмельной купец рассказал о смерти некроманта, было ясно, что нормальная практика мне здесь не светит. Ладно, в конце концов, не все потеряно. Лето только началось, может, со следующей практикой больше повезет.
Оптимистичные мысли меня немного приободрили, и я даже умудрилась задремать, как вдруг услышала в коридоре какой-то шум. Потом кто-то коротко ругнулся, и раздался резкий звук захлопнувшейся двери. Едва я задумалась, что там могло случиться, ко мне требовательно постучали.
Вот только нежданных гостей мне и не хватало.
Я настороженно уставилась на дверь. Стук повторился.
– Кто там еще? – Я, хмурясь, открыла и застыла на пороге.
Сильный терпкий запах парфюма ударил в нос. Передо мной стоял высокий тощий мужик, одетый в ярко-красную атласную рубаху и такие же широкие штаны. Волосы его были прилизаны и намазаны чем-то жирным для блеска, а выразительный кадык на длинной шее завершал этот образ. Всем видом своим мужик настолько походил на петуха старосты нашего поселка, что я невольно стала искать взглядом на нем хоть пару перьев.
– Приветствую милостивейшая госпожа! – Провозгласил он, расплываясь счастливейшей улыбкой в мире. – Доброго, добрейшего дня! Только сегодня у вас появился уникальный шанс! Не иначе, звезды послали меня к вам в этот знаменательный день!
Обрушив этот словесный поток, он подвинул обалдевшую меня и быстро зашел в комнату, тягая за собой огромный баул.
– Гхм, вы кто? – Запоздало спросила я его спину.
А вдруг это какой-нибудь убийца? Хотя этот тип мной интересовался мало. Он уже расположился за столом и быстро раскладывал на нем всякие скляночки-баночки, амулетики-камешки и мелкие фиговинки непонятного назначения. Под конец странный мужик даже достал из баула большую, потемневшую от времени чугунную сковороду. На мой вопрос он внимания не обратил.
– Эй! – Окликнула я снова, погромче.
Мужик резко развернулся, все еще сияя фальшивой улыбкой.
– Я – распространитель редкостей! – Торжественно сообщил он. – Товаров, часто добываемых с риском для жизни! Подумайте только, все это, – он обвел рукой кучку барахла, – могло прозябать в безвестности в пещерах драконов, циклопов, или еще каких мерзейших тварей! Но такие как я, неутомимые искатели, вырывают эти раритеты из лап чудовищ и возвращают их обществу!
Впечатленная такой речью, я взглянула на фиговинки с некоторым уважением.
– Вот, рекомендую снадобья, рецепт которых я доставал аж в Северной Школе Травников! – Продолжал распространитель, закатывая глаза. – О-о, чего это мне стоило! Сколько сил, сколько денег, какой риск!
Надо же. Об этой школе я знала не очень много. Говаривали, что поступить к ним на обучение практически невозможно, а удержаться там еще сложнее. Травники свои секреты охраняли настолько ревностно, что, ходили слухи, могли убить за одну только попытку что-то рассказать о них на стороне.
Я с любопытством взяла одну из склянок и принюхалась. Хм… по виду, совершенно обычный настой водянки трехлистовой, которым каждая вторая бабка зубную боль лечить пытается.
– А вот сковорода магическая, – торговец уже тыкал мне в нос здоровенный чугунок. – Тройное антипригарное заклятие, уникальный экземпляр!
– Что-то вид у нее не очень, – я с сомнением оглядела поцарапанный и не слишком чистый «уникальный экземпляр».
– Вид! – Воскликнул распространитель. – Она меня от дыхания дракона спасла! Вот она, магия! Но главное, любая еда, приготовленная на этой сковороде, будет во много раз вкуснее, и никогда не подгорит! И это всего за пятнадцать золотых!
– За сколько-о? – Охнула я.
– Подумайте, все, все, все будут завидовать вашему кулинарному таланту! – Тотчас отреагировал торговец. – Вы будете богиней кухни! Всего пятнадцать золотых! Неужели такая вещь не стоит потраченной суммы? Но и это еще не все! К чудо-сковородке я предлагаю вам не менее удивительные вещи со скидкой!
Чем больше он тараторил, тем меньше терпения у меня оставалось. И в тот момент, когда торговец заговорщицким шепотом начал описывать преимущества эльфийских интимных принадлежностей перед человеческими аналогами, это терпение кончилось.
– Да вы издеваетесь что ли?! – Выдохнула я, обрывая торговца.
– А…
– Мне ваши сковородки не нужны!
– И…
– Эльфийские чехольчики тем более!
– Но…
– У вас вообще нет того, что могло бы меня заинтересовать! Такой хлам по таким грабительским ценам мне на фиг не сдался!
Торговец на мгновение задумался, а потом глаза его снова вспыхнули.
– Тогда только для вас и только сегодня – уникальное предложение! – Воскликнул он, и я схватилась за голову. – Если вы покупаете два приворотных зелья, то в подарок получаете камень «Злого глаза»! Этот уникальный амулет вернет злую энергию обратно к тому, кто попытается сглазить вас! Всего пятьдесят серебряников! Ну, как? Берете?
– Нет, – прорычала я. – Я – некромант, сама кого надо прокляну.
– Некромант! Так это же замечательно! – Не меняя тона, продолжил тот. – У меня есть потрясающая вещь! Специально для вас – косточка с места упокоения самого Велиара!
– Что-о-о?! – Взвыла я, в то время как торговец уже активно рылся в своем бауле.
– Если вы его сторонница, эта косточка, несомненно, принесет вам удачу! – Частил он. – А если вы ненавидите Велиара, то сможете выместить на ней всю свою злость! Сейчас, сейчас вот только… Вот! – Торговец подскочил, потрясая в воздухе желтоватой костью.
Я с ненавистью уставилась на него, сжимая руки, и едва удерживала себя, чтобы и впрямь его не проклясть. Такого бешенства я до этого момента не испытывала ни разу. Видимо, выражение моего лица полностью передавало внутреннее состояние, ибо торговец слегка побледнел, а кадык его нервно задергался.
– Вон, – процедила я, едва не скрипя зубами. – Минуту даю. Иначе у тебя появится уникальный шанс опробовать свой амулет на собственной шкуре.
Он отрывисто кивнул. Мгновенно исчезли в бауле склянки и амулеты, а спустя мгновения за распространителем редкостей захлопнулась дверь, только в воздухе остался въедливый запах парфюма. Скотина, и надо было такое о Велиаре ляпнуть! Косточка, демон ее задери… надо было все-таки его проклясть. Интересно, он совсем ушел, или как?
Я глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, и прислушалась. Несколько мгновений в коридоре ничего не происходило, а потом послышалось приглушенное «Да?», и счастливый голос: «Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте!».
Искренне пожалев новую жертву торговца, я хмыкнула и снова уселась на кровать. Вечерело. Делать было абсолютно нечего. Спать что ли лечь?
Забурчал живот, напоминая о том, что перед сном неплохо бы и поужинать. Хотя Савелий потребовал, чтобы я оставалась в комнате, вряд ли он имел в виду конкретно эти четыре стены. В конце концов, что мне, поесть нельзя?
Решив, что запрет Магистра на первый этаж таверны не распространяется, я вышла из комнаты, и вскоре уже наслаждалась вкусом ароматного печеного мяса со специями. Да-а, по возвращении в Академию мне такой еды не светит. Только пресные овощи, куриный бульон и яблоки, когда совсем нечего будет есть. Что ж, вот еще одна причина, чтобы побыстрее попасть на новое место практики.
Вздохнув, я потянулась за кружкой с травяной настойкой.
– Уже собрались? – Тихий голос за спиной заставил меня вздрогнуть, а руку замереть на полпути.
– Арт? – Я быстро обернулась.
– Да не бойся ты… меня, – вздохнул вампир.
– А ты ходи погромче, – ворчливо посоветовала я. – Собрались, утром выезжаем.
– Понятно, – Арт кивнул. – Я, собственно, почему пришел-то. Помнишь, я говорил о театре? У них представление сегодня, и мне бы хотелось, чтобы ты его все-таки увидела. Идем?
– Что, сейчас? – Переспросила я изумленно.
– Именно.
– Так ведь ночь на дворе…
–Тень, – вампир укоризненно посмотрел на меня, и я поняла, что сморозила глупость.
– Извини.
– Ну так как?
Вообще-то пойти хотелось. Но нельзя.
– Не знаю, – я замялась. – Савелий категорически запретил покидать пределы «Золотого Индюка».
– Савелий, – Арт скривился. – Он ведь понимает, что я к происходящему на кладбище никакого отношения не имею, но из-за своей пристрастности никогда этого не признает вслух.
– Магистр всегда был адекватным…
– Только не в случае, когда дело касается вампиров, – прервал Арт. – Анхайлиг своих Магистров натаскал так, что все мы для них на одно лицо. Хотя мне, к примеру, не приходит в голову равнять всех людей по нему, или по тому же Велиару.
– Да уж, – я поморщилась. – И все-таки мне правда боязно. Я себя в этом городе последнее время некомфортно чувствую, все так и рвутся меня убить.
– Тень, кажется, я давал слово, что ничего с тобой тут не случится, или ты мне уже не веришь? – В голосе Арта снова проскользнули грустные нотки, и у меня дрогнуло сердце.
Арт столько мне помогал, несколько раз жизнь спасал, и я после этого должна его избегать? Да ну его к Гренту, этого Савелия. Пусть он какие угодно гадости говорит, а мое сердце утверждает обратное!
– Извини, Арт, – сказала я. – Верю, конечно. Просто столько всего навалилось, что голова кругом.
– Вот и славно, – Арт оживился. – Пойдем, Троныч, наверное, уже все подготовил.
Он подхватил меня под руку и потянул к выходу из таверны. А мое воображение уже рисовало образ хмурого пожилого вампира, возможно, даже с тесаком. Кровавым. Потом добавило окровавленные клыки, и стало совсем неуютно.
– Троныч? Это кто? – С опаской уточнила я.
– Театральный постановщик, – Арт покосился на меня и ухмыльнулся. – Да не беспокойся ты. Я рядом.
– На кладбище ты тоже был рядом, – буркнула я. – Только вот почему-то не помог.
– Я, вроде, помог, – не согласился Арт.
– Ты бы мог уничтожить их всех!
– Тень, ну ты ведь сказала, что тебе надо тренироваться, вот я и не стал мешать.
Я сердито уставилась на вампира, но тот только плечами пожал, мол, сама виновата. И, в целом, он был прав.
– Ну, ты ведь знаешь, что я прав, хватит дуться, – Арт с мягкой улыбкой взглянул на меня.
Что-то с его взглядом не то. Я просто не могу ничего с собой поделать, когда он так на меня смотрит…
– Ладно, ты прав. Прости, что сорвалась, – извинилась я, с трудом отгоняя странное очарование.
– Да ничего, бывает, – Арт беспечно махнул рукой. – Хотя вроде за день ты бы должна была уже успокоиться.
– Успокоишься тут, – проворчала я. – Грента с два тут дадут успокоиться.
– Что-то случилось?
– Да ходят всякие ненормальные продавцы, – я вздохнула и начала рассказывать о недавнем госте.
Чем дальше слушал вампир, тем шире он улыбался, а едва я упомянула о кости Велиара, Арт не выдержал и расхохотался.
– Что смешного? – Я с неудовольствием взглянула на него.
– Нет, ну молодец мужик, деньги зарабатывает, – оценил он.
– Деньги?! – Взвилась я. – На костях Велиара?!
– Неужели ты действительно веришь, что у него была кость Велиара? – Арт снова хихикнул. – После поединка на Плато Демонов от Грега и Велиара только пепел остался, какие там кости? Кстати, будь на твоем месте вампир, он бы, думаю, сообщил, что это кость Грега, а целителям и святые мощи Милуоса Пресветлого попытался бы впарить. Брось, Тень, из-за такой ерунды переживаешь. В конце концов, если уж он так тебя достал, ну прокляла бы его на самом деле.
– Вот и правда надо было, – буркнула я. – Чем-нибудь пакостным, чтоб подольше мучался. Жаль, нас пакостить не учили… кстати, может, подскажешь? Что-нибудь не очень опасное?
– Хм, – вампир на мгновение задумался, а потом покачал головой. – Боюсь, большинство известных мне проклятий сведутся к «умри быстро или в мучениях, а вместе с тобой и весь город». Лучше Савелия своего спроси, чувствую, он на такие вещи мастер.
В голосе Арта я уловила раздраженные нотки. Видимо, он и впрямь Анхайлига на дух не переносил, раз даже на Савелия так взъелся.
– Нам долго идти? – Я решила сменить тему.
– Да нет, не очень, – отстраненно откликнулся Арт. – Здание театра недалеко от центра города.
– Здание? – Удивленно переспросила я. – Как это?
Обычно актеры всегда выступали на подмостках базарных площадей. При необходимости, раскидывались небольшие шатры, но и только, а тут у них оказывается свое здание?
– Ну да, – Арт кивнул. – Они же не бродячие артисты какие-нибудь. Тень, я ведь говорил тебе, они лучшие из лучших. Это не они, а к ним отовсюду съезжаются.
– Надо же, – я покачала головой.
Странный театр с каждой минутой интересовал меня все больше.

* * *

Небольшое трехэтажное здание, спрятанное в переплетениях улиц, ничем особым не выделялось. Обычный дом с тонкими коваными решетками на окнах, да над входом вензель «ТВ» из позеленевшей от времени бронзы. Не зная, что это, пройдешь мимо и внимания не обратишь.
Перед дверьми толпился народ, но Арт только хмыкнул и направился дальше, к небольшому крыльцу с торца здания.
– Черный ход? – Полюбопытствовала я.
– Вроде того, – Арт толкнул дверь.
Та тихо скрипнула, открываясь, и мы оказались в небольшом холле. Здесь было безлюдно, только пара мужчин в черном о чем-то негромко разговаривали у дальнего окна. Судя по тому, как оба быстро и с почтением склонили головы, едва увидев Арта, это были вампиры. Тот кивнул в ответ и потянул меня по слабо освещенному коридору куда-то вглубь здания.
– Куда мы идем-то? – Тихо уточнила я.
– Туда, – не останавливаясь, коротко ответил Арт.
Н-да, емкий ответ, ничего не скажешь.
Я с напряжением оглядывала пустые стены и закрытые двери, стараясь не очень нервничать. В конце концов, кто знает, что тут у вампиров за порядки.
Внезапно одна из дверей открылась, и в коридор вышла девушка. Высокая, в длинном сером платье, которое подчеркивало почти идеальную фигуру, она выглядела не гостьей, а, скорее, хозяйкой этого дома. Светлые волосы девушки были уложены в сложную прическу. Вот только выражение холодной надменности, которое застыло на ее лице, мгновенно развевало все очарование этого образа.
Вампирша? Почему-то я была уверена, что это именно так. Заметив Арта, девушка слегка склонила голову и приблизилась. От нее едва уловимо пахло розами.
– Хорошего вечера, Ваше величество, – глубоким контральто промурлыкала вампирша, едва скользнув по мне взглядом.
Выразительные голубые, словно льдинки, глаза девушки не отражали абсолютно никаких эмоций. Казалось, меня она решила в упор не замечать.
– Хорошего вечера, Милена, – поздоровался Арт и повернулся ко мне. – Тень, представляю тебе Милену, одну из ярчайших звезд Театра Вампиров.
– Благодарю за лестный отзыв, Ваше величество, – вампирша улыбнулась. – Рада, что пришли на наше представление, хотя я и не помню, чтобы вы когда-либо его пропускали.
– Разумеется, не пропускаю. Такие события мимо меня не проходят.
– Милена! – Раздался почти детский голос, а потом в коридоре появилась запыхавшаяся рыжеволосая девчонка лет пятнадцати. – Милена! Я тебя везде ищу! И… ой, – она резко остановилась, увидев нас.
– Привет, Шаад, – неожиданно подмигнул ей Арт. – Ты что носишься по коридорам как угорелая?
– Артур! – Счастливо пискнула Шаад.
Лицо девчонки озарилось миллионами улыбок, и я уже почти с равнодушием отметила наличие клыков и у нее. А чего удивляться, если весь театр был заполнен вампирами?
– Чего хотела-то? – Недовольно спросила Милена.
– Там тебя в гримерку требуют, – Шаад сделала страшные глаза. – Говорят, с тобой надо долго возиться, чтобы сделать хоть что-нибудь приличное…
Она с хохотом отскочила от зашипевшей вампирши. Впрочем, Милена тотчас взяла себя в руки.
– Извините, Ваше величество, но мне действительно необходимо идти, – сказала она. – Желаю вам, и вашей м… спутнице приятного просмотра. А с тобой, – она зло глянула на девчонку, – мы потом еще поговорим.
– Ага, – по-прежнему хихикая, кивнула Шаад.
Милена вздернула голову, и медленно, с достоинством стала удаляться куда-то вглубь коридора. Тоже мне, прима.
Я поджала губы. Деланную паузу перед пожеланием мне приятного просмотра не заметить было нельзя, так что хулиганской выходке Шаад я была даже рада.
– И не стыдно тебе, Шаад? – Проводив Милену взглядом, недовольно покачал Арт головой. – Она ведь теперь Троныча доставать начнет.
– Троныча? Да ладно, у него очередная катастрофа какая-то, – отмахнулась та. – Так что ему сейчас не до Милены и ее жалоб.
– Где он, кстати? – Уточнил Арт.
– Во второй костюмерной, – ответила Шаад. – Это по коридору, пятая дверь справа. Да вы его издалека услышите.
– С нами не пойдешь?
– Не, – она быстро замотала головой. – Под горячую руку ему попадаться? Я еще не окончательно сошла с ума. Еще прибьет ненароком, а оживить забудет. У вас, у Высших, бывают заскоки.
– Шаад! – Арт, сдерживая смех, погрозил ей пальцем. – Кажется, кто-то сейчас договорится.
– Э… пока, Артур! – Пискнула та и пулей рванула по коридору в противоположную от указанного нам направления сторону.
– Милая девочка, – хмыкнула я.
– Это да, – не стал спорить Арт. – Только с не в меру острым язычком. Ладно, пошли, посмотрим на очередную катастрофу Троныча.
– А, может, не надо? – Неуверенно протянула я, вспоминая реакцию Шаад, но Арт и слушать не стал, он просто двинулся вперед, увлекая меня за собой.
Шаад оказалась права: громкий мужской голос было слышно издалека, и по мере приближения к костюмерной, он становился все отчетливей.
– А ты что тут делаешь, демон тебя раздери?! – Раздалось из приоткрытой двери, когда мы подошли. – Немедленно марш готовиться! Сколько можно, и так проблем выше крыши, не хватало еще, чтобы актеры разбежались!
– Троныч как всегда паникует, – хмыкнул Арт и уверенно зашел внутрь, так что мне не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ним.
Костюмерная оказалась довольно большой комнатой, в которой располагалось множество совершенно разной одежды. Пышные бальные платья и фраки тут соседствовали с грубыми льняными рубахами и старыми лохмотьями, а модные шляпки – с деревенскими лаптями. И посреди всего этого разнообразия носился невысокий юркий вампир, ругаясь и давая указания тем, кто случайно попадался у него на пути. Специально, видимо, подходить никто не решался.
И это тот самый Троныч? Картинка клыкастого мужика с окровавленным топором как-то сразу потускнела и растаяла, даже страх почти прошел. Теперь я разглядывала костюмерную уже с любопытством и более внимательно, тем более что Арт тоже не спешил. Видимо, решил не ловить непрерывно передвигающегося вампира, а подождать, пока тот сам на нас наткнется.
Расчет Арта оказался верным, и ждать долго не пришлось. Троныч наткнулся на нас уже на втором заходе.
– Артур! – Едва заметив Арта, бросился он к нам. – Хвала Верте!
– Что у тебя опять случилось? – Спросил Арт, обреченно вздохнув.
– Какие-то светлые балбесы-Магистры освятили наших скелетов! – Страдальчески заламывая руки, почти взвыл вампир. – Представляешь?! Двадцать единиц совершенно бесполезных комплектов костей! Я их неделю восстанавливать буду, а у нас график рушится! Вручную все декорации ставить мы просто не успеваем! Артур, ты моя единственная надежда, помоги мне!
– Убрать благос Магистров? – Я удивленно взглянула на Троныча.
– Да! – Тот в свою очередь посмотрел на Арта. – Это ведь не проблема для Архивампира?
– Не проблема, – Арт с досадой сощурился. – Веди.
Троныч рванулся вперед, а я наоборот застыла, тупо глядя на Арта.
«Хотя ты не Высший Архивампир Грег Кровавый, так что не такой страшный», – вспомнились собственные слова.
«Верно. Я не Грег…» – эхом отозвался в голове его давний голос.
Знала бы я в тот момент, что все, кроме имени, в моем утверждении оказалось правдой!
– Я не Грег, – с нажимом сказал Арт.
– И ты молчал?!
– А что мне оставалось делать? Сама вспомни, как ты отзывалась о Греге. Представься я тебе, как бы ты поступила?
– Я бы… – начала я и осеклась.
Арт кругом был прав. А то, что он все это время помогал и до сих пор вполне дружелюбно со мной обращается, говорило в его пользу еще больше.
– Сюда! – Высунулся из-за поворота Троныч, и Арт направился к нему.
Я последовала за вампирами и только теперь стала по-настоящему понимать, почему и Ари и даже обычно равнодушный Анхайлиг называли Арта странным. У меня тоже в голове не укладывалось, что Архивампир-правитель добровольно махнул рукой на все и бродил по миру как простой обыватель. Почему?
Наконец мы остановились у одной из дверей, и мое внимание переключилось на суетливого Троныча.
– Ну, где твои кости? – Уточнил Арт.
– Мои при мне. А эти – вот они, – вампир открыл дверь и указал внутрь комнаты. – Видишь, что сделали? Вандалы!
– Да ничего особенного, – Арт вскользь оглядел комнату-хранилище, а потом у меня в глазах на мгновение потемнело.
Я сердито моргнула, восстанавливая зрение. Что еще за шутки?
– И всего делов, – хмыкнул Арт.
– Ты – мой спаситель! – Воскликнул Троныч, воссияв.
Так это что, было воздействие? Уже? Так быстро?
– Поднять тебе их? – Предложил в это время Арт.
– Да нет, это уж мы сами, – отказался Троныч. – И, кстати, Артур, – он вдруг посмотрел на меня. – Ты бы нас представил, что ли. А то как-то невежливо с моей стороны получается, должного внимания девушке не уделяю.
– Моя вина, – сразу признал Арт. – Тень, это Тронт Витковский, управляющий Театра Вампиров. Тронт, знакомься, моя спутница Тень – начинающий некромант.
– Просто Троныч, – вампир улыбнулся мне тонкими губами. – Оставь формальности, Артур, ни к чему они мне при общении с молодыми симпатичными девушками. Приятно познакомиться, Тень.
– Взаимно, – я смущенно улыбнулась. – А вы очень вежливый че… э… вампир.
– Мы, вампиры, вообще весьма культурная раса, – согласился тот. – Это у нас в крови.
– Кстати, Троныч, – Арт вдруг оживился. – Сколько Высших сейчас в Кровеле?
– Ну, кроме нас с тобой еще трое-четверо будет, – протянул тот. – Может, даже пятеро.
– Хотелось бы поточнее, – мягко, но настойчиво попросил Арт.
Троныч недоуменно взглянул на Арта, а потом вдруг нахмурился.
– Ну, если так, то я тебе скажу поточнее. После спектакля. Устроит?
– Вполне.
– Тогда договорились. А теперь идите в зал, времени до начала осталось всего ничего. Дорогу-то помнишь?
– А то.
– В таком случае, приятного просмотра тебе и вам, леди Тень, – пожелал вампир. – А мне пора работать.
Троныч коротко кивнул и повернулся к костям, а мы вышли из комнаты в по-прежнему пустынный коридор. Шли молча. Холодный профиль Арта к общению не располагал, да и мне у него ничего спрашивать не хотелось. Хватит, и так узнала слишком многое из того, о чем предпочла бы никогда не знать.
Настроение испортилось настолько, что никакого спектакля уже не хотелось. Хотелось только одного – попасть домой, может, даже в Академию, куда угодно, но подальше от этого города.
Наконец мы оказались в людном центральном зале и направились к широкой мраморной лестнице. Очень многие из тех, кто встречался нам по пути, почтительно склоняли головы при виде Арта. Вампиры… очень много вампиров. Арт отвечал короткими кивками, на бледном лице его, казалось, навсегда застыла ледяная маска абсолютного спокойствия.
Не раз, пока мы поднимались на второй этаж, я ловила на себе заинтересованные и недоуменные взгляды. Удивление было вполне понятным: что может делать девчонка в простой одежде, начинающий темный маг, рядом с Архивампиром-правителем? Честно сказать, тот же вопрос задавала себе и я, но взгляды встречала прямо и хмуро. И любопытствующие глаза отводили, некоторые растерянно, некоторые смущенно. Чтоб их всех…
– Хватит народ распугивать, Тень, – тихо сказал Арт.
– А какого демона они все на меня таращатся? – Прошипела я.
– Обычное любопытство, – Арт неожиданно усмехнулся. – Зачем так резко реагировать-то?
– Не знаю, – я еще больше помрачнела. – Мне такое внимание не нравится. Еще не хватало, чтобы они весь спектакль на меня косились.
– На этот счет не беспокойся, – посоветовал Арт. – Тебя и видно-то особо не будет.
Я с непониманием посмотрела на него, но вампир, видимо, счел объяснение достаточным и промолчал. А когда мы зашли в нужную дверь, я поняла, почему: нам был выделен один из небольших балкончиков, которые нависали над общим залом. Таким образом, спектакль мы могли смотреть практически в изоляции, без помех.
Это меняло дело. Я уже почти спокойно села в одно из мягких темно-бордовых кресел и с любопытством огляделась. Зал Театра Вампиров освещали множество маленьких тусклых пурпурных магических шаров, окутывая все туманно-красноватой дымкой. Стены зала были обиты черным бархатом, отчего все звуки становились какими-то приглушенными.
Прямо напротив нас находилась сцена, скрытая тяжелым бордовым занавесом, а вокруг нее, постепенно возвышаясь, полукругом расположились ряды кресел. Все было таким новым для меня, таким непривычным, что даже плохое настроение отступило. Странное очарование этого места охватило меня, погружая в легкое возбужденное ожидание.
Интересно, о чем будет спектакль? Обычно актеры показывали сценки о любви и о сражениях героев с чудовищами, наряжаясь в разные костюмы. Длились такие представления не больше часа, причем большую часть времени занимало собственно переодевание.
А зал, тем временем, быстро заполнялся. Хотя большинство публики составляли вампиры, попадались среди них и люди, и эльфы. Причем не только темные, но и светлые, что окончательно убедило меня в безопасности и исключительности мероприятия. Все-таки такое единодушие возникало у темных и светлых представителей разных рас очень редко, ибо чтобы собраться вот так всем вместе, нужен действительно важный повод. «Например, возможность закидать потомка Велиара камнями», – пронеслась в голове мрачная мысль.
В этот момент магические светильники погасли, и зал погрузился в полумрак. Легкий гул разговоров окончательно стих, и на несколько мгновений воцарилась абсолютная тишина. А потом зазвучала медленная печальная музыка, и бордовый занавес поднялся.
На освещенном пятне сцены не было никаких ярких красок. Здесь господствовал черный цвет, его дополнял белый, лишь кое-где перемежаясь с тусклыми пурпурными пятнами. Массивные реалистичные декорации подробно изображали место действия пьесы: гостиную с ночными окнами, затянутыми черной драпировкой, черно-белые картины на стенах и старый шкаф из темного дерева. Посреди этой странной комнаты стояли два кожаных черных кресла и круглый стол с темно-вишневой скатертью, на которой сиротливо лежал чей-то маленький портрет.
В двух высоких подсвечниках, которые стояли по краям сцены, горели неровным пламенем несколько толстых свечей, и именно этот дрожащий свет придавал обстановке еще более мрачный и зловещий вид.
Меня стало охватывать легкое беспокойство, и в этот момент музыка стихла. Раздался негромкий страдальческий стон, и в комнату вошел мужчина. Он был бледен и худ, его черный сюртук с белыми кружевными манжетами и жабо идеально вписывался в интерьер комнаты. Мужчина медленно, пошатываясь, словно с трудом понимая, где находится, подошел к столу и трясущейся рукой взял портрет. Лицо его все больше искажала мука, и, наконец, не выдержав, незнакомец схватился за голову, и снова застонал.
– Клодия! – Воскликнул он. – Зачем?!
Он вдруг выхватил откуда-то нож и резко, с силой ударил себя в грудь. Я вздрогнула и оцепенела, а мужчина пошатнулся и упал в кресло, откидываясь назад. На его кипенно-белом кружевном жабо расплывалось темно-бордовое пятно. Рука самоубийцы, вздрогнув, разжалась, нож с глухим стуком упал на дощатый пол, и у меня похолодели кончики пальцев.
Мужчина был мертв. По-настоящему. Будучи некромантом, я могла отличить смерть от любого притворства, сна или болезни, и сейчас в кресле на сцене находился труп.
Ничего себе начало! Это что за показательное самоубийство?
Я почти в панике покосилась на Арта, но лицо того по-прежнему ничего не выражало. А сцена уже повернулась, открывая совсем другую картину, и я невольно переключилась на нее.
Здесь все было с точностью наоборот: яркий освещенный зал в белых драпировках и множество белых роз в белоснежных фарфоровых вазах. А сцена заполнялась радостными смеющимися людьми в белых праздничных нарядах, и только в центр вышел единственный мужчина, одетый в строгий черный костюм. Жених, что ли?
Не успела я толком удивиться, как эта мысль полностью подтвердилась: грянула торжественная музыка, и на сцене показалась сама невеста. Пышное кружевное платье и длинная полупрозрачная, почти невесомая фата, подчеркивали изящную красоту девушки. Но почему к своему жениху она идет так медленно и печально?
Мы досмотрели церемонию до конца, но в тот момент, когда жениха с невестой объявили мужем и женой, на сцене появилась еще одна фигура в черном. У меня екнуло сердце – это был тот самый мужчина, который покончил с собой в предыдущем сюжете! Но он точно был мертв! Как такое может быть? Иллюзия? Или…
Я снова бросила быстрый взгляд на Арта. Неужели они могут умереть и ожить?
Тогда этот театр действительно лучший, раз здесь могут показать реально не только жизнь, но и смерть. Но зачем это ради простой игры?
Мужчина, тем временем, что-то выкрикнул молодоженам, и убежал со сцены, под общие вздохи. Что ж, в актерах я разобралась, теперь осталось разобраться в смысле того, что здесь происходит.
А следующий поворот сцены вновь открыл совершенно иной сюжет: пурпурные драпировки и освещение, в мельчайших деталях отрисованный закат и открытую галерею розового мрамора. Неспешным прогулочным шагом на сцену вышли две девушки, в одной из которых я узнала Милену. Надменная вампирша была в роскошном платье цвета спекшейся крови. Вторая выглядела поскромней, смущалась, в бледно-розовом, почти целомудренном наряде. Хм, вроде, это та самая невеста?
Девушки спорили. Милена пыталась что-то доказать, а ее спутница только отрицательно качала головой, не веря словам о предательстве. Смысла их разговора я не понимала. Какое предательство? О чем они говорят вообще?
– Ты так уверена в нем? – Не выдержав, воскликнула в этот момент Милена. – Что ж, я не хотела причинять тебе боль, но мне не остается ничего другого. Смотри же!
Она вытащила из-под манжетки тонкий расшитый платок и почти бросила его девушке. Та вцепилась в кусочек ткани, как-то разом сникнув.
– Не может быть, – шептала она еле слышно. – Не может быть…
– Ну? Теперь ты веришь? Отдал бы он платок, если бы так дорожил тобой?!
Под обличающим взглядом Милены девушка разрыдалась. Теперь она уже не имела сил спорить, и дальнейшие уговоры были недолгими. Наконец, девушка подняла на Милену заплаканные глаза.
– Хорошо, – сказала она. – Я выйду за него замуж. Свадьба будет.
Свадьба? Это та, которая в предыдущем действии была? Так тут чего, все в обратном порядке показывают?
С этой мыслью я в ожидании уставилась на сцену, которая снова поворачивалась. И предположение оправдалось. Изначально никак не связанные, сюжеты постепенно стали складываться в единую картину, как кусочки сложнейшей мозаики. С каждым таким сюжетом приходило все больше понимания, что же случилось, что происходит, и происходило. Это была история, рассказанная от конца к началу, от кульминации и финала к завязке, история предательства, любви и коварства в ярких цельных отрывках. И история эта настолько меня увлекла, что под конец я уже не обращала внимания ни на что, взгляд был полностью прикован к сцене.
Последний сюжет был весенне-яркий и позитивный. Девушка и молодой парень мечтали, строили планы, рассуждали, как все у них будет хорошо. Мирная картина и знание того, как все будет на самом деле, породили во мне такое чувство двойственности, что я едва не расплакалась.
Спектакль закончился. Упал занавес и в зале зажглись магические светильники. А потом на сцену вышли актеры с Тронычем во главе, и зрители стали вставать, встречая их бурными аплодисментами. Хлопала и я, долго и искренне.
Театр Вампиров действительно был лучшим. И теперь никакие воспоминания о напавшей на меня днем вампирше не могли испортить впечатления о вампирах в целом. В этом Арт тоже был абсолютно прав – нельзя оценивать всю расу по одному-двум ее представителям.
Мы вышли из зала, спустились по лестнице, но направились не к выходу, а вглубь здания по уже знакомому мне коридору. Теперь здесь, впрочем, было куда оживленнее: вампиры бегали с какими-то коробками, тюками, а один раз я даже заметила вдалеке скелета, тягавшего здоровенный щит одной из декораций.
Внезапно прямо перед нами резко распахнулась дверь, и оттуда выскочило невысокое рыжее нечто, едва не сбив меня с ног.
– Ой, – Шаад в последний момент отскочила обратно к двери. – Извините.
– Когда ж ты перестанешь бегать-то? – Арт вздохнул.
– Да я это, – Шаад слегка смутилась. – А вы Троныча что ли ищите? – Резко сменила тему она.
– Именно.
– Так он здесь, – махнула на открытую дверь вампирша. – Декорации разгребает.
– Вот и хорошо. Тогда я ненадолго к нему, а вы тут подождите, – сказал Арт и скрылся в указанной Шаад комнате, прежде чем я успела и рот открыть.
Ну, здорово. Надеюсь, он и в самом деле ненадолго. Я вдруг поймала заинтересованный взгляд вампирши.
– Я наблюдала за тобой, – внезапно сказала она. – Ты очень благодарный зритель, так переживала…
– Меня спектакль потряс с самого начала, – смущенно ответила я. – Это самоубийство… я такого просто не ожидала.
– Да, Троныч любит приковать зрителя к сцене, – Шаад хихикнула. – И это, кстати, еще не самое эффектное начало.
– Что-то мне пока не хочется знать о более эффектных, – я поежилась. – Вообще, интересно, этот ваш актер, он не боялся умереть?
– Рядом с Тронычем? Нет, конечно, – вампирша снова улыбнулась. – Рядом с Высшими мы ничего не боимся.
– Почему?
– Высшие для нас и мать, и отец, мы обязаны им всем, – ответила она. – Если Высший скажет, и умрем за него и ради него. А будем достойны, нас вернут к жизни обратно. Мирион, как видишь, достоин.
– Ничего себе, – я с изумлением покачала головой. – Интересные у вас порядки… и все-таки, умирать на сцене, просто ради спектакля? Зачем?
– А зачем вообще все это? Вся наша жизнь – зачем? – Вопросом на вопрос ответила Шаад и посмотрела на меня внезапно постаревшим, тяжелым взглядом. – Мы живем, чтобы умереть, Тень. А умираем, чтобы жить вечно. Морана – неизбежность, ее нет смысла бояться. Ни мне, ни тебе, тем более на тебе ее знаки.
– Да я и не боюсь, – выдавила я. – Кажется.
– Кто ты? – Вдруг спросила Шаад.
– Некромант, – неожиданно для самой себя призналась я.
– А не похожа, – вампирша задумчиво покусала губу. – Хотя, ты и не должна быть обычной, раз тебя Артур привел.
– С чего это?
– Он редко приводит гостей. На моей памяти, лет за тридцать всего пару раз, и тех, кого он приводил, нельзя было назвать…
– Тридцать? – Перебила я удивленно. – Сколько же тебе лет, Шаад?
Вампирша только ухмыльнулась во все клыки, но не сказала ни слова.
– Общаетесь? – Голос вернувшегося Арта лишил меня возможности дальнейших расспросов.
– Так, по мелочи, – кивнула Шаад. – О своем, о женском.
– Понятно. Ну, надеюсь, ты не против, если мы пойдем? Тени завтра ра-ано вставать, – Арт усмехнулся, а я только губы поджала.
– Конечно, – Шаад посмотрела на меня. – Приходи к нам еще, Тень. Театру нужны такие зрители.
– Спасибо, – искренне поблагодарила я. – Если у меня появится такая возможность, обязательно приду.
Мы простились с вампиршей, и вскоре уже удалялись от самого странного театра, который я когда-либо видела.
На улице уже совсем стемнело и изрядно похолодало. Порывистый ночной ветер так и норовил забраться под одежду, так что я, поежившись, пожалела о том, что теплый балахон остался в таверне.
– Мерзлячка, – хмыкнул Арт.
– А тебе что, не холодно, что ли? – Буркнула я.
– Мы не мерзнем, Тень, – ответил он.
– Везет ведь, – я с завистью посмотрела на Арта, но вампир был в самом благожелательном настроении и на мое недовольство никак реагировать не хотел.
Что ж, быть может, тогда он прояснит для меня кое-что?
– Арт, можно вопрос? – Уточнила я на всякий случай.
– С каких это пор ты об этом спрашиваешь? – Удивился он. – Задавай, конечно.
– Эта Шаад, кто она?
– Вампирша обычная, – Арт равнодушно пожал плечами. – Не Высшая, в подчинении у Троныча находится. А что?
– Просто… – я замялась, – она выглядит как ребенок, но говорит так, словно ей под сотню лет.
– Ну, и в том и в другом ты не ошиблась.
– Но как? – Я охнула.
– Обычно организм вампира замирает в развитии годам к тридцати. У Шаад это произошло несколько м… раньше, – пояснил Арт. – Такое редко, но бывает. Грент знает, почему.
– Понятно, – протянула я, хотя понятного было мало. – Кстати, Арт. Почему, если в театре играют только вампиры, он находится здесь, в Кровеле? Почему бы ни выделить им здание, например, у вас в Вайленберге? Или в каком другом городе вампиров? Жалко, что ли?
– Не жалко, конечно, – Арт мотнул головой. – Я бы с удовольствием, но театру кроме здания нужна публика. Ты сама видела, насколько она разнообразная. И в граничном городе ее собрать куда легче, нежели у нас.
– Хм, ну это-то да.
– Ну а в целом-то, ты как, театром довольна? – Вампир посмотрел на меня. – Не жалеешь, что я тебя буквально силой туда затащил?
– Арт! – Возмущенно пискнула я.
– Что? – Тот ухмыльнулся.
– Ничего не силой, я сама!
– Ну-ну. И все же, понравилось тебе?
– Очень, – честно призналась я. – Никогда ничего подобного не видела.
Впечатления хлынули сплошным потоком, так что остаток дороги я говорила и говорила, а Арт только слушал и довольно улыбался. Мы почти подошли к таверне, как вампир внезапно остановился.
– Внутрь я, пожалуй, заходить не буду, – на мгновение прищурился он. – Так что пожелаю тебе удачной практики здесь. И постарайся больше не попадать в неприятности, а то меня рядом может и не оказаться.
– Спасибо, – я благодарно посмотрела на Арта. – И за помощь, и за театр.
Взгляд вампира внезапно дрогнул и снова неуловимо изменился. Он притягивал, манил, и я вдруг поняла, что ничего не могу с этим сделать, да и не хочу…
Но в этот момент Арт резко развернулся, и странное очарование исчезло.
– Удачи, Тень, – не оборачиваясь, глухо произнес он. – Ари передавай привет. Скажи, он был прав.
Озадачив меня таким образом, он быстрым шагом направился прочь по ночной дороге.
– Пока, Арт, – растерянно попрощалась я с его спиной, и двинулась к «Золотому Индюку».

* * *

Едва открыв дверь комнаты, я застыла на пороге: в ее темноте полыхали демоническим светом два янтаря. Ари сидел на моей кровати с крайне недовольным видом.
– Заставила ты меня понервничать, – сухо сказал он.
– Арт не хочет моей гибели, – буркнула я, все же проходя внутрь. – Он обещал, что все будет в порядке, и слово свое сдержал.
– Тень, он вампир.
– И что? Мне теперь из-за одной сумасшедшей упырихи их всех теперь во враги занести? – Я разозлилась. – В конце концов, Арт мне жизнь спас дважды, да я ему после этого больше чем людям верю!
– Веришь? – Взвился вдруг Ари. – И умереть за него готова?!
– С какого лешего?
– С того, что только твоя смерть оживит их предка!
– Как… как это? – Я с непониманием посмотрела на эльфа.
– Вот так! Для того чтобы оживить Грега, нужна кровь Велиара! Ты – его потомок, ты прошла его путь, на тебе его кольцо, и, как ты сама говорила, просыпается его память! И после этого ты думаешь, что тебя просто так светлые убить пытаются? Да ничего подобного! Они просто не хотят допустить возвращения кровавого тирана! И то, что сегодня на тебя нападала вампирша, еще одно тому подтверждение!
Я медленно села на кровать. В голове было пусто, после слов Ари, все мысли и чувства как-то разом исчезли. Ведь он прав, все события моей жизни стали складываться одно за другим, и озаряться ясностью.
Запреты бабушки. Светлые с кинжалами. Торжественное лицо Всеслава… получается, у меня с самого начала не было выбора? Нет, Анхайлиг говорил, что был. Но настолько условный, что поступить по-другому я бы все равно не смогла.
«Кровь подобного ему…» – всплыли слова Миранды, и теперь я понимала их полностью. Подобного! Конечно, куда еще больше? Должна была стать светлой, а приняла тьму! Прирожденный, по словам Магистра Зевса, боевой элементалист, оказалась на факультете Некромантии. Да это один в один дорога Велиара! И после всего этого я еще удивляюсь чему-то?
Тихий смех Многоликой. Вот она-то точно знала, что произойдет.
Давние слова светлого о большом зле… да лучше бы он меня тогда и убил!
– Арт ведь об этом не знает, – тихо сказала я.
– Пока не знает, – поправил Ари. – Извини, я знаю, что тебе неприятно и больно это слышать. Но лучше я скажу тебе это сейчас, чем потом буду смотреть на твой хладный труп. В общем, завтра утром с вещами на выход. И, надеюсь, у тебя хватит ума больше не своевольничать.
Эльф быстро вышел, а я равнодушно кивнула ему вслед. Еще недавно я была почти счастлива и в какой-то момент даже стала верить, что все наладится. Но после слов Ари все мечты рухнули, разом, не оставив и маленькой надежды. Перед глазами возникло лицо Арта. Мой друг, мой враг…
Внезапно разом вернулись чувства, и я на мгновение задохнулась от боли и горечи.
– Несправедливо! – Крикнула я в пустоту и уткнулась в подушку, не в силах сдерживать слезы.
 

Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [1 Голос]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Авторизация
Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Голосование
Что для вас важнее в книге?

Красивые описания местности.
Красивые описания местности.
0% [0 Голосов]

Хорошо прописанные диалоги.
Хорошо прописанные диалоги.
17% [17 Голосов]

Насыщенный внутренний мир героев.
Насыщенный внутренний мир героев.
53% [55 Голосов]

Боевые, динамичные сцены.
Боевые, динамичные сцены.
22% [23 Голосов]

Развитие любовной линии.
Развитие любовной линии.
8% [8 Голосов]

Голосов: 103
Вы должны авторизироваться, чтобы голосовать.
Начат: 09/05/2012 19:54

Архив опросов
Сейчас на сайте
· Гостей: 1

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 514
· Новый пользователь: Belikova
Счетчик

Яндекс цитирования
Фин.помощники